Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Французский связной

Режиссер Андрей Григорьев и его «Васенин». Как создается «главный документальный фильм к 70-летию победы»
Елена Коваленко
7 мин
Герой фильма Николай Васенин с режиссером Андреем Григорьевым / Архив А.Григорьева
Документалист Андрей Григорьев раньше отметился фильмом об Эмире Кустурице «Балканская звезда». Новая картина Григорьева рассказывает о путешествии 94-летнего ветерана Николая Васенина во Францию, в места боевой славы и первой любви. Авторы называют свою картину главным документальным фильмом, приуроченным к 70-летию окончания войны, и недавно объявили о сборе средств для пост-продакшена на крафтфаундинговой платформе Boomstarter. Излишки пожертвований обещают потратить на издание книги с подробным досье Николая Максимовича Васенина. Которая, в свою очередь, станет основой для сценария художественного фильма о ветеране. Вот такой круговорот сюжета в природе.
С чего начинались съемки
В центре документальной картины человек уникальной судьбы — 94-летний ветеран Второй мировой войны Николай Максимович Васенин. Несмотря на свой возраст, он решился на путешествие во французский городок Сан-Сарле, где ему пришлось воевать в рядах местного отряда антифашистского ополчения. В его подчинении были представители обеспеченных французских семей. Несмотря на свое происхождение, буржуа беспрекословно выполняли приказы советского солдата, отлично разбиравшегося в тактике. 70 лет назад он покинул Европу, оставив там своих боевых товарищей и первую любовь, дочь полевого командира Жанну Моно. В СССР легионер женился. С супругой они прожили долгую и счастливую жизнь, родили трех детей. Но о Жанне Васенин забыть так и не смог. В прошлом году, после смерти супруги, он рассказал о своем давнем романе родственникам, а затем и журналистам. Николай Максимович надеялся, что власти обратят на него внимание и помогут в поиске бывших сослуживцев и возлюбленной. Помогли документалисты, которые сумели отыскать во Франции людей, помнивших о храбром русском солдате.
Чтобы расположить к себе Кустурицу, вы подарили ему портрет, пальто и предложили целый арт-проект по украшению его деревни. Как вы устанавливали контакт с Васениным, старым уже человеком, которого сложно чем-то удивить?
— Мы с ним пели советские песни. Когда первые интервью писались, он был крайне скептически настроен. Какой-то фильм, почему-то о нем снимают. «Зачем мне столько внимания?» — спрашивал. Но мы сделали очень важную вещь: съездили в его детство, в село Пышак в Кировской области. Сняли местных жителей, дом, в котором он жил ребенком. Некоторые материалы оттуда войдут в фильм. Например, бабушка из трейлера, которая  ходит по селу как ежик в тумане, будет на протяжении всей истории искать дом его детства. Там никто не знал, что он вообще с войны вернулся. Как ушел, никакой информации ни о нем, ни о двух его братьях, так же отправившихся на фронт, не было. Мы много рассказали местным жителям, после этого они даже повесили фотографию Васенина в продуктовом магазине, с подписью о том, что там родился французский легионер, герой войны. За ночь мы смонтировали десятиминутный фрагмент, показали Николаю Максимовичу, и он, конечно, растаял. После этого совсем по-другому стал относиться к съемкам.
Жизнь французского легионера на Родине
Вернувшись в СССР, Васенин в первое время с гордостью носил орден французского легиона. Вскоре иностранные награды отобрали, а самого героя отправили в ГУЛАГ, как и многих других, кто в годы войны оказался в плену или воевал против фашизма от имени иностранных государств. Заключенные нередко предпринимали попытки к бегству, но почти всегда они оказывались безуспешными. Беглецов регулярно возвращали на место и демонстрировали другим узникам и свободным людям, работавшим в лагере и возле него. Тогда Николай Максимович услышал из толпы решительный женский голос: «Так вам и надо, враги народа!» То был голос местной геологоразведчицы и убежденной коммунистки. «Значит, жить тебе всю жизнь с врагом народа», — подумал про себя разозлившийся Васенин. Практически так и вышло: спустя какое-то время геологоразведчица и заключенный Васенин поженились. «Это показывает, что Николай Максимович всегда идет против обстоятельств. Такой он обаятельный и героический человек», комментирует знакомство будущих супругов режиссер Андрей Григорьев.
— Как служба во Франции отразилась на семье Васенина в советское время?
— Сыновья рассказывают, что в 1960-е им нелегко приходилось в школе: их одноклассники легко поддавались советской пропаганде. Несмотря на то, что лагерные репрессии закончились после 1953 года, он не сразу попал под амнистию. Васенин продолжал работать в колонии-поселении и смог дослужиться до начальника котельной. На севере это очень важная должность, фактически как мэр города. Он образованный интеллигентный человек, и сегодня и тогда этого у него не отнять.
— Как давно Николай Максимович предпринял первые попытки восстановить связь с Францией?
— Еще в начале нулевых внучка помогала Николаю Максимовичу в этом. Они даже добились того, что в 2005 году президент Жак Ширак подписал указ о присвоении Васенину высшей награды Франции за боевые заслуги во Второй мировой войне. С тех пор Николай Максимович получает от французов пенсию как почетный кавалер Ордена легиона.
Первые съемки во Франции
На начальном этапе проекта и речи не шло о поездке Николая Максимовича в Европу. Поэтому в декабре прошлого года съемочная группа отправилась в путешествие без главного героя. Благодаря помощи французского журналиста Лорана Браяма, они знали, что искать нужно в Сан-Сарле и Париже. Там им удалось познакомиться с семьей Жанны Моно. К тому моменту она уже находилась при смерти, у нее прогрессировал склероз, и родственники скептически отнеслись к идее ее участия в документальном проекте. Однако документалистам все же удалось поговорить с ее сыном Пьером. Теоретически он мог бы  оказаться сыном Николая Максимовича, но официально его отцом считается погибший французский офицер. После победы Жанна стала жить с его братом. «Такова была послевоенная действительность — нельзя ей было одной оставаться», — замечает Андрей Григорьев.
— Расскажите подробнее о вашем сотрудничестве с французским журналистом Лораном Браяром.
— Лоран приехал в Екатеринбург освещать мероприятия, связанные с «ЭКСПО-2020», я его тогда не знал, а досье Васенина ему передали березовские краеведы Валерий и Евгений Лобановы. Их семья давно занимается раскопками, археологией, историей на Урале. Нам очень повезло, что Лоран оказался не только журналистом, но и военным историком. Меньше чем за неделю он разыскал сослуживцев Николая Максимовича и родственников Жанны. Очень интересный факт: когда Лоран сумел дозвониться домой к последнему сослуживцу Васенина, это оказался день его похорон.  
— До вас потомкам Жанны Моно уже приходилось сталкиваться с интересом посторонних в связи с этой историей?
— Больше скажу: когда история стала общеизвестной, французские журналисты пытались даже проникнуть в больницу, заполучить какой-то эксклюзив. Поэтому при нашей первой встрече Пьер был очень настороженно настроен. Съемки могли закончиться двухминутным разговором. Да и вообще он был очень эмоциональный, депрессивный, потому что его мать тогда уже была при смерти. Главные вещи, конечно, Пьер рассказал мне тогда: «Руку ей глажу, глажу, говорю ”Мама, мама”, она меня даже узнать не может».
— Насколько сложно было установить контакт с Пьером? Как вам удалось убедить его в том, что вы отличаетесь от этих журналистов?
— Как правило, у телевизионщиков, с их деланным щенячьим восторгом, очень потребительское отношение к таким людям и историям. Нам же удалось себя правильно преподнести, и он увидел, что мы не гонимся за сенсацией, не выясняем, кто с кем спал и так далее. Задача заключалась в другом: нам был интересен сам герой. Факты, связанные с Жанной оживили историю Васенина, и мать Пьера была очень важна нам. Когда мы поняли, в каком состоянии была Жанна, мы решили отказаться от идеи включать ее в фильм. В итоге, вместо двух минут, мы общались с Пьером еще весь следующий день, даже пили вино вместе.
Как ветерана готовили к поездке
 — Вы засняли реакцию Николая Максимовича на вести о смерти Жанны?
— Нет, ни в коем случае. Была мысль запечатлеть его реакцию, но е-мое… Такие вещи сообщают, да еще на камеру… Я просто боялся за его психику. Старик и так сидит один в квартире, а ему еще сказать: «Твоей мечты больше нет». Это было бы слишком. Сообщил ему сын. Причем выбрали время: 7 мая, в преддверии праздников, когда откачать его было бы проще. Однако Николай Максимович пережил новость мужественно и, даже зная, что ее нет, все равно поехал во Францию. Сказал: «Я русский солдат, я обещал вернуться».
— На начальных этапах производства фильма в СМИ была информация, что поездка 93-летнего ветерана во Францию не предполагалась.
— На самом деле, люди с «Первого канала» хотели организовать его поездку, как только эта тема вскрылась. Но их подход был не совсем верный: «Быстрее! Самолет! Сенсация!» Про состояние здоровья даже не задумывались. Тем временем родственники очень переживали из-за поездки, потому что не были уверены, что Николай Максимович перенесет ее. Когда мы начали всё готовить, первым делом задумались о том чтобы укрепить его физическое состояние и моральный дух. Мы проводили определенные занятия, делали дыхательные упражнения. Было постоянное общение вне съемок: встречались 2-3 раза в неделю, пили чай, говорили о разном, мечтали о поездке.
Главной причиной для беспокойства был троичный нерв. Он вызывал у Николая Максимовича довольно сильные боли, но еще 15 лет назад врачи побоялись оперировать столь пожилого человека. На этот раз нам помог [заместитель главы администрации Екатеринбурга] Александр Высокинский. Он договорился с нейрохирургами из 40-й городской больницы, и они взялись за операцию. Где-то в мае она прошла. Николай Максимович даже помолодел на глазах и поверил в свои силы. Когда члены семьи увидели эти изменения, они не смогли противиться поездке.
— Кто стал инициатором путешествия? Вы или Васенин?
— Конечно, мы. Решение было принято во время нашего чаепития с [главой Екатеринбурга Евгением] Ройзманом, после того как он оказал финансовую поддержку фильму. Он спросил: «Андрей, есть ли что-то еще, что можно сделать для проекта?» — я ответил, что было бы классно свозить Николая Максимовича во Францию, но я сам тогда еще был не уверен, насколько это реально. Ройзман сказал: «А почему бы и нет?» — я не смог противиться его авторитету. Для него вообще редко бывает что-то невозможное. Когда такой сильный человек говорит «Давай попробуем», это действительно вдохновляет. До нашей встречи хотелось уже поскорее найти деньги на монтаж и закончить. В итоге удалось сделать гораздо больше, чем планировалось изначально.
В места боевой славы
В городе Сан-Сарле, где квартировался партизанский отряд, нашлись люди, которые хорошо помнили Васенина. Старушка Сюзанна рассказала, как Николай Максимович спас ее от бомбежки и пожурила за то, что тот долго не приезжал. Местный житель Роберт (на снимке слева) даже нашел фото, где он запечатлен с Николаем Максимовичем и своим отцом. Роберту тогда было 10 лет. Для маленького французского городка приезд ветерана из России стал большим событием. Местный мэр обещал назвать в честь Васенина одну из улиц в Сан-Сарле.
Документальное кино в российских реалиях
— В последние годы в России наблюдается тренд на патриотическое кино. Ваш фильм можно назвать таким?
— Это для нас вообще неважно. Интересна сама история. Зачем нарочно делать кино патриотическим? Чтобы люди схватились за оружие и пошли «освобождать» города? Самого Васенина, конечно, можно назвать патриотом, хотя бы потому что он вернулся на Родину, несмотря на то, что мог остаться в Европе. Он рассказал, что никогда на поле боя не кричал «За Родину! За Сталина!», как это показывали в советских фильмах. Он говорит, что воевал «За Русь святую, за Русь родную».
— Деньги на пост-продакшен, которые вы сейчас собираете с помощью крауд-фандинга, изначально обещали предоставить в свердловском министерстве культуры. Что пошло не так?
— Было семь месяцев переговоров, обещали предоставить деньги на монтаж, но в итоге [министр культуры Свердловской области Павел] Креков решил не поддерживать наш фильм. То есть отказался от своих слов. Это нам совершенно непонятно, ведь в его субъекте проживает главный герой фильма и вся съемочная группа. Обидно, что сроки отодвигаются. Николаю Максимовичу 94 года, он реально хочет увидеть фильм о себе. Нельзя шутить с этим. Потому мы и организовали сбор средств.
В середине октября в интернете появился ролик, где ведущие «Первого канала» Александр Гордон, Владимир Познер и Иван Ургант призывают оказать финансовую поддержку фильму. С аналогичными призывами выступили министр иностранных дел Сергей Лавров и актер Евгений Миронов.  
— Как вам удалось сделать так, чтобы топовые лица «Первого канала» выступили в поддержку проекта?
— У нас оказались общие друзья, и между ними распространилась информация о том, что у хорошего проекта есть проблемы с финансированием из-за того что местный минкульт отказался предоставлять обещанные деньги. Людей с «Первого» это все возмутило. Владимир Познер, после нашего знакомства, сказал, что сможет организовать показ по «Первому каналу», накануне Дня Победы, если мы успеем завершить работу вовремя.
— Как считаете, почему на российском телевидении сейчас так мало настоящего документального кино, созданного вне каких-то телепроектов?
— Думаю, в России плохо развит продюсерский рынок. Должно появиться больше продюсеров, заинтересованных в развитии этого сегмента, а не только в отбивании бабла. Пока их нет, документального кино на телевидении не будет.
Внести свою лепту в создание фильма о Николае Васенине можно на странице проекта на платформе Boomstarter.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин