Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Тур за контрабандой

Как калининградцы добывают польскую колбасу
Елена Коваленко
3 мин
Прилавок российского магазина после запрета импорта продуктов из Европы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ ИТАР-ТАСС
Жители Калининградской области испокон веков ездили в сопредельные европейские государства за дешевыми продуктами, лекарствами, одеждой, сантехникой и мебелью. Но в этом году ситуация поменялась: рубль по отношению к иностранным валютам дешевеет. «Русская планета» решила выяснить, опустел ли из-за этого путь контрабандистов.
Калининграцы, которые прожили в области более трех лет, могут ездить в Польшу хоть каждый день. У них есть карточки приграничного перемещения. Но на всю территорию Польши по карточкам не пустят. В зоне доступа — Варминьско-Мазурское воеводство. Бывшая Восточная Пруссия по другую сторону границы. Но и ее довольно для удовлетворения потребительского спроса. Каждый день на погранпереходах выстраиваются многочасовые автомобильные очереди из старожилов.
Тем, кто прожил в области всего полгода, необходимы шенгенские визы. По закону сначала две однократные, и лишь потом — более длительный шенген, до двух лет.
Теоритически каждый может обратиться в польский визовый центр, и получить там свой однократный шенген. Нот на деле не все так просто.
– Вы должны забронировать проживание в польском отеле на те дни, когда планируется поездка, — объясняет мне девушка в окошке.
– Я хочу поехать через две недели. Успею получить визу?
– Этого мы не знаем.
Неопределенность мало кого устроит, поневоле обратишься в турфирму.
– Мы делаем визы в течение двух недель — объясняет сотрудница турагенства Юлия — Это гарантированно. Но заранее предупреждаем — нельзя везти с собой сигареты больше двух пачек, и спиртное больше литра. Это норма. А обратно нельзя везти мясо и колбасу. Мы не разрешаем. Вас задержат на таможне, а проблемы будут у фирмы. И еще мы вас высадим у супермаркета, это обязательно входит в программу. Так что покупки сделаете.
На прощание она вручает рекламку путешествия. Два дня обойдутся мне порядка десяти тысяч рублей вместе с визовым сбором консулу — 35 евро.
На всякий случай уточняем, так ли строго с этой колбасой. В пресс-службе погранвойск РФ объясняют, что из Польши нельзя вывозить как свежее мясо, так и мясные изделия. Ни для себя, ни для продажи. Те, кто попадется с контарбандой, на пять лет становятся не выездными.
Мы садимся в автобус, где нас уже ждет гид, Ольга, подтянутая женщина предпенсионного возраста. Сразу в машине — небольшие инструкции.
– Вы все люди взрослые, и сами должны знать, куда прятать колбасу, — говорит она. — Этому я вас учить не буду. Но запомните, что при разговоре с таможенниками должно быть только три ответа «да», «нет», «норма». «Норма» — это количество спиртного и сигарет. Никаких шуток-прибауток. Если таможеннику что-то не понравится, будут проблемы.
Еще запомните — на польской стороне могут быть провокации. По городу лучше передвигаться небольшими группами. Иногда поляки подходят и начинают разговоры. Они говорят, что Путин злодей. Это потому, что они хотят нас втянуть в войну, задевают наши патриотические чувства. Говорят: «Мы за мир». Тогда мы отвечаем: «И мы за мир». Говорят: «Мы за Украину». Отвечаем: «И мы за Украину». Ведь мы же за Украину, верно? — задав этот риторический вопрос, Ольга садится на свое место.
Вечером нас везут на польскую туристическую ферму. А утром сразу спрашивают, хотим ли мы в музей. Он тут есть, и его посещают. Там роскошная коллекция старинных картин, есть даже Рубенс, но у нас его не включают в обязательную программу. Он никому не нужен. Все разбредаются по магазинам. Самый дешевый из них — португальская «Бедронка» («Божья коровка»), затем немецкий «Лидл», еще есть «Риал». Все разбиваются на кучки, и идут, старясь не терять друг друга из вида.
По магазинам все ходят с калькуляторами. Пересчитывают цены на рубли. Вздыхают. Стало гораздо дороже, чем раньше. Но все равно, дешевле, чем в Калининграде. Трехсотграммовая банка кофе стоит 105 рублей. А на родине — 95 грамм — 200 рублей.
Блондинка Елена соблазняется свининой — 180 рублей за килограмм — и колбасой. Впрочем, колбасу берут все, как и молочные продукты. Некоторые готовы тащить на себе даже хлеб.
Мясо и колбасы заворачивают в личные вещи — их на таможне не должны смотреть.
Садимся в автобус и едем домой. Довольные, что удалось купить продукты в два раза дешевле, чем в Калининграде. Их хватит где-то на месяц. Моя соседка Нигяр рассказывает:
– О, как мы возили в девяностых! Как возили! Нас выводят из автобуса, с сумками, и у нас там «норма» по сигаретам и спиртному. А в автобусе у каждого еще десять таких сумок! Таможенникам мы с автобуса платили по двести баксов. Но мы и имели! А потом — дефолт — и я потеряла сорок тысяч баксов.
Спокойно проходим польскую таможню. А на русской в автобус заглядывает молодой офицер
– Все выходим с вещами. Автобус остается пустым!
Каждый тащит на себе тяжеленную сумку, набитую продуктами. Внутри таможни начинается досмотр. У людей разворачивают одежду, и вытряхивают из нее колбасу. У Елены находят мясо и спиртное больше «нормы». Ее сразу уводят. Не помогает даже то, что она достает литовский паспорт, и спрашивает, может ли въехать по Россию по нему. В очереди начинается тихая паника. На продукты ушла куча денег, и вот сейчас все это прикажут просто выбросить.
– Да прям, утилизируют они потом — возмущается пожилая женщина. — Достают и съедают.
Но колбасу возвращают, приговаривая: «Это в последний раз, запомните». А потом заполняют списки контрабандистов.
Наша группа стоит и ждет Елену. Обыскали почти всех. Пронес свою колбасу в рюкзачке только мальчик Рома, бабушка успела ее туда перепрятать. И теперь трясущимися руками снимает с него рюкзак.
Вскоре появляется Елена. Ее впускают в РФ, но разрешат ли вновь поехать в Польшу, она еще не знает.
– Пусть они подавятся моей свининой и водкой, когда будут ими ужинать — говорит она чуть не плача.
Автобус едет в Калининград по ночной трассе. И каждый, кто сидит в нем, знает — как и  тысячи россиян он вернется в Польшу вновь. ЕС — это выгодно.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин