Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Мачта — это алюминиевая труба от поливальной установки»

Судостроитель-любитель рассказал «Русской планете» о том, как превратить детскую мечту в профессиональное увлечение
Елена Коваленко
6 мин
Павел Шмаков. Фото: Наталья Решетняк
У центрального причала Геленджика стоит небольшая белая яхта «Таити». Вокруг нее — несколько десятков таких же прогулочных яхт, поэтому с первого взгляда трудно оценить ее уникальность. На «Таити» нет экипажа, работает один капитан — Павел Шмаков, который вполне вписывается в образ мореплавателя-одиночки.
Для него яхты — не роскошь, а дело всей жизни. Своими руками он построил и отреставрировал десяток яхт, которые сегодня можно увидеть в поселке Лазаревское, Новороссийске и на Азовском море. Каждый курортный сезон он работает в Геленджике — катает туристов. Павел Шмаков рассказал корреспонденту «Русской планеты» о том, как он строит яхты и какие имена им дает.
«Морем я заболел в 10 лет»
Девять утра. Мы с Павлом Васильевичем и группой туристов выходим на трехчасовую прогулку в открытое море. Сегодня объявлено штормовое предупреждение из-за аномальной жары, но в утренние часы погода стоит чудесная: полный штиль, тишина и пока еще ласковое солнце.
Капитан быстро отшвартовывает яхту, заводит мотор, и она неспешно отходит от берега.
По пути я внимательно разглядываю детали яхты «Таити», чтобы найти приметы ее кустарного производства, но не нахожу. Мачта как мачта, деревянный штурвал, пластиковые борта, в носовой части расположена небольшая каюта, где есть стол, умывальник и спальное место. Эта семиметровая яхта — предпоследнее творение Шмакова — служит ему уже четвертый год. Она была построена на собственной домашней верфи, которая расположена в огороде его дома в поселке Пляхо Туапсинского района. Спустя полчаса мы оказываемся прямо в открытом море. Туристы, долго не раздумывая, одевают спасательные жилеты и ныряют в воду. Рядом с нами проходят другие прогулочные яхты и катера. Экипажи судов здороваются с Павлом Шмаковым. Называют его дядей Пашей. Неожиданно мимо проходит катер «Пограничник». По морю проходит сильная волна, нарушая штиль и мои вестибулярные функции. Через несколько минут вода успокаивается.
– Павел Васильевич, а с чего началось ваше увлечение судостроением?
– Морем я заболел в 10 лет. Однажды мама отправила меня в пионерлагерь в Хабаровск. Там я начал ходить в кружок судомоделирования, который вел замечательный преподаватель. Он увлек меня этим делом настолько, что уже через год я каждое лето подрабатывал у него инструктором и даже получал зарплату в 40 рублей.
– То есть выбор профессии для вас был предопределен?
– Да. В 14 лет я поступил в Хабаровское речное училище, где получил специальность «слесарь-судоремонтник». Началась взрослая жизнь. Работа в разных уголках Дальнего Востока и Севера страны, затем женитьба, рождение детей.
– Но увлечение судомоделированием не проходило?
– Никогда. Когда мы оказались на Чукотке, я работал в портофлоте морского порта «Эгвекинот». В свободное время вел кружок судомоделирования в местном Доме пионеров. Как-то мой друг нашел на территории автобазы в кузове старого прицепа разбитый корабельный вельбот. Рассказал мне о своей находке, и мы решили — будем восстанавливать.
«Пеликен»
За семь копеек Павел Шмаков купил в родном порту грузовик досок из красного дерева, которые использовались для сепарации некоторых грузов. Уже позже он узнал, что эта порода красного дерева называется «кумару», и стоит она в наше время очень недешево.
Спустя несколько месяцев старый вельбот был полностью обшит красным деревом, изнутри пропитан олифой и снаружи покрыт лаком.
– Нам оставалось придумать, из чего сделать матчу и парус. И вдруг мальчишки притащили старую радиоантенну с местной военной части, — продолжает рассказ Павел Васильевич. — Эта конструкция и стала мачтой на нашей лодке. А для паруса придумали использовать достаточно плотную ткань — тик, из которой в то время шили наперники на подушки. Такой парус мог спокойно прослужить год. Хотя более крепким материалом считалась ткань для плащ-палаток.
Первую в своей жизни яхту Шмаков назвал «Пеликен», что в переводе с чукотского означает «добрый дух тундры».
«Джонсик» и «Рива»
Вскоре в стране началась перестройка. Жить на севере стало сложно. Павел Шмаков вместе с супругой и четырьмя детьми переехал в станицу Должанскую, расположенную на Азовском море.
Чтобы суметь прокормить семью, он открыл сапожную мастерскую. Это ремесло он освоил еще на Чукотке, где в период распада СССР держал сапожный кооператив по пошиву национальной чукотской обуви.
Но страсть к судостроению не давала ему покоя. Павел Шмаков решил строить свою вторую яхту.
Домашняя судоверфь разместилась на заднем дворе дома, под большим навесом.
Лодка получилась небольшая — пять метров в длину. Название ей мастер придумал быстро — «Джонсик».
– Был такой пират Поль Джонс, который служил Екатерине Великой, я как раз о нем книгу прочитал. Называть маленькую лодку Поль Джонс было слишком громко, а Джонсик — нормально, — объясняет Павел Васильевич.
– Вторая лодка была также построена исключительно для души?
– Верно. Периодически я выходил на ней на прогулки в Азовское море. Как-то в одну из таких прогулок я встретил Валентина Гловацкого, который шел по Азову на самостоятельно построенном катамаране. Мы с ним решили устроить импровизированные гонки, в которых в итоге победила дружба. На берегу Валентин Борисович рассказал, что занялся строительством большой яхты длиной в восемь метров. Но так как он жил в Ставрополе, то перед ним встал вопрос, где найти помещение для дальнейшего строительства. Я предложил достраивать у меня. Он согласился, и мы продолжили работу вместе.
– То есть это была ваша третья яхта?
– Да. Ее также удалось построить очень быстро, всего за год. Новое судно назвали «Рива». Однако когда восьмиметровую красавицу спустили на воду, выяснилось, что яхта получилась немного кургузая, и ее забрасывало на волне. Поэтому через год мы ее немного переделали — добавили метр длины и поставили еще одну матчу. Сходили в рейс, но потом ее пришлось продать. После покупки ее переименовали в «Фаина».
– А с «Джонсиком» что стало?
– Я ее подарил местным рыбакам, когда мы занялись строительством яхты «Рива».
– Много ли таких мастеров как вы на Черноморском побережье?
– Мастера есть, но они не востребованы. Спроса нет. Объясняется это тем, что люди состоятельные заказывать яхты не будут, они покупают их за границей. А бедным такое удовольствие не по карману. К тому же, одно дело яхту приобрести, а второе — куда ее поставить. У нас нет безопасных стоянок для яхт, как в той же Европе. Держать яхту без присмотра команды невозможно, так как в случае шторма вы ее просто потеряете. Значит нужно держать экипаж или самому на ней постоянно находиться. То есть человек должен изменить образ жизни и с земными корнями расстаться. На это решиться не каждый может. А второе — стоянки у нас не бесплатные, следовательно, нужно на яхте работать.
– Сколько в среднем стоит построить яхту?
– По-разному. «Таити», например, очень бюджетный вариант. Мачта — это алюминиевая труба от поливальной установки «Фрегат», вентиляторы — это крышки от суповниц, а штурвал — это шкив от стиральной машины, обшитый деревом.
– То есть, проблем с материалами у вас нет?
– Чтобы начать строить яхту, нужна стопка фанеры и доски. Для обшивки используется стеклоткань и эпоксидный клей. Все материалы наши отечественные. У нас сейчас замечательные предприятия в Москве делают все эти компоненты, импортное покупать смысла нет. Это в советское время купить оцинкованные шурупы считалось за счастье. Самое сложное в нашем деле — найти деньги.
– Проекты вы сами разрабатываете?
– В судостроение популярен метод аналогов. Как строят большие корабли? Редко когда их строят с нуля. Например, вам нужно построить танкер. Зачем напрягаться, тратить время и деньги на конструкторов, когда можно посмотреть, что из предыдущих кораблей вам подходит. Вы берете аналог и начинаете строить. При этом можете задать свои параметры — длину, ширину и прочее, а конструкцию не менять. Я в своих работах использовал проекты американского конструктора Дадли Дикса.
– Получается, чтобы построить яхту, нужны знания, деньги, материалы, время, место. Но также, наверное, требуется какое-то особенное оборудование?
– Все необходимое оборудование у меня есть дома. Это токарный станок, деревообрабатывающее оборудование, аргоновая сварка и масса ручного электроинструмента.
«Тетис»
После того, как Шмаков закончил достраивать яхту «Рива», его нашли двое ребят и попросили восстановить восьмиметровую яхту, которую они за бутылку водки подняли со дна Каспийского моря. Один из мужчин оказался кандидатом физических наук Александром Каклюгиным, который в то время был совершенно не востребован в России, но которого заметили французы и активно приглашали для работы в области внедрения технологии холодной плазмы. Оказалось также, что ученый является яхтенным капитаном с большим опытом плавания по Азовскому, Белому и Каспийскому морям. Следующей мечтой физика стало путешествие на яхте «Тетис» по южным морям. Он хотел, чтобы судьба яхты соответствовала ее названию.
– Это было полностью сгнившее судно, от которого осталась одна пластиковая скорлупа. Честно сказать, сейчас за такое я бы не взялся, — вспоминает Шмаков. — Ребята сказали, что полностью профинансируют строительство. И я согласился. На создание двухмачтовой шхуны «Тетис» ушло два года.
Лодка получилась отличная. Правда, очень скоро ее пришлось продать, так как Александр Каклюгин переехал жить во Францию. Сейчас яхта работает в поселке Лазаревском.
– Вам удалось хоть один раз выйти в море на «Тетисе»?
– Да. И даже попасть в сильный шторм. В то время я как раз познакомился со священником, отцом Сергием — настоятелем Свято-Ольгинского храма поселка Ольгинка Туапсинского района. Батюшка увлекался морем, и кто-то ему продал судно, название которого в переводе с английского означало «сумасшедшая скорость». Но о сумасшедшей скорости там и речи не шло, это было просто разбитое корыто. Меня попросили помочь священнику. Тогда я предложил ему сходить с нами в море на «Тетисе». Он согласился, но перед нами встала проблема: как выкроить время между литургиями? Решили выйти в море в воскресенье вечером. И уже ночью мы попали в шторм. Мало того, что дул дикий ветер, так еще с неба летел град в виде сосулек, наполненных водой размером с карандаш. Море стало темно-зеленым и «волосатым», потому что эти градины, падая в воду, образовывали фонтанчики. В общем, нас положило парусами на воду и сильно потрепало в ту ночь. Но на утро ветер стих, море и небо успокоились. Мы очень сдружились с отцом Сергием. И я решил ему строить яхту. Вскоре была готова шестиметровая парусная яхта, которую батюшка назвал «Святая Ольга». А еще через год, когда я уже жил в Туапсинском районе, появилась яхта «Таити» — аналог «Святой Ольги».
– Почему вы решили назвать ее «Таити»?
– Когда я начал думать над названием, то озвучивал разные варианты своему другу. Говорю: «Назову «Ляпота», а тот: «Обзовут «слепота»». Я еще какое-то название, он в ответ — прозвище. И тут я говорю: «Таити». У друга ничего не нашлось в ответ на это название. Кстати, крестили ее как «Татьяну».
– Вы крестите все свои яхты?
– Конечно. Сначала после молебна и водосвятия совершается чин закладки яхты, и затем еще при спуске на воду.
– Павел Васильевич, вы мечтали когда-нибудь совершить кругосветку?
– Не сыпьте соль на рану. Недавно Александр Каклюгин приезжал, зовет сходить с ним в Кабо-Верде.
– А вы что?
– А меня пока земные дела держат.
– У вас есть еще какие-то мечты?
– Как говорит Каклюгин, у нас нет мечтов, у нас есть планы. В планах у меня построить яхту больше восьми метров.
– А ученики у вас есть?
– Шесть лет назад из Москвы к нам приехал парень. Он оставил там престижную работу и решил резко изменить образ жизни, построить яхту и уйти в Рио-де-Жанейро. Даже купил белые штаны. Корпус его судна уже полностью готов.
Стрелки часов приближаются к 12:00. Туристы занимают свои места, мы отправляемся обратно. Неожиданно поднимается ветер.
– При таком ветре грех под парусом не пойти, — произносит капитан и ловким движением поднимает паруса. Яхта уверенно разворачивается в сторону берега.
– Павел Васильевич, а после окончания курортного сезона «Таити» где стоит?
– Отправляется вместе со мной домой, в огород.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин