Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Страсти буддийского монастыря

Как проходит день ламы читинского дацана

Владимир Лактанов
6 мин
Батор лама. Фото Веры Чеботаревой
Корреспондент «Русской планеты» побывала в читинском дацане, где провела день с одним из монахов храма «Дамба Брайбунлинг».
Очищение дорог от препятствий
У небольших домиков на территории читинского дацана, чтобы попасть к астрологу, к звездочету или за советом к ламе, с самого утра стоят очереди. Даже в то время, когда служители храма еще не принимают.
День Батора ламы начинается с восходом солнца. Как и его собратья, он живет на территории дацана — в паре шагов до главного храма.
– Солнце уже высоко по нашим меркам, — говорит Батор лама. — Через пять минут, ровно в 7:00 утра, мы начитываем священные мантры по книге «Кадон». Это традиционный ежедневный молебен. Произнося его, мы как бы обращаемся к Будде, просим, чтобы у всех живых существ все было хорошо, и чтоб они не забывали друг о друге. Этот молебен необходимо зачитывать в одиночестве, подождете меня у храма?
Ожидание затянулось более чем на полтора часа. На время чтения мантр на территории дацана — абсолютная тишина. Молчит огромный колокол у храма, не слышно ритуальных песен. Все будто ждет полного восхождения солнца и начала нового дня.
– Вы устали ждать, наверное? — окликнул меня Батор лама, выходя из храма. — Это долго обычно, я и предупредить забыл.
Один за другим домики покидают служители храма в бордово-желтых сари.
– Сейчас еще один утренний ритуал. Дежурный лама будет читать молебен Сахюусан, — объясняет Батор лама. — Примерно 2700 лет назад, когда Будда стал Буддой, он написал в своих учениях о том, что люди должны помогать друг другу и помнить о тех, кто им помог. Молебен Сахюусан как раз произносится для того, чтобы все живые существа на земле заботились и помнили друг друга.
Присутствие прихожан на этой молитве разрешается. Со стороны обряд напоминает массовую медитацию: слушая молитву одного из лам, служители усаживаются в центр храма в позу лотоса, и, кажется, погружаются в транс: глаза закрыты, тело расслаблено, даже дыхание замедленно — момент осмысления того, чем предстоит насытить день.
К завершению чтения Сахюусана храм уже наводнен прихожанами: кто-то скупает в местной лавке сувениры, кому-то интересно расписание праздничных служений на предстоящий месяц, кто-то просто наслаждается нарядным убранством дацана, прогуливаясь по основной зале святилища. Но все-таки большинство из визитеров принесли в «Дамба Брайбунлинг» свои беды, заботы и вопросы, ответы на которые самостоятельно не могут найти.
– С тех пор, как наш дацан открыл свои двери (В 2010 году. — Примеч. ред.), не было ни единого дня, чтобы мы не принимали людей. Каждый может прийти к ламе пока не село солнце и пробыть в домике со служителем столько, сколько потребуется. Некоторые по три часа сидят и делятся своими горестями. Мы стараемся всех выслушать до конца и всем помочь, — рассказывает Батор лама.
Мне понятно, что любовь к ближнему, стремление к гармонии — основа вашей религии. Но все мы люди, неужели нет усталости, чувства какого-то раздражения и личного отношения к той проблеме, которую человек принес? Ведь бывают глупые, надуманные причины для расстройства?
– Знаете, когда человек плачет, ему плохо! И не важно, согласен я с причиной его чаяния или нет. Он плачет, значит, внутри что-то болит, — отвечает Батор лама. — В священных сутрах написано: «Все живые существа были когда-то друг другу матерью». Слышали же о перерождении? В прошлых жизнях все мы были матерями друг другу. Всякое живое существо. Даже комар, мошка в одной из прошлой жизни были матерью вам или мне. А вы как к своей маме относитесь? С любовью же? Или как мама относится к своему ребенку? Вот. И мы стараемся ко всем, кто к нам пришел, отнестись как к матери или как к ребенку.
То есть прихлопнуть комара или муху для вас немыслимо?
– Только если случайно. Я вам сейчас одну историю расскажу, а вы подумаете. Однажды в Индии по берегу моря шел молодой мужчина. Солнце уже наполовину закатилось за линию горизонта, начинался прилив и горячий воздух, остыв, уже не жег кожу, а гладил. Он наслаждался нежностью уходящего дня. В голове были добрые мысли. Навстречу ему шли девять таких же молодых людей. Поравнявшись с ним, они набросились на мужчину и сильно избили его. Просто так. Казалось, без причины. Избили и пошли дальше. Он сильно пострадал. Когда лежал в больнице, его родственники обратились к оракулу, чтобы узнать, почему это случилось с близким им человеком. Оракул, войдя в состояние транса, увидел, что много-много жизней назад те девять человек, которые покалечили мужчину, были мухами, которых он, так же в прошлой жизни, убил одним махом. В этой жизни они просто вернули ему долг. У всего есть причина и следствие. И вы об этом помните.
Рассказывая одну за другой поучительные истории, Батор лама то и дело поджигает какую-то траву в золотистой пиале. Густой голубоватый дым наполняет комнату, воздух становится мутным, пахнет хвоей и вместе с тем чем-то сладким.
Зачем вы все время поджигаете что-то?
– Нам, ламам, нельзя испытывать привязанность даже на уровне обоняния. А от вас духами пахнет, — улыбается Батор лама.
Разговор все время прерывают люди, по очереди заглядывающие в комнату, где обычно принимают посетителей.
– Народу, наверное, уже много собралось. Надо принимать, слушать, — говорит Батор лама. — Вы можете сидеть рядом со мной, но я не знаю, захотят ли люди рассказывать о своих бедах, когда со мной посторонний.
На улице действительно толпились люди. Длинная очередь растянулась вдоль узкой тропинки на несколько метров.
Первые несколько посетителей и правда отказались делиться тем, что их тревожит, в присутствии третьего. Я вышла наружу и разговорилась с одной из прихожанок.
– Я часто прихожу сюда. У меня зрение почти пропало за последние пару лет после автокатастрофы. Столько операций уже пережила. И с дочкой проблемы — замуж вышла неудачно. К ламе пришли сегодня вместе с ней, — рассказывает женщина. — Мы сами православные, но, я вам скажу по секрету: в православный храм редко хожу, да и нет какого-то удовлетворения душевного от общения со священниками. Хочется душу свою открыть и чтобы кто-то, близкий к Богу, помог, поддержал, посочувствовал. В церкви я не нахожу для себя этого. А здесь… Тут никто никого не корит. Когда выхожу от ламы, мне так хорошо. Как будто воздуха в легких больше, как будто светлее и чище все становится вокруг.
Женщину с дочерью Батор лама принял примерно через четверть часа.
– Недолго ждали сегодня, — улыбаясь, сказала посетительница. — Я к вам, Батор лама, с той же просьбой: ложусь на операцию в будущем месяце. Помолитесь, откройте дороги наудачу. Врач сказал, что эта попытка последняя, если после операции слепота будет прогрессировать, не поможет уже больше ничего. Не допустите!
На столе ламы множество шкатулок, обшитых пестрым шелком, золотистых розеток, миниатюрных металлических вазочек, в каждую из которых воткнут затейливого плетения веничек из каких-то травинок и павлиньих перьев; рядом блюдо со сладостями и много-много рукописных книжек в потертых переплетах.
– Все это мне пригождается для проведения обрядов. В коробочках — благовонья и ритуальные травки, веерами и веничками разгоняется дым и очищается воздух, — объясняет Батор лама. — Это все создает атмосферу, которая помогает настроиться на гармонию, равновесие и найти ясность.
Держа в руках небольшой золоченый колокольчик, лама начал читать молитвы. Распевно, громко под звон колокольчика, то пристально глядя в глаза собеседнице, то опуская веки.
Загадочный и завораживающий ритуал длился около 40 минут. Время от времени лама прекращал чтения молитвы, перебирал цветные камушки, перелистывал рукописные страницы книг.
– Это был обряд очищения дорог от препятствий, — сказал Батор лама, когда посетительница вышла. — Сейчас у нас время обеда. Пойдемте, угощу.
Три порока
Не все ламы уединяются для принятия пищи одновременно. Уходят посменно, чтобы в каких-то из домиков все-таки продолжился прием гостей.
– На обед у нас сегодня бульон с лапшой, на второе яичница, мясо, овощи, — сообщает лама. — Мы едим такую же пищу, как и все.
А как же мясо? Ведь это убитое животное. А вы и комара не убиваете, разве это логично?
– У нас здесь такой климат. Если мы не будем есть мяса, заболеем. Одного из наших лам забрали несколько лет назад в индийский дацан служить. Через два года он вернулся сюда. Такой худой, больной. Они же не едят мяса. Там коров убивать нельзя. А он не смог на одних овощах и рисе, болеть начал. Сюда как приехал, опять стал мясо кушать и поправился потихоньку. И потом, этих животных убиваем не мы. Мы живем с подношений, то есть подаяниями. А это другое.
Вам нравится тот путь, который вы выбрали?
– Да. Когда я учился в восьмом классе, один лама сказал моим родителям, что меня нужно отдать в дацан. После восьмого класса меня привезли в Агинский дацан «Дэчен Лхундуюлинг», — вспоминает Батор лама. — Там учитель посмотрел на меня и сказал: «Давай-ка ты придешь к нам после девятого класса!». Увидел, что я еще был не готов. И так, не поверите, три раза я приезжал и все на год откладывали. Только по окончании школы меня приняли в дацан и я стал хубараком (Учеником, послушником. — Примеч. ред.). Еще через год меня приняли на философский факультет в дацане, а позже отправили в Улан-Удэ. Там я десять лет учился на факультете калчакры тантры. Это как бы изучение колеса времени, учение о цикличности, ритуальным танцам там же учат, построению песочной мандалы — дворца обетованного Божества. Из священного песка и камней, которые привозят с Байкала строится песочная мандала. Это делается для того, чтобы местность, на которой она построена, процветала. Ведь мы с вами, люди, потребители. Мы пользуемся природой и ничего не отдаем взамен. Молитвы у священной песочной мандалы произносятся природе в благодарность от всех живых существ. Что мы ее не забываем и чтим. Этому всему я учился почти одиннадцать лет, после чего стал называться ламой.
Обед за увлекательной беседой пролетел незаметно. За час отсутствия на улице скопилось еще больше народа. Теперь не только у домиков лам, но и у мягкой юрты соорудили за время нашего отсутствия.
– О, это приехал наш главный, настоятель Баир лама. Он очень сильный лама. К нему сейчас большинство гостей будет стоять. Он приезжает сюда нечасто. В основном в Угданском дацане принимает, но это ведь далеко, поэтому иногда выбирается сюда, чтобы все, кто желает, могли попасть к нему.
Пока не начало садиться солнце Батор лама принимает гостей. Один за другим в домик заходили люди: кто-то со слезами на глазах, кто-то в предвкушении какого-то радостного события в своей жизни.
– Я не люблю своего мужа, лама, — жалуется монаху молодая посетительница. — И у меня есть другой человек, с которым мне хочется жить. Но с супругом у нас общий ребенок, который нуждается в отце, любит его. А я не знаю, что делать! Он так меня раздражает, я видеть его не могу, все время ищу повод уйти из дома к тому, кого люблю. Как поступить, лама?
– У нас есть четыре основных чувства: слух, зрение, обоняние, осязание. Но они не навсегда с нами, — отвечает Батор лама. — Тебе нравится слышать того, кого ты любишь, когда ты смотришь на него, тебе радостно, когда он трогает тебя, ты испытываешь наслаждение, когда ты вдыхаешь его запах, он тебя пьянит. Когда-то так было и с твоим мужем, но это прошло. Все эти чувства — временные. Они не могут быть с тобой вечно. Когда-то ты умрешь. А ребенок с тобой навсегда. И когда тебя не станет, он останется, родит своих детей, они своих. И будет жизнь. Ребенок важнее всего. Сейчас ты вкушаешь плоды трех пороков: неведенья, страсти и гнева! Неведение — это отрицание того, что необходимо и того, как правильно, страсть — это твое желание обладать другим человеком, твоя от него зависимость, но самый страшный порок из трех — гнев! Он автоматически сжигает все доброе, что ты сделала за свою жизнь. Один приступ гнева, который ты выливаешь на мужа, уничтожает все добро, которое ты принесла в этот мир за тысячи своих перерождений. Вот почему после приступа гнева болит голова, и трясутся руки. Ты выгораешь изнутри. Иди домой к семье и победи в себе пороки. Твой ребенок важнее всех страстей, которые были и которые ты еще будешь испытывать.
К половине девятого вечера сумерки прикрыли окрестности дацана каким-то полупрозрачным покрывалом уставшего за день воздуха. Постепенно растворилась толпа.
– Вот таков мой день. Все дни одинаковы, разные только истории и боль, с которой приходят люди. Весь смысл жизни ламы — в помощи ближнему. Сейчас в храме будет молебен Согчел. Мы будем просить у Будды счастья и мира для всех живых существ. А после уединимся в своем жилище, чтобы обдумать прошедший день. Понять, что сделали неправильно, какие были ошибки. Дня без ошибок не бывает и над собой надо работать все равно. Так когда-то завещал нам Будда. Этому я учился в течение месяца ретрита после получения сана, когда медитировал в одиночестве 30 дней и ночей, не общаясь ни с кем. И все равно каждый вечер я сознаю, что над собой нужно много работать, чтобы достичь состояния Будды, когда он осознал, что человек приходит в этот мир, чтоб пережить четыре состояния: рождение, старение, болезнь и смерть. Каждый день ко мне приходят люди и говорят об одном, другом, третьем и четвертом. И каждому же я стараюсь объяснить, что вся жизненная суета бренна, что удел жизни земной — в страдании, и гармония постигнет лишь того, кто примет это как дар и понесет его с легкой душой и чистыми помыслами.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин