Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Раньше было немного полегче»

Как жители юго-восточных районов Украины находят работу, жилье и получают статус беженцев в Ростовской области
Елена Коваленко
7 мин
Фото: Марина Меркулова.
В Ростовской области, по данным ГУМЧС России по Ростовской области, размещены уже более 33 тыс. переселенцев из Украины. В лагерях временного проживания находятся 6 242 человека. Люди покинули зону боевых действий, но их проблемы на этом не закончились. Работа, жилье, оформление документов — те вопросы, которые беспокоят беженцев прежде всего. Корреспондент «Русской планеты» выясняла, как они решают эти проблемы.
Платная регистрация и поиск работы
«Дмитриадовка» — один из самых крупных пунктов временного размещения беженцев в Неклиновском районе. На данный момент здесь находится 583 человека, в том числе 226 детей.
– Мы приехали на днях из Краснодона, — рассказывает смуглый черноволосый мужчина в синих спортивных шортах и светлой майке, назвавшийся Андреем, — убежали, когда только смогли. Там остались родители и дом. Жутко там было, даже вспоминать не хочу. Я забрал жену и двоих детей и прихватил еще двух детей брата — он воюет. На границе узнали, что можно поехать в Дмитриадовку. Как-то случайно попали сюда. Теперь буду искать работу, оформлять документы. Мне здесь все рассказали, с чего нужно начать. Нас поставили на учет. Теперь попробуем получить временное убежище. Все говорят, это сложно сделать, — печально вздыхает Андрей. — Я хочу вернуться домой побыстрее, а жена хочет остаться в России. Говорят, можно получить статус беженца, не знаете, как это сделать?
– Нет, — я качаю головой.
– Вроде бы его можно сейчас даже быстрее, чем раньше, сделать, но и обмануть могут. Тут на днях семья в соседний лагерь вернулась, они польстились на регистрацию, работу и предоставление жилья, а в итоге их «обули». Не хочется, чтобы так.
– А как вы хотите работу найти?
– Здесь нам раздали анкеты, мы их заполнили, теперь ждем. К нам приходят и предлагают работу различные люди, чаще всего они «кидательного» плана, то есть среди них много проблемных мест: где нужна рабсила и платят копейки. Я строитель, не хочу работать сторожем и рабочим на заводе.
– Неужели для строителя нет работы?
– Есть, но какая зарплата, вы видели? Я с четырьмя детьми в съемной квартире как буду жить? Да еще детей в школу отправлять и одевать их всех. Нет, мы уж лучше поедем куда-нибудь в Краснодарский край, может, удастся найти что-нибудь еще. Я работы не боюсь, хочу только, чтобы мне за нее платили нормально.
На площадке играет малышня, их настроение ничего не может изменить. Рядом на скамейках сидят их родители и старушки. У одной из них перевязана рука.
На веревках возле домиков сушится белье. Люди, спасаясь от жары, идут на пляж.
– Мы не знаем, что делать и что будет дальше, — говорит мне жительница Луганска Елена, темноволосая женщина в синем платье. Она ведет сына на пляж. — Там осталось всё. Здесь мне предлагают работу нянечки да официантки, а как я буду на эти деньги кормить детей? У меня и сейчас ничего нет, спасибо волонтерам и «эмчеэсовцам» — помогают. Хочу уехать к родственникам в Курск. Говорят, у них работа в городе есть. Здесь уже ловить особо нечего, тысячи приехали и устраиваются.
– А что вам здесь не нравится?— вмешивается в разговор другая женщина, проходящая мимо, — вы думаете, там будет сладко? Да сейчас везде одинаково. Мы никому нафиг не нужны. Они поставят нас на учет, а потом за все платить нужно, не наша же страна. Вон у меня родственники раньше уехали, теперь зарегистрироваться в Ростове не могут. Квартиру сняли, а регистрировать их не хотят. Регистрацию готовы только платную сделать. Статуса беженца вообще добиться не могут. Кругом лишь одна обдираловка. Так что лучше устроиться где-нибудь в селе, совсем не важно, на какую работу, главное — жить спокойно. Хоть стрелять никто не будет над головой.
– Женщина, идите куда шли, тебя никто не спрашивал и за язык не тянул, — для тебя, может, и не важно, а для нас имеет значение, — говорит Елена.
– Да, я хочу найти нормальную работу, — заключает Елена раздраженно, — нам тут помогает устраиваться местный батюшка, отец Игорь, за это ему, конечно, человеческое спасибо. Много работы можно найти через социальные сети и в интернете, но не у всех он есть. Я вон только три дня назад карточку себе купила местную. Я здесь с детьми уже как неделю. Отсюда людей перевозят в другие лагеря или увозят на работу, но я как-то всему этому мало доверяю. То, что найдется своими силами, как-то надежнее. Вон в Москве беженцев привезли на один завод, а там условия рабские, я так не хочу.
За разговором мы проходим парк и оказываемся на пляже. Печет солнце, дети играют в тени под двумя большими грибками. Елена с сыном уходят купаться. Меня останавливает мужчина и представляется Сергеем.
– Вы не волонтер? — спрашивает он меня.
– Нет, но я могу помочь, если у вас есть какая-то проблема, — отвечаю я.
– Я думал, вы волонтер, хотел попросить гуманитарную помощь привезти и с оформлением документов старушкам помочь, а то как-то им совсем туго сейчас. Некоторые ничего уже не соображают, непонятно, как дальше будут жить.
– А что, вам здесь не помогают?
– Помогают, но нас много, про документы сказали, но их нужно собирать самим.
Мошенники
Юрист-волонтер Сергей Прошев помогает вынужденным переселенцам оформлять документы. У него своя небольшая фирма в Ростове.
– Люди идут ко мне в основном даже не с проблемами, а с элементарными вопросами. Например, «как это заполнять?», «как оформить статус беженца?». Им встретились неспециалисты, которые ткнули их в бумажки. Кому-то повезло, и им разжевали все. Кто-то натолкнулся на непонимание и теперь страдает. Людям нужно объяснять понятно. Многие из них до сих пор пребывают в стрессовом состоянии, но не все это понимают.
– То есть у вас много информационной работы? — уточняю я.
– Да, 80%, — улыбается мужчина, — нужны волонтеры для такой работы, она очень важная и необходимая многим. Из-за этого люди часто попадают в беду, устраиваются кто как может, а потом начинаются проблемы с документами и с работодателями.
– А что тогда делать?
– Нужна общественная организация, помогающая людям найти работу и отслеживающая, что происходит с людьми.
– Есть центр занятости?
– Центр занятости не справляется. Да, и вы были там? — смотрит он на меня внимательно и ожидает ответа. — Я был, работы нормальной нет. Необходима общая база по всей России.
Сергей работает не один. Ему помогают волонтеры из разных пунктов размещения, общественные организации, предприниматели и обычные люди.
– Кто-то приводит ко мне людей за помощью, кто-то предлагает людям работу. Понемногу помогаем нуждающимся, но все держится в основном на знакомых. Благо у меня их много, и людям я помочь могу. Не представляю, как люди, приехавшие в страну впервые, устраиваются без родственников и знакомых.
Волонтер Юлия, работающая вместе с Прошевым, рассказывает еще об одной очень важной распространенной проблеме.
– Сейчас в области много мошенников, которые делают временную недействительную регистрацию за деньги. На ней печати другого цвета. Незнающие люди платят бандитам, чтобы устроиться на работу. Такая же история с квартирами. Людям сдают жилье и не заключают с ними договоры, а потом выселяют просто так. Люди остаются на улице.
– Первое, что необходимо сделать всем, кто самостоятельно пересек границу, — встать на миграционный учет, — добавляет юрист. — Для этого нужны миграционная карточка и паспорт. Также принимающей стороне необходимо заполнить бланк о прибытии иностранного гражданина в течение недели. Некоторые, кто ко мне обращается, не сделали даже этого. Им, конечно, не получить работу. Со статусом и оформлением разрешения на работу все сложнее. Хотя уже хорошо, что время пребывания на территории России выросло с 90 дней до 270.
– А что нужно, чтобы получить статус беженца?
– Нужно обратиться с ходатайством о признании беженцем в территориальный орган ФМС и пройти соответствующую процедуру получения статуса. В ходатайстве нужно указать обстоятельства, по которым пришлось покинуть место постоянного проживания, затем пройти медицинское освидетельствование. Теперь ходатайство должны рассматривать быстрее, но пока все остается по-прежнему.
– А кто не может получить статус?
– Вообще он обычно не выдается лицам, подозреваемым в преступлении, или имеющим статью. А также тем, у кого нет вида на жительство. Но пока не особо кто понимает, что происходит и как со всем этим разбираться, — вздыхает Прошев. — Сейчас всем предоставлено временное убежище. Это тоже нужно документально оформить, подать заявление. Убежище предоставляется на один год и дает возможность работать без получения специального разрешения. А люди пытаются найти деньги на это разрешение: 2 тысячи рублей необходимо заплатить, чтобы трудиться у юридических лиц и 1 тысячу 200 рублей для физических. Часто так попадают в руки мошенников. Скажу даже больше: все это можно узнать в местных администрациях. Везде об этом говорят. Созданы специальные отделы и горячая линия, но люди почему-то не слушают и пытаются самостоятельно все сделать. Даже памятку создали для тех, кто пересекает границу, но не помогает.
«Последние деньги потеряли»
В другом лагере Неклиновского района «Металлург» составляют списки для отъезда в пункты постоянного проживания.
– Позавчера люди уехали в Адыгею, вчера — в Краснодарский край, — рассказывает женщина, стоящая рядом с дверью администрации лагеря. — Людям нужна работа, вот и едут кто куда.
Позади женщины стоят еще четыре человека. Все ведут бурную беседу, обсуждая возможности работы и отъезда. За зданием администрации жизнь вновь замирает, люди бредут по лагерю, лежат на пляже, сидят на лавочке.
– Люди уезжают и возвращаются, — рассказывает мне жительница Луганска Елена, сидящая на одной из скамеек. — Некоторым не подходит работа, кого-то отправляют в лагерь-распределитель. Иногда людям становится не по себе из-за того, что они живут в чужих семьях. Или люди понимают, что больше не хотят содержать беженцев. Им ведь нужно прописать у себя переселенцев, быть принимающей стороной, а это куча бумажной волокиты, не все этого хотят.
Женщина не хочет рассказывать о своей семье и говорить о том, как приехала в Россию. Говорит лишь только то, что все ее мужчины «сейчас на войне».
– А куда вы планируете ехать дальше?
– Уехать куда-нибудь, снять жилье, найти работу. Снять жилье сейчас тоже проблема. Не все хотят сдавать его дешево. Много афер. Я предостерегаю всех уезжающих, чтобы не снимали жилье без договора. Мои знакомые в Краснодаре сделали так и последние деньги потеряли. Пришлось возвращаться обратно в пункт временного пребывания. Звонили на днях, жаловались.
По словам Елены, гуманитарной помощи стало меньше. Раньше гуманитарный груз поступал непрерывно и его хватало. Теперь в «Дмитриадовке», например, людям не хватает одежды и еды. В лагере проживают более 500 человек.
Слова Елены подтверждают и несколько семей, временно проживающих сейчас у родственников в Таганроге.
– Раньше было немного легче, — признается мать двух детей, жительница Славянска Ольга, — было больше гуманитарной помощи. Сейчас я даже ума не приложу, как обеспечить детей. Мы поселились у родственников, но они не могут за нас все оплачивать, — со слезами в голосе говорит женщина, — я сейчас пытаюсь устроиться на работу, но на это тоже нужно время.
– Мой муж вроде пару дней назад нашел работу. Теперь я надеюсь, что жить мы будем лучше, – рассказывает приехавшая из Донецка Ольга. — Правда, нам дико не хватает ничего на ребенка, так как за гуманитарной помощью мы ездили всего один раз. Больше не получается. Ребенка нам оставить не с кем, и машины у нас нет.
Неинформированность
В управлении государственной службы занятости корреспонденту «Русской планеты» сообщили, что сейчас у них наступила «по-настоящему горячая пора, и работы хватит на всех».
– Сейчас у нас в области порядка 50 тысяч вакансий. Из них около полутора тысяч с возможностью предоставить жилье, — рассказывает начальник управления государственной службы занятости населения Ростовской области Сергей Григорян. — В пунктах временного содержания развернуты консультационные пункты службы занятости. Во всех пунктах пропуска через государственную границу размещены данные об адресах и телефонах центров занятости населения Ростовской области. Для жителей Украины специально разработана памятка с информацией о возможных вариантах трудоустройства и списком необходимых документов для оформления на работу.
На сегодняшний день, по данным управления, трудоустроено уже около 700 человек.
Второй по важности для беженцев вопрос после работы — жилье. Волонтер Елена, помогающая беженцам в Ростове, предостерегает всех от «черного съема жилья».
– Нужно обязательно заключать договор с арендодателем, — с жаром говорит студентка ЮФУ, об этом каждый раз говорю с переселенцами, когда разбираюсь с гуманитарной помощью. Они как дети малые. Половина живет так, а когда их обманывают, слова сказать не могут.
– А что вы именно делаете?
–Пытаюсь найти жилье через знакомых, собираю и отвожу гуманитарную помощь. Иногда гуляю и сижу с детьми, чтобы мамы смогли отдохнуть или сходить на собеседование.
Елене удалось помочь уже десяти семьям.
– Сотрудники МЧС помогают людям выжить и выбраться из пекла. В пунктах временного содержания их обеспечивают едой, крышей и ставят на миграционный учет. Дальше начинается линия самостоятельности беженцев, но не все могут действовать самостоятельно в чужой стране. Я пытаюсь помочь справиться, — объясняет девушка, будто оправдываясь. — Главная проблема, — добавляет девушка, немного подумав, — это неинформированность людей. Те, кто попадают в пункты временного размещения, оказывается в курсе всего. Те, кто не попадают, не всегда представляют себе, куда идти и что делать, хотя много где об этом говорят. Люди не всегда слышат и запоминают, а интернет есть не у всех.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин