Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Орская эвтаназия

Из-за того, что Южно-Уральский никелевый комбинат законсервировали, около 2 тыс. человек потеряли работу
Елена Коваленко
15 октября, 2013 14:29
5 мин
Митинг в Орске 28 сентября. Фото: Orsk.ru, Павел Сайгадак.
В промышленном центре Оренбуржья идут массовые сокращения. Временно приостановил работу убойный цех Орского мясокомбината. «Уралсталь» сократила численность сотрудников примерно на 1,5 тыс. человек. Прекратил свою деятельность Южно-уральский никелевый комбинат.
Орчане предъявили претензии к власти. Все еще надеясь на положительные перемены и рассчитывая на поддержку со стороны администрации, люди вышли на улицы 28 сентября. С плакатами «Орск против безработицы!», «Тебя хотят уволить? Не молчи!», «Власть! Чем нам кормить своих детей?» и «Верните нам работу!» прошли по проспекту Ленина от площади Шевченко до Комсомольской площади, скандируя «Франц, Берг, выходи!» (Виктор Франц — глава города Орска, Юрий Берг — губернатор Оренбургской области. — Примеч. авт.).
Проблемы Орска — это и крайне тяжелая экономическая обстановка, и безработица, и низкий уровень доходов у населения, и разрушающаяся инфраструктура. Орчане видят для себя пока лишь один выход из кризисной ситуации — уезжать. Лариса Солонникова, воспитатель детского сада, уже приготовилась упаковывать вещи:
– И все, кого я знаю: молодые специалисты, энергичные, перспективные — никто свою жизнь с этим городом не связывает и надежд на лучшее не питает. Никто не хочет оставаться в Орске.
Всероссийская перепись населения показывает: в период с 2002 по 2010 количество жителей сократилось на 11 тыс. человек, с 2010 по 1 января 2013 Орск потерял еще 4 тыс. горожан. По последним данным, в Орске сейчас проживают немногим более 236 тыс. человек.
О том, что с закрытием Южно-Уральского никелевого комбината и других предприятий в Орске складывается крайне негативная ситуация, давно говорили и областные депутаты. Андрей Рейзлер приводил свои аргументы на одном из очередных заседаний Законодательного собрания. Он сообщал, что в городе отмечается рост безработицы и, как следствие — преступности.
– Мы изучили отчеты руководства УМВД области. За три месяца сразу после закрытия комбината уровень преступности в Орске вырос в два раза по сравнению с прошлым годом! Причина одна — массовые сокращения. Год назад я лично разговаривал с министрами, они меня клятвенно заверили, что вопрос решен — предприятие будет работать, — сообщил корреспонденту РП Андрей Рейзлер. — Единственное, там уволят лишь тех, у кого пенсионный возраст. Хотя я в этом тогда усомнился. Через два месяца предприятие закрылось.
"Южно-Уральский никелевый комбинат" (ЮУНК) — крупное предприятие цветной металлургии, доля которого в мировом производстве никеля составляет более 1%. Он входит в состав компании Oriel Resources Ltd., в рамках которой консолидированы все ферросплавные предприятия «Мечела». Производство остановили, оборудование законсервировали и объявили о продаже промышленного гиганта. На предприятии трудились около 3 тыс. человек. Для Орска предприятие значило очень много.
– Кому-то может показаться, что это вещи несравнимые, но представьте, что в Оренбурге «Газпром» закроется и всех работников уволят, — говорит Вячеслав Занозин, житель Орска. — Для нашего города Южно-Уральский никелевый комбинат имел огромное значение. Я общаюсь со множеством людей ежедневно. Многие считают, что закрытие ЮУНК — это слишком серьезный удар, скорее всего город от этого уже не оправится. Вряд ли власти смогут что-то реальное сделать для спасения. Да и сомневаюсь, что смогут найти покупателя. Кому захочется приобретать нерентабельное производство?
По словам депутата Андрея Рейзлера, в связи с запуском новой доменной печи около 1,5 тыс. человек сократили и на предприятии ОАО «Уральская сталь» в городе Новотроицке, что в 17 км от Орска. Это восьмое по величине российское предприятие по производству стали и готовой продукции, а также лидирующий производитель толстолистового проката, полосовой стали и трубной заготовки в России. Его считают крупнейшим на Южном Урале.
– Новотроицк и Орск — два города, практически связанные пуповиной. Есть орчане, которые ездят в Новотроицк на работу и наоборот, — говорит депутат.
Руководство ОАО «Мечел» объясняет свое решение об остановке производства на ЮУНК тем, что на мировом рынке никеля длительное время складываются негативные тенденции. Производство убыточное и благоприятных прогнозов пока нет.
ОАО «ЮУНК», заключив многостороннее соглашение с правительством Оренбургской области, Администрацией города, ОАО «Мечел», руководством и профсоюзным комитетом комбината, взял на себя ряд обязательств по поддержке и трудоустройству уволенных сотрудников.
По условиям договора правительство области и администрация города Орска на себя взяли обязательство трудоустроить 500 человек.
Предприятия группы «Мечел» должны будут принять к себе до 1,5 тыс. сотрудников. Орчанам предложили переехать в Челябинск или в Якутию. На «Челябинском металлургическом комбинате» и помольно-смесительном комплексе по производству цемента «Мечел-материалы» есть 750 вакансий. Республика Саха (Якутия) готова предоставить рабочие места 650 новым работникам на «Эльгинском угольном комплексе». Также людям обещаны выплаты, соответствующие среднемесячному заработку, в течение пяти месяцев после увольнения. А матерям-одиночкам — дополнительную денежную компенсацию в размере 50 тыс. рублей.
Поверив обещаниям бывшего работодателя, некоторые отважились съездить и ознакомиться с условиями.
– Попытки были у людей — поехать. Уезжали. Но возвращались недовольные, — рассказал корреспонденту РП председатель орского городского профсоюза наемных работников Константин Ботузов. — Есть некоторые условия, которые заведомо невыполнимы. Многие еще переваривают информацию, пока есть возможность на среднем заработке сидеть. Максимум три месяца у них осталось.
В качестве обещанного временного жилья в Челябинске — общежитие, в которое предлагалось заселяться без семей. А в Якутии проживать пришлось бы, вероятно,в условиях крайней удаленности от жилых мест и отсутствия жизнеобеспечивающей инфраструктуры — в вахтовом поселке. Месторождение расположено в юго-восточной части Якутии, в 415 км к востоку от города Нерюнгри и на 350 км севернее станции Улак Байкало-Амурской магистрали, в центральной части Токинского угленосного района.
Не верит председатель городского профсоюза в эффективность подписанного соглашения, считая, что за неисполнение прописанных в нем условий никто никакой ответственности нести не будет. Не одобряет он подписание первоначального соглашения о высвобождении работников:
– Я, со своей стороны, считаю, что это делать было недопустимо на тот момент. Не ввязаться в борьбу — уже проиграть. Надо было костьми ложиться работникам комбината. Все рассчитывали на обещания со стороны правительства, что ведутся переговоры и вот-вот найдется покупатель. Но, к сожалению, как они сейчас говорят, — переговоры затянулись. Факт остается фактом — ЮУНКа больше не существует и трудового коллектива тоже — люди уже за воротами.
Бросать все и уезжать тоже не просто — цены на жилье в Орске в настоящее время значительно снизились. Соответственно, продав что-то здесь, купить на эти деньги нормальное жилье в другом городе практически нереально.
– Постоянно вливать областные и федеральные средства в те предприятия, которые не рентабельны, невозможно, — считает Андрей Рейзлер. — Надо помогать людям переселятся в другие города. Помогать финансово. Если в городе есть работа, если город развивается — жизнь в нем и дальше будет меняться к лучшему. Если в городе нет работы, если там процветает преступность, если там плохая экологическая обстановка, то сколько бы ты туда ни вкладывал — рано или поздно он все равно станет бесперспективным. Все, конечно же, не уедут. Останутся те, кому там комфортно, у кого есть работа и те, кто вообще никому не нужен.
Найти работу в Орске выброшенным за борт сотрудникам ЮУНКа будет сложно.
– Тем более — по профилю. Это же все-таки металлургия, — говорит Константин Ботузов. — Альтернативы нет. Сейчас лихорадит такого же гиганта, как ЮУНК, в Новотроицке — «Уралсталь». Там у них тоже идет сокращение. Люди пачками уезжают отсюда. Особенно молодежь — едва оканчивают школу или колледж и быстро уезжают из Орска. Срываются и уезжают семьями те, кто прожил здесь всю жизнь. Потому что просто невозможно стало. Но мы еще надеемся. И мы требуем. Нам нужны реальные изменения.
После состоявшегося митинга в восточную столицу Оренбуржья прилетал глава региона Юрий Берг. Дал понять людям, что власть их слышит и что предпримет действия для решения образовавшихся проблем.
– Мы пообщались, но на этом все не закончится. У нас накипело, наболело. Мы будем дожимать власть, — подытожил Константин Ботузов. — Других вариантов у нас нет.
Какие программы по выходу города из кризиса могут быть у Орска? Андрей Рейзлер считает, что городу нужен новый завод:
– Уезжает как раз средняя прослойка, самая активная и развитая. Чтобы это остановить, надо средства вкладывать. Но скорее всего не в эти предприятия, а что-то строить новое. И желательно, чтобы это была не добыча каких-то ископаемых, а делать ставку на перерабатывающие и инновационные производства. А у нас же все в Москве — Сколково, например. И все рвутся туда. Мне кажется, это не совсем правильная политика. Вот в таких городах, как Орск, надо ставить производство, которое бы спасло эти города и жителей.
темы
5 мин