Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Барабанчики», «хрипунчики», «пискунчики»

Как и зачем сегодня живет производство уникальных ливенских гармошек
Марина Сенина
14 мая, 2014 15:01
9 мин
Сейчас ливенские гармошки все чаще покупают, как сувениры. Фото: Марина Сенина
Ливенка — старинный музыкальный инструмент, дна из первых разновидностей русской ручной гармошки. Она появилась на свет около 150 лет назад. О ливенской гармошке писали Лесков, Бунин, Паустовский и Есенин. Сегодня в городе Ливны гармошку тоже делают. Мастеров немного. Всего 11 человек.
История и уникальность
 
В небольшой комнате за столом у окна сидит Нина Павлова, заведующая мастерской по изготовлению ливенских гармошек. Одна стена ее кабинета увешана грамотами и благодарственными письмами. Рядом со всем этим — балалайка. Шкаф под завязку набит небольшими коробками с сувенирными гармошками и шкатулками.
– История ливенки очень интересная, — начинает Нина Павлова. — Первый инструмент в привычном для нас виде появился в Германии, в 1821 году. А потом в 30-х годах XIX века он пришел в Россию.
Производство гармошки было налажено в Туле в 1860 году. Там мастера изготавливали музыкальный инструмент по немецкому образцу. Но прототип из Германии имел недостаток: объем меховой камеры был не достаточным. Ливенские мастера решили эту проблему, в результате, получился совершенно новый инструмент прогрессивной конструкции.
– В жимах и разжимах мехов у германских гармошек исходил звук разной высоты. Мы это исправили. И еще увеличили количество клавиш, сделали больших размеров корпус, — рассказывает Нина Павлова.
В первое время гармошка была одноголосой. После появились двух- и трехголосые ливенки — звучали два-три звука в октаву, открывались два-три клапана сразу.
– Есть такие виртуозы! Ох! — с придыханием говорит Нина Павлова. — Ливенку нашу можно растянуть на два метра! Хорошие музыканты, виртуозы игры, исполняют на ней мелодии, закидывая ливенку за спину, перешагивая или перепрыгивая даже через нее.
Ливенка оригинальна еще и тем, что имеет нестандартный басовый строй: «барабанчики», «хрипунчики», «пискунчики». В ее звуке слышатся и сопелки, и рожка, и жалейки.
В начале XX века ливенка достигла пика популярности. Желающих ее приобрести было тмножество, поэтому производством гармошки занялся велосипедный завод в Орле. Делали гармошку и в других мастерских России. Цены на ливенку, в итоге, сильно упали: за несколько лет они опустились с 20 до двух рублей, и инструмент стал по-настоящему народным.
В 30-х годах Ливенку постепенно начали вытеснять рояльные гармошки, хромки и баяны. В годы Великой Отечественной войны в Ливнах осталось всего несколько мастеров, умеющих гармошек изготавливать. От полного исчезновения уникальный инструмент в 1964 году спас Валентин Занин.
Мастерская гармоней в Ливенках. Фото: Марина Сенина
– Он объездил все деревни, обыскал все чердаки в поисках уникальных старых ливенок. Он искал мастеров, их детей, что бы те помогли хоть как-то в восстановлении производства гармошек. Занины — целая династия мастеров, исполнителей гармоники. Вот Валентин Иванович и нашел! Он с единомышленниками реставрировал старые гармошки. В процессе этом они и научились их делать, — рассказывает Нина Павлова.
После того, как Валентин Занин восстановил 11 гармошек, был создан ансамбль «Ливенские гармошки». Он выступил в Кремлевском Дворце съездов в 1965 году. А в 1967 в Воронеже стал победителем Всесоюзного фестиваля. Были у музыкантов и заграничные гастроли. Сегодня ансамбль живет своей, отдельной от мастерской, жизнью.
– Сын Валентина Занина, Игорь, работает у нас. Он настройщик. Когда был еще ребенком, тоже ездил с ансамблем на выступления. Кстати, он и его отец не получали музыкального образования, — делится Нина Павлова.
Процесс
– Разрабатываем гармошки сами. Есть еще идеи от старого поколения работников. Новые сотрудники приходят, предлагают, как расписать гармошку, какую подставку сделать, — рассказывает Нина Павлова.
Производство гармошек устроено по-старинке. Только хорошего материала для ливенок в последние годы не найти — качество, в итоге, страдает.
– Мой первый сын ходил в наших сандалиях, мог долго носить их, больше трех лет. А второй сын у меня застал уже китайские, которые каждые полгода менять надо было. Так и у нас. Сейчас не можем найти того материала, из которого изготавливались ливенки раньше. Вот и выражение есть: «Ливенки уже не те». Делаем все так, как нужно, по-старинке, не используем только старые материалы — липу, и специальные клеящие составы — дорого. По традиции у нас только латуневые лапки, их еще гусиными называют, остаются неизменными. Они-то и индивидуальность, изюминка ливенки, — говорит Нина Павлова.
Анна Теткова расписывает гармошку. Фото: Марина Сенина
Заходим в мастерскую. Здесь вдоль стен стоят столы. За ними — рабочие. Каждый из них выполняет только свою операцию. За первым столом идет сборка меховых камер.
– Сначала нарезаем электрокартон, прессуем его. После склеиваем с заранее подготовленными деревянными рамками. А потом эту заготовку обклеиваем материалом. Но здесь важно, чтобы узор на ткани сочетался с росписью корпуса, которая является завершающим этапом в изготовлении гармошки. А после надеваются на каждую из борин — единицу мехов — кожаные «мышки». На них — стальные уголки, — рассказывает мастер участка по изготовлению меховых камер Олеся Дмитриева.
После этой операции к мехам присоединяются главные рамки, и камера гармошки готова. Я перехожу к другому столу. Здесь гармошки начинают «петь».
– Ставятся на резонаторы «голоса» — то, что играет. Они помещаются в корпуса по размеру. Все, конечно, вручную, — объясняет мастер Евгений Мельников.
Затем готовые части гармошки отправляются на завершающий этап работы — на роспись.
– Сначала я зачищаю детали, покрываю их «морилкой» один или несколько раз — все зависит от того, какой тон я хочу получить, потом опять зачищаю наждачкой. И начинаю расписывать. Рисуем те цветы, которые свойственны для нашей области — ромашки, колокольчики. Я люблю маки рисовать. Они безумно красиво смотрятся: на темном фоне красные цветы. А после росписи гармошки уже отправляются к настройщику, — говорит художник Анна Теткова.
Игорь Зинин и Нина Павлова играют на ливенках. Фото: Марина Сенина
Возвращаемся в кабинет заведующей. Здесь на стуле сидит настройщик Игорь Зинин. В руках — ливенка. Начинает играть.
– Я могу играть на любых инструментах. Это от бога. Я нигде не учился, а вот могу. Услышал мелодию и тут же могу ее сыграть на чем угодно. Другим нужны компьютеры, чтоб вспомнить ее, воспроизвести, мне — нет. Сколько помню себя — столько играю, — рассказывает Игорь Зинин.
Зачем это все
– Я здесь недавно работаю. Всего четыре года. Зарплата, конечно, небольшая — 7 300 и плюс 800 рублей за вредность, так как приходится работать с лаками. Здесь деньги-то не главное. Главное то, что я занимаюсь тем, что мне нравится. У нас творческая работа: у меня тем более. Как я захочу расписать гармошку, так и распишу. Бывает, конечно, по определенному образцу работаем, но это бывает не часто. Здесь я сама могу придумать эскиз, а потом воплотить его в жизнь, — рассказывает художник Анна Теткова, не отрываясь от росписи
Ее коллега Олеся Дмитриева в мастерской тоже не так давно. Говорит, что работа ей в радость, никуда уходить отсюда она пока не собирается.
– Я вообще устроилась сюда по приглашению, по связям. Было место, предложили попробовать поработать, делать нечего было, деньги-то зарабатывать нужно, пришла вот. Поработала, и что-то так понравилось, — рассказывает Олеся. — Три месяца уже здесь.
Мастер Евгений Мельников жизнь связал с гармошками и вовсе осознанно:
– Я музыкальное училище и институт культуры закончил. Играю на семи инструментах. Для меня моя работа — удовольствие.
Кто покупает
Сегодня ливенки нельзя назвать массовым инструментом, мода на них прошла почти век назад. Уникальное производство сегодня живет, в основном, за счет сувенирных гармошек:
– Большие выпускаем раз в три месяца, это долгая работаМаленькую гармошку собираем за четыре дня, — говорит Нина Павлова. — Сувениры пользуются огромным спросом. Мы постоянно продаем их на различных ярмарках, фестивалях. Любят их и орловчане, и жители других регионов, и заграничные гости. Большую гармошку мало кто может себе позволить. Она стоит от 17 тысяч. Маленькая — от двух. Недавно вот в Краснодар отправили гармошку, еще одна в Москву уехала.
Но ливенских школьников обучают игре на гармошках: изготавливают музыкальные инструменты и для них. Кроме того, некоторое количество гармошек периодически покупает администрация города. Чиновники дарят их городам-побратимам. Еще один канал сбыта — частные коллекционеры.
темы
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ