Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Игра на пребывание

Как липецкие общественные организации помогают бездомным и почему у них не получается объединиться
Елена Коваленко
5 мин
Руководитель общественной организации «Липецк Трезвый» Сергей Назаров распределяет продукты бездомным. Фото: Наталья Горяйнова
Три дня — с 23 по 25 ноября — в Липецкой области работали волонтеры благотворительного фонда «Помощник и покровитель», устроившие всероссийский социальный автопробег в помощь бездомным «Надежда». Они посетили Липецк и Задонск.
Как рассказала «Русской планете» сотрудница фонда «Помощник и покровитель» Ольга Иванова, задача социального автопробега — привлечь внимания общественности к проблеме социальной адаптации и оказания помощи лицам без определенного места жительства.
По словам руководителя общественной организации «Липецк Трезвый» Сергея Назарова, сейчас в Липецке есть несколько организаций, помогающих бездомным: Кризисный центр для женщин, дом ночного пребывания, общественные организации, помогающие наркозависимым. Проблема состоит в том, что усилия их не скоординированы.
Дорога на улицу
24 ноября у церкви Всех святых в Липецке волонтеры фонда «Помощник и покровитель» раздавали теплую одежду. За ней обратились лишь пять человек. Низкий спрос сами бездомные объяснили это просто: плохо сработало сарафанное радио. К тому же понедельник — выходной день в церкви, на паперти никого не встретишь.
Как рассказала промышляющая попрошайничеством Лариса, все церкви у бездомных поделены. Она лично просит милостыню только у Христо-Рождественского собора. Чужаков сюда не пускают. Бездомных здесь можно встретить перед началом службы — рано утром и вечером. По словам Ларисы, люди на паперти не бедствуют: за день собирают и на еду, и на ночлег:
– Снимаем домик на Косыревке. Платим 250 рублей за ночь. Нормально. В ночлежку не всякий пойдет — там порядки свои, законы, а так сам себе хозяин.
На паперть Лариса оказалась после того, как ее дом сгорел, а сама она получила ожоги и инвалидность. Вновь наладить жизнь сил уже не хватило. Не скрывает, что большую часть подаяния тратит на водку.
– Вы у меня в доме пьяных, которые под забором в непотребном виде валяются, не встретите, — сразу говорит директор Липецкого дома ночного пребывания Татьяна Старокожева.
ГОУ «Липецкий дом ночного пребывания» — единственное место в городе, куда может обратиться любой человек, оставшийся без жилья. Ночлежка открывается ровно в 18:00, работает ежедневно. К этому времени на лавочках уже собираются постояльцы. Пьяных не пускают, поскольку в доме установлен сухой закон. Чтобы протрезветь, они сидят на улице до позднего вечера, проветриваются. Но основной контингент ночлежки основной — работающие бездомные люди. Они приходят ближе к семи вечера. В руках у них пакеты с продуктами: ночлежке можно организовать нехитрый ужин: сделать чай, заварить кашу или лапшу, подогреть сосиски. Большинство трудится на рынке: кто-то на рубке мяса, кто-то торгует. Чаще всего они работают неофициально и большую часть заработка получают «на руки».
– А что я получу официально, пять тысяч? И как на эти деньги проживу? — говорит 50-летний Геннадий Гончаров. Он приехал в Липецк из Лебедянского района. За спиной шесть судимостей. Сроки получал за квартирные кражи и угрозу жизни.А без жилья его оставили нечестные соседи. После очередной «отсидки», скопив 10 тысяч рублей, он купил у бабушки-соседки старый домик. Получил расписку, но документы все оформить не успел, поэтому снова попал в тюрьму. Когда старушка умерла, ее наследники расписку о получении денег за дом не признали. Судиться с соседями Гончаров не стал. В апреле этого года через службу соцзащиты он попал в дом ночного пребывания, где и живет до сих пор.
В доме ночного пребывания можно прожить четыре месяца. Первый — бесплатно, потом — за 5 рублей в сутки. Некоторые остаются дольше, потому что для них это единственно доступное место проживания в Липецке.
«Бомжом стал — стыдно»
Григорий Парнео пришел в ночлежку после того, как не сумел найти работу в селе, где живет его мать. Снимать квартиру в Липецке оказалось слишком накладно:
– Мама живет в селе Васильевка, 40 километров от города. Последний автобус из Липецка уезжает в полпятого. Для кого так придумали? Тем, кто работает в городе, вернуться в деревню вечером невозможно. Я работаю сейчас разнорабочим, получаю 10 тысяч. Хотел комнату снять, она три тысячи минимум стоит и с подселением. А у меня небольшой кредит, телефон купил, плюс у матери пенсия минимальная, ей помогаю. Подсказали, что есть такой дом. Мне три дня пришлось на улице прожить: то на автовокзал зайдешь, то в подъезд, то в магазин — очень тяжело. А благодаря таким домам, я какую-никакую работенку нашел, и условия здесь есть: пойти хоть искупаться, постираться.
В соседях у молодого человека бывший зек Гончаров и заслуженный геолог Геворгян.
– Дочь сказала, что внучка выросла и в квартире так тесно, что даже спать негде нам всем, — рассказывает 83-летней Геворгян.
В Липецк он приехал в 90-е: дефолт съел все его сбережения, так что денег хватило только на однокомнатную квартиру. Из нее-то этим летом 83-летнего старика и попросила съехать его родная дочь. Пытался снять жилье — пенсия это позволяет. Но арендодатели отказали: мало ли что случится в таком возрасте. В интернат для пожилых людей бывший геолог идти не хочет. Сейчас живет в ночлежке и ищет сына-журналиста, который пропал, по словам старика, несколько лет назад в «горячей точке».
– Вы про меня напишите, но не фотографируйте меня, — просит Геворгян. — Я ветеран, Герой соцтруда, работал в экспедициях, а теперь бомжом стал — стыдно.
По словам Татьяны Старокожевой, социальный статус обитателей ночного дома в последние годы сильно изменился. Все чаще сюда попадают не спившиеся и асоциальные люди, а липчане, не сумевшие устроиться в жизни.
– Для многих дом ночного пребывания как последняя соломинка. К нам приходят люди, которым вообще пойти некуда, — говорит Старокожева. — Сейчас увеличилось число женщин. В прошлом году была одна женщина, в этом в женской комнате их уже четверо.
Пенсионерка Нина Коростелева в ночлежке всего две недели. До этого ночевала на улице и в подъезде, пока соседи не посоветовали обратиться в управление социальной защиты населения.
– Мне негде ночевать было. Внук бьет, а я убегаю, — рассказывает женщина. — Пять лет назад умерла дочь, сын — 13 лет назад. Осталась я одна с зятем и внуком. Внук, как вернулся из армии, начал пить. Зять меня не трогал, заступался. Потом перестал. Сказал мне, чтобы я взяла кредит на 200 тысяч — пенсионерам вроде бы дают без проблем. Но какой мне кредит! Я не стала брать. Вот зять и говорит, что больше за меня заступаться не будет.
Татьяна Старокожева обещает, что Нину Петровну устроят в Елецкий дом-интернат для престарелых. В доме ночного пребывания ей уже помогли собрать необходимые документы.
– Мы можем помочь восстановить любые документы. У нас штатный юрист работает. Мы и паспорта восстанавливаем, и трудовые книжки. Медицинские полисы и регистрацию делаем своим постояльцам. Но вот родственные отношения восстановить практически невозможно, — говорит Старокожева.
Дом ночного пребывания рассчитан на 33 места. Пока не наступили холода, в доме еще свободно, но потом, по словам Татьяны Старокожевой, ночлежка будет переполнена:
– Когда морозы, мы подставляем топчаны в комнаты, потому что рука не поднимается выгнать людей на улицу.
«Их с улицы не увести»
Согласно статистике, 3% населения развитых стран имеют проблемы с жильем и находятся на грани бездомности или бездомны. Каждый десятый, освободившийся из мест лишения свободы, нуждается в жилье.
– А куда они идут? На улицу, чтобы снова совершить преступление, — говорит волонтер общественной организации «Липецк Трезвый» Надежда Озерская. — Есть люди, которых, как ни тяни, не вытянешь — их с улицы не увести. А есть те, кто просто запутался в жизни, кого можно вернуть в общество, но эти люди оказываются выкинутыми из него. Им нужна специальная помощь. Не просто помощь психолога, а специального менеджера по жизни.
Надежды сама прошла через тяжелый развод, после которого она какое-то время жила в Кризисном центре для женщин с детьми. Сейчас помогает людям, оставшимся без жилья. Вместе с общественными организациями ищет для них работу, дешевое съемное жилье, развозит собранные липчанами вещи и продукты.
Проект «Липецк Трезвый» был создан в 2013 году для того, чтобы объединить усилия всех организаций, которые занимаются помощью бездомным и попавшим в трудную жизненную ситуацию. По словам его руководителя Сергея Назарова, Липецку необходим большой адаптационный комплекс, где липчане, оставшиеся без жилья, могли бы не только найти пристанище, но и получить работу. Такой комплекс «Липецк Трезвый» планировал открыть на базе бывшей больницы № 6, которая уже несколько лет стоит заброшенной. Инициатива была широко поддержана липецкими депутатами и чиновниками. Организации обещали выделить здание. Назаров говорит, что чиновники даже планировали полностью освободить организацию от арендной платы. Уже летом «Липецк Трезвый» приступил к обустройству центра, но осенью на здании сменили замки, а чуть позже волонтеры получили извещение о том, что бывшая больница включена в план приватизации.
– У нас большой запас одежды, постоянно привозят продукты питания. Мы крупы рассыпаем по банкам и развозим нуждающимся, — рассказывает Назаров. — Мне постоянно звонят люди, которые спрашивают, как можно к нам попасть. Недавно звонил мужчина. Год назад освободился. Работал на пилораме, но получил травму — ему отрезало пальцы. Пока лечился, остался без работы. Сейчас ему не на что жить. Просился в наш центр. Говорит, что сам найдет работу. Ему бы только жилье какое-нибудь. Мне пришлось отказать, потому что по непонятным причинам нам отказали чиновники.
Как пояснили в пресс-службе администрации города Липецка, официального разрешения на аренду здания бывшей больницы № 6 «Липецк Трезвый» не получал.
– Действительно, здание, которое они планировали арендовать, включено в план приватизации, — говорит пресс-секретарь ведомства Мария Григорьева. — Они могут подать заявку на аренду другого здания. У нас есть определенные правила по аренде муниципальной собственности. «Липецк Трезвый» должен был обратиться в департамент экономики. Общественные организации имеют право на льготную аренду всего 50 квадратных метров, они же претендуют на 300-500. Поэтому должны понимать, что за арендуемые сверх нормы метры нужно будет платить.
Назаров считает, именно финансирование проекта остановило администрацию Липецка:
– У меня один чиновник, который дал отрицательный ответ на строительство центра, спрашивает: «А вам это зачем, почему вы этим занимаетесь?». Да потому что у меня это здесь, в сердце. Я прошел через это. Я, приехав из Риги в Липецк в день дефолта, в один день потерял все и стал бомжем. Я понимаю, как это пережить, и могу помочь людям.
Несмотря на неудачу со зданием для центра, Назаров собирается продолжить этот проект уже под эгидой православной церкви. Говорит, что вместе с епархией может создать загородное фермерское хозяйство, куда смогут приехать все, кто нуждается в доме и работе.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин