Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Переправа через Проню. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»

«Живу, как королева. Магазин с больницей сами ко мне приплывают»

Как выживают старики в селе, отрезанном от «большой земли» разливом реки Прони

Екатерина Вулих
23 марта, 2016 15:21
10 мин
На минувшей неделе, по сообщению ГУ МЧС России по Рязанской области, в регионе было затоплено 4 низководных моста, ведущие к населенным пунктам: в Старожиловском, Скопинском, Ряжском и Шиловском районах. В двух местах действовали лодочные переправы, в остальных имелись объездные пути. Корреспондент РП вместе с социальным работником и фельдшером отправилась в деревню Бутырки Старожиловского района — разнести почту, доставить продукты и лекарства, провести медосмотр пенсионеров-инвалидов.
Почти сразу же за зданием администрации Мелекшинского сельского поселения начинается бездорожье. Но под ногами хлюпает не просто грязь, а ценнейший чернозем, про который говорят: воткни палку — она зацветет. Глава сельского поселения Татьяна Фомичева осматривает мои резиновые сапоги и одобрительно кивает: в таких можно отправлять в путь городскую гостью. Сдает меня подошедшему фельдшеру Мелекшинского ФАПа Ирине Машуниной, наказывает «тут же звонить, если что, наблюдать и вносить предложения» и отправляется по своим делам. А мы шлепаем по жирной, плодородной земле через деревню Аристово к лодочной переправе.
Добродушная, приветливая Ирина тут же рассказывает, что работает фельдшером уже 9 лет из своих 29-ти.
– Мы с сестрой-близняшкой тут выросли, но она вместе с мамой сейчас живет в Рязани, а я приехала сюда: надо было ухаживать за бабушкой с дедушкой — они состарились и заболели. Потом друг за другом умерли, я осталась одна. Понимаю, что надо бы перебираться в город: если останусь тут, так и прокукую в одиночестве всю жизнь. Любимого мужчину и крепкого хозяина тут не найти. Но что-то постоянно здесь задерживает, жалко бросать дом, хозяйство, — вздыхает она и оповещает, что уже почти пришли.
Действительно, за очередным забором открывается вид на нескончаемые поля за разлившейся рекой, отдаленный березняк. Спускаемся по крутому берегу к поджидающей нас лодке.
– Ой, это я не одна сегодня пойду. Ирин, ты к своим, давление мерить? А вы... Журналист? Из Рязани? Ну, и компания сегодня, повезло так повезло, — радуется соцработник Лариса Кабанова,  уже занявшая место. Рядом с ней тихонько сидит старушка с огромной сумкой в ногах и палкой-посохом.
Я еще плохо понимаю причину радости новой спутницы, но уже начинаю подозревать неладное.
Житель Аристова — «временный лодочник» Алексей помогает нам надеть спасательные жилеты оранжевого цвета, галантно подает руку и рассаживает по сиденьям. Проводит короткий инструктаж, из которого следует: вскакивать с мест, размахивать руками и раскачивать лодку строго запрещено. Местные смеются: «Плавали, знаем». Оказывается, перед началом половодья всем пассажирам раздают памятки с правилами поведения на переправе. Сам Алексей работает трактористом в колхозе, на время разлива с ним заключают временный трудовой договор на перевозку людей. В день, по его словам, приходится делать от 8 до 10 «ходок».
Вспоминается прогноз погоды: порывистый ветер, метель и предстоящие заморозки — с такими предсказаниями «плавание» уже не кажется таким безопасным. Несмотря на то, что перед поездкой начальник Старожиловского гарнизона местной пожарной охраны Виктор Бирюков заверил: Алексей — человек надежный, выполняет работу перевозчика уже не первый год, нареканий к его «службе» не было.
– Приехали, — так же кратко снова оповещает Алексей и помогает всем дамам по очереди выбраться на сушу.
Лариса переваливает через борт две сумки с продуктами, предназначенными для подопечных пенсионеров-инвалидов, Ирина подхватывает торбу «бабы Любы». Взбираемся на противоположный берег.
– А где ж деревня?
– Во-он за тем березнячком. Это километра 3 с половиной туда, да деревня большая, километра полтора. Ну, туда и обратно километров 9 получается, — с готовностью поясняет Лариса.
– Сколько?!
– Да не переживай так, за разговором быстро дойдем, — «успокаивают» спутницы.
«Умирают наши старики»
Лариса Кабанова рассказывает о своей работе, которой не позавидуешь.
– Еще недавно у меня было 10 подопечных в этой деревне, сейчас уже 4. Умирают наши старики, куда деваться. Кому воды наносить из колодца нужно, кому продукты привезти, кому лекарства. Недавно две недели сюда ходила каждый день: старушка одна заболела, я ее кормила. Но к половодью мы хорошо подготовились: заранее закупила им всем крупы и сахар, чай и медикаменты. Сейчас только так, по мелочи чего доставляю.
Любовь Федоровна встречает гостей на крыльце дома. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
– И постоянно вот так, пешком?
– Нет, почему же? Есть личная лошадь, так что порой на телеге продукты вожу. Но это когда муж свободен, потому что у нас мосток, который сейчас залило, немного хлипкий. Боюсь, что лошадь ногу подвернет, тогда все, только на мясо. Есть еще велосипед, на нем — только когда сухо или чуть подморожено. Даже если сама не еду на нем, то сумки везу — все легче, не на себе. А так — да, пешком. Как прихожу из Бутырок — минус полтора килограмма, тем себя и утешаю, что ходить полезно, — смеется местная соцработник.
У Кабановых крепкое хозяйство, которое требует почти круглосуточного внимания. И хрюшки с хряком, и корова, и куры, и уже упомянутая лошадь. Сама Лариса трудится в отделе социальной защиты, плюс на полставки почтальоном. Письма бабушкам пишут редко, но местную газету разносить приходится — событиями районного масштаба интересуются все пенсионеры.
Ирина, в свою очередь, «докладывает» о тех, кто нуждается в ее пристальном внимании. В настоящее время «тяжелых» больных в деревне не имеется, на ее памяти госпитализировать в половодье никого не приходилось. Лариса подсказывает: «Хоронить — тоже, тьфу-тьфу-тьфу».
– У одного подростка были проблемы со здоровьем, был на госпитализации в Рязани, сейчас находится в санатории в Кирицах. Его бабушка на самом конце деревни живет, к ней обязательно надо зайти, померить давление.
– А помнишь, как мне вдруг в неурочное время приспичило здесь появиться? — Лариса обращается к Ирине, потом поворачивается ко мне. — Стучусь к одной пенсионерке — не открывает. Долбила-долбила, помощь вызвала, дверь вышибли, а она у порога лежит. Стало бабушке плохо, доползла до двери, дальше не хватило сил. Слава Богу, спасли тогда ее.
– А было у нас такое, что Проня до самого березняка разливалась, — вспоминает Лариса. — Тогда нас на моторке почти к деревне доставляли, было удобно. А сами Бутырки, можно сказать, затапливало еще в феврале: такие ручьи по всей улице лились — не пройти было.
Пенсионерки уже поджидают моих спутниц, стоя на крылечках. Любовь Федоровна отказывается от медицинских манипуляций, оправдываясь тем, что самостоятельно следит за давлением, чуть что — знает, какие принимать препараты. Чувствует себя сносно, только «ноги ноють и ноють — к непогоде, видать». Показывает стопку пакетов с крупами, прикрытую чистым полотенцем:
– У меня пока все есть, Лариса, не переживай, и лекарств полный набор. Да и дети в выходные приедут. А за газетку спасибо. Фотографироваться? Зачем фотографироваться, я не в парадном виде, — суетится она, убегает в комнату и выходит уже в нарядном платке.
Мимоходом рассказывает, что все у них в деревне было хорошо, пока не нагрянула перестройка и не развалила все колхозы. Которые восстанавливать уже некому: все мужики спились.
– Раньше разве не пили?
– Пили, но не вусмерть, — заверяет пенсионерка.
– Раньше всех работа сдерживала. Выпивали, но знали, что завтра на работу, да и употребляли свое. А сейчас пьют какую-то гадость дешевую,  от этого все беды, — поясняет Лариса. — И сдерживающего фактора, работы, почти нет. Потому и обленились, даже картошку перестали сажать. Я не только про наших говорю, я про деревни вообще, — добавляет Лариса.
Добредаем до последних домов, Лариса выдает сумку с продуктами, заказанными по мобильнику, пенсионерка Валентина Дмитриевна жалуется фельдшеру на состояние здоровья. Ирина измеряет давление, выдает таблетку. Рассказывает пенсионерке, что вода уже сходит, совсем скоро покажется мост, можно будет спокойно переправляться на ту сторону.
– А зачем мне переправляться, если магазин с поликлиникой сами ко мне ходють? Я ж тут как королева живу, — смеется она, но тут же хватается и за голову, и за поясницу.
Начальник Старожиловского гарнизона местной пожарной охраны Виктор Бирюков пояснил корреспонденту РП по прибытии из Бутырок, что местные жители за всю свою жизнь привыкли к подобным весенним «выкрутасам реки»:
– Перед разливом я, как положено, прибыл в деревню, чтобы проверить, все ли у жителей в порядке в смысле пожарной безопасности и жизнеобеспечения. Они надо мной смеются: «Да что тут проверять-то, мы уж тертые калачи, всем запаслись, если что — у всех мобильные телефоны имеются». На перевозчика Алексея можно положиться, он вырос на этой реке. Опасность его работы заключается в том, что в начале разлива по воде могут плыть и большие льдины, и мелкие обломки льда, вот здесь нужно уметь лавировать между ними. Инцидентов не было, надеемся, что и впредь будет все в порядке. Ведь наше региональное ведомство МЧС готовится к половодью задолго до его наступления.
Когда материал был готов к публикации, стало известно, что вода отступила, по подсохшему мосту вновь поехали тракторы и машины с хлебом и молоком для жителей Бутырок.
Поделиться
ТЕГИ
10 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ