Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Каждая вещь — это мы»

В Осташкове открывается музей стимпанка
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: odnoklassniki.ru
– Ретро — это сама жизнь. Порой люди приходят в мой музей, видят старые вещи и плачут: оживают воспоминания, и человек возвращается сам к себе. Просто каждая вещь хранит образ, в том числе образ времени, — задумчиво говорит Игорь Афанасенко.
В Осташкове этого человека и его дом-музей знают все.
 – Наш чудак! — машет руками продавщица на местном вокзале, когда я спрашиваю про Афанасенко.
 – Художник. Собирает старые вещи и делает из них настоящее чудо. Странно, но красиво, — говорят случайно встретившиеся мне осташковские педагоги.
На туристических интернет-форумах люди пишут, мол, были в домашнем музее местного осташковского мастера. Слушали интересные истории, держали в руках необычные безделушки. Вроде бы ерунда — а на душе стало хорошо, своеобразная психотерапия.
Игорь Афанасенко — типичный художник. И чудак. Клетчатая рубашка, из-под шляпы выбиваются седые пряди. Говорит мелодично, нараспев: речь течет как сказка с зачином и концом.
– Я всегда любил старые вещи с историей. Их незаслуженно забывают и выбрасывают, не видя в них красоты. На чердаках, на рынках, у друзей, на дороге — где я только не подбирал и не находил забытые людьми вещи, в которых мог разглядеть будущий экспонат, — объясняет он.
Весь дом Афанасенко завален коробками. В них — музей забытых вещей, та самая чудаковатая коллекция, которую он собирает всю жизнь. Несколько лет музей жил на полулегальном положении: пройти по экспозиции могли все желающие — но она не значилась ни в одном путеводителе по Осташкову и Селигеру. Чтобы хобби отдельно взятого человека превратилось в городской туристический объект, понадобилось несколько выставок, приз, взятый на российском фестивале стимпанка, и тучи отзывов растроганных посетителей.
Говорят, что войдя в дом, знакомишься с внутренним миром живущего здесь человека. В доме Афанасенко голова идет кругом: по стенам ходят-тикают часы — с гирьками, с большими и маленькими циферблатами, блещущие позолотой и матово мерцающие деревом. Сверху «летит» комар, на крыльях — красные звезды. Это дело рук Афанасенко: русский боевой комар, похожий на истребитель.
У рыб из самых разных материалов — человеческие лица. Такими Игорь Афанасенко видит обитателей знаменитых осташковских озер. Картины и утюги, щипцы для снятия нагара со свеч, радиолы и лампы, ножницы и непонятные древние валики…
– Что это? — задает хитрую загадку Игорь Афанасенко. В руках держит непонятный прибор, похожий на рулетку.
Теряюсь в догадках. А ответ оказывается простым: это немецкая точилка для бритв времен Второй мировой войны.
Афанасенко очень любит играть в «угадайку». Не все могут опознать в хитром приспособлении старинную бор-машину. А для чего нужен вот этот брусочек причудливой формы? А что раньше хранилось вот в этом сосуде? В какие годы в таких тяжелых касках ходили пожарные? Как нужно было правильно держать в руках вот этот фотоаппарат? Сколько стоил магнитофон «Ореанда»? Кто сидел и что набирал вот на этой печатной машинке?
Хозяин хитро улыбается. «Угадайка» — не только интересная, но и очень сложная игра.
– Конечно, я помню магнитолу «Ореанда». Такая была у моего друга детства. Роскошная, доступная не каждой советской семье вещь, — на меня накатывают воспоминания.
Папа в старом вельветовом костюме, купленном у польских фарцовщиков… Лето… Клен в палисаднике перед домом… Окно открыто, и из него на всю улицу разносится музыка… Мне купили мой первый магнитофон, и я хочу, чтобы об этом узнали все.
– Каждая вещь — это эпоха, это история, это мы, — говорит Игорь Афанасенко.
Я начинаю понимать, почему, увидев в музее забытых вещей Игоря Афанасенко старинный портсигар, одна посетительница заревела в голос: такой был в ее юности. Детство, юность, школа, первая любовь, провалы и победы… — всюду нас окружали вещи, которые мы позже выкинули и забыли.
А Афанасенко помнит.
– Стимпанк — это популярное направление дизайнерского искусства, созданное на основе стиля викторианской эпохи. И целая философская концепция: как могла развиваться механика и вся цивилизация, если бы эволюция, технический прогресс остановились на этом этапе? — объясняет Игорь Афанасенко суть своего нового увлечения.
Символ стимпанка — паровая машина. Есть она и в коллекции Игоря Афанасенко: с красными колесами, советской красной звездой и гордой надписью «Steampunk» на боку. Паровозик, как и положено, стоит на запасном пути и ждет переезда. Такая же надпись и та же красная звезда украшают и велосипед, который Афанасенко собирал из самых разных деталей и предметов – от пионерского горна до старого термоса. Под рамой обилие золотистых шестеренок: средство транспорта — на ходу.
Стимпанк требует фантазии, знания законов механики и золотых рук. В ход идет все — детали из старых машин, ржавые трубы, гайки, велосипедные цепи. Так получаются рыбы с шестеренками вместо глаз, странные существа из железа и вполне применимые в быту вещи — например, часы, похожие на динозавра.
Увлекшись стимпанком, Игорь Афанасенко поначалу тихо мастерил свои поделки, придумывал что-то новое, и не помышлял о всероссийской славе. Она пришла случайно:
– Мне была нужна объективная оценка моего стимпанк-творчества. А во всей Тверской области, к сожалению, любителей этого дизайн-направления не нашлось, — разводит руками осташковский художник.
Афанасенко, собрав лучшее из своей немаленькой коллекции, рванул в Москву — на всероссийский фестиваль «Паро-парк», посвященный стимпанку, викторианству и техноискусству. Экспонаты были выставлены в столичном дизайн-заводе «Флакон», и знатоки ахнули. Вокруг «Паровозика из Осташкова» толпился народ, и домой Игорь Афанасенко вернулся победителем.
– Меня удивило, что мои коллеги по стимпанку любят большие и мрачные конструкции. В них вкладывается целая философия — я на такое не претендую, — скромничает мастер из Осташкова.
Афанасенко любит и ценит детали: его стимпанк — домашний, уютный и добрый. Шестеренка к шестеренке, механизм к механизму, а все вместе — вещь, которая кажется знакомой.
Многие в Осташкове, узнав, что чудак Афанасенко за свой собственный счет арендовал помещение и открыл там выставку забытых вещей, попросту крутили пальцем у виска.
– Да, хобби у меня затратное. Прибыли не приносит — скорее, убытки, — вздыхает Игорь Афанасенко. Но тут же на лице появляется знакомая лукавая улыбка, и он с жаром начинает рассказывать о том, как может развиваться в Осташкове туризм.
– Посмотрите, в каком-то маленьком городе Мышкине — десятки музеев. Что ни дом, то музей. И город гремит на всю страну! Если бы все инициативы и интересные идеи живущих в Осташкове людей — а у нас замечательные люди! — воплощались в жизнь, наш город давно бы стал туристической столицей.
Об этом Игорь Афанасенко говорил несколько лет везде и повсюду. И добился своего: администрация города Осташков решила открыть самый настоящий музей забытых вещей и стимпанка для всех горожан и туристов. Туда и готовятся переехать коробки и футляры — с вещами, собранными за жизнь осташковском художником, и плодами его неуемной фантазии и золотых рук.
Помещение для музея искали недолго: он появится в колокольне в осташковском парке. Старые вещи окажутся там, где им и следует быть: в центре старинного городка, в историческом месте.
– Авоська, сигареты «Стюардесса», вино «Поляна» — помните, его давали по талонам? Не все часы ходят: нужен опытный часовщик. Ну ничего, хорошие люди всегда найдут друг друга, — рассуждает художник.
Седые пряди развеваются, старинные часы бьют, где-то за забором, на улице галдят местные мальчишки: интересно, что новенького придумал этот веселый удивительный сосед?
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин