Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета

Вид на стартовый комплекс космодрома Восточного. Фото: Игорь Агеенко / ТАСС

Извините, идет стройка

Как изменилась жизнь амурчан с приходом в их города «проектов века»

Марина Редькина
31 июля, 2015 15:45
11 мин
Космодром Восточный, газовый проект «Сила Сибири», нефтепровод ВСТО — за последние несколько лет в Приамурье запустили огромное количество крупных инвестпроектов. Будут еще и нефтеперерабатывающий завод, и канатная дорога из России в Китай, и на днях «Газпром» подал заявку на создание в регионе ТОР под свои нужды. Жителям области обещают рабочие места, новую инфраструктуру, хорошие дороги и миллиардные налоговые сборы на долгосрочное развитие.
Но сейчас в маленьких городах «болезни роста»: инвесторы уже пришли, прибыли от строек еще нет, но есть побочные эффекты. Насколько они серьезны и когда их устранят, узнала корреспондент «Русской планеты».
До 2009 года в закрытом поселке Углегорске, глубоко в тайге жили 5 тыс. человек и почти не было приезжих. Теперь в десятке километров от него строят космодром Восточный, а на окраине самого Углегорска строят новый город Циолковский на 20 тыс. человек — для работников космической отрасли.
На въезде в Углегорск стоит КПП. Люди в форме неспешно сверяют документы и номера машин, уточняют разрешение на въезд. За воротами замерший где-то в 90-х спальный район любого российского города с рядами типовых хрущевок. Дороги странные: светофоров и разметки нет, редкие дорожные знаки лишь напоминают об ограничении в 20 км/ч. Во дворах вместо стихийных парковок — кусты зелени, клумбы, детские площадки. Детей вообще непривычно много. Будто попадаешь на территорию какого-то санатория. Мамочки с колясками и малышня с мячами гуляют всюду, девочки прыгают через скакалку посреди дороги. Все переходят проезжую часть, где им вздумается.
О всероссийской стройке неподалеку внезапно напоминают мужчины в робах с надписью «Спецстрой». Закуривают на пороге местной забегаловки.
– Сами мы из Краснодарского края, третий месяц здесь работаем. Скоро домой поедем, — признается РП строитель космодрома Алексей. — Живем на стройке Восточного, а сюда пришли покушать. Там совсем разнообразия у нас нет. Пешком наматываем километры до «цивилизации».
Коренные жители Углегорска рабочих с космодрома не жалуют.
– А чего они здесь ошиваются? Все лавки во дворах позанимали, в магазинах из-за них цены взвинтили. А что — могут же себе позволить, — возмущается горожанка Лидия Ивановна. — У нас если какая драка раз в сто лет произойдет, так потом три недели обсуждают. А тут день через день разборки. Хорошо хоть между собой, местным пока не доставалось.
– Приезжие рабочие пьют в наших дворах, а хабаровские инженеры гоняют по поселку на пикапах, — коротко характеризует изменения в Углегорске молодая мама Мария Севастьянова. — Это из минусов. Им сложно привыкнуть, что у нас тут везде жилая зона, дворовая территория. Раньше дети спокойно в резиночку могли играть посреди дороги, сейчас приучаем их быть внимательными.
Зато здесь рады специалистам с высшим космическим и инженерным образованием. Для сотрудников Роскосмоса открывают новые заведения, развернули современную спортплощадку, привели в порядок достопримечательности и музейный фонд. Регулярные визиты высоких гостей сопровождаются концертами и познавательными встречами с космонавтами.
– Из положительного — за время стройки открыли два ресторана, сауну, магазины. Раньше было всего три развлекательных заведения на весь поселок. Вот жены инженеров очень приличные. Приезжают с новыми идеями, открывают кружки для наших детишек, — продолжает Севастьянова.
Еще жители отмечают: с начала стройки в затерянном поселке взлетели цены на жилье. Аренда достигает 35–43 тыс. рублей в месяц за квартиру на вторичном рынке со старой мебелью.
– Недавно знакомые продали однушку за 1,6 млн рублей. Этих денег хватит, чтобы в Благовещенске такую же купить, — добавляет молодая мама.
Белогорск — второй по величине город Амурской области с населением в 70 тыс. человек. В отличие от Благовещенска, он стоит на БАМе, так что жизнь тут кипит. Регулярно что-то строят, открывают и модернизируют. Еще город славится своими оригинальными памятниками. Здесь есть монумент живучей рыбе ротану и изваяние Вежливого солдата с котенком на руках.
В Белогорске открыт первый в Приамурье частный детский сад с бассейном, куда распределяют детей из общей очереди. Обещают возвести уникальный на Дальнем Востоке центр культуры. А на окраинах готовятся к появлению целого агропромышленного комплекса и цементного завода.
И уже почти пять лет в этом городе базируется управление дальневосточного участка нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). Но пока, как признаются белогорцы, все их позитивные изменения — не от ВСТО, а от других инвесторов.
– Город наш заметно преобразился за последние 4–5 лет. Но от нефтяников мы не получили пока ничего, — признается в беседе с корреспондентом РП горожанка Любовь Алексеева. — Моя работа тесно связана с экономикой города, я знаю, куда приходят и уходят средства в Белогорске. И это больше заслуга нашего градоначальника, который пытается охватить все сферы в городе и договориться с каждым о пусть маленьком, но вкладе в его развитие. Бюджет у нас дефицитный, пытаемся, выживаем, как можем. А нефтяники только цены на недвижимость задрали своим приездом. В итоге ни их налоги к нам не поступают, так как зарегистрированы они не на территории области, ни строят ничего для нас. Возводят только для себя и своих сотрудников. Теперь в городе большие надежды на ТОРы. Будет производство — будут рабочие места.
Белогорск надеялся и на газопровод «Сила Сибири» и топливный завод, но «Газпром» в последний момент переделал проект и решил прокладывать ветку через другой амурский город — Свободный. Здесь газовики обещают взять под крыло два самых неблагополучных района, отстроить новые сады, спорткомплекс, первую котельную на газе, храм и даже парк развлечений по образцу «Диснейленда».
Жительница центра Свободного, чьи окна как раз выходят на обещанный суперсовременный сквер и будущее здание «Газпрома», надеется на лучшее.
– Парк и храм — тут они, конечно, в точку попали. Отдыхать с детьми у нас совсем негде, храм совсем старенький, на Пасху люди стоят на улице и места всем не хватает, — говорит предприниматель Татьяна Маркова. — Но есть и минусы от соседства с глобальными стройками. Квартплата взлетела до небес. По городу стали разгуливать асоциальные личности. Они же все через нас на космодром едут. Все ждут, что их там примут с распростертыми объятиями. А кому они нужны? Их разворачивают восвояси. А домой возвращаться стыдно и денег нет. Вот и оседают у нас в городе. У меня в пятиэтажном доме, может, десять собственников живут, остальные все приезжие, снимают квартиры.
Старая церковь в Свободном. Фото: Марина Редькина / «Русская планета»
Старая церковь в Свободном. Фото: Марина Редькина / «Русская планета»
Как выясняется, жители ворчат не просто так. В Свободненском районе, где находятся Свободный и Углегорск и строится космодром, действительно стало больше криминала.
– Наркомания, кражи, разбои с каждым днем у нас все увеличиваются, — констатирует «Русской планете» участковый уполномоченный полиции г. Свободного Алексей Балакин. — В городе — наплыв граждан ранее судимых, малых этнических народностей (цыган — Примеч. РП.), которые чаще всего попадают в сводки правонарушений. Как правило, они не зарегистрированы по месту пребывания, что затрудняет раскрытие преступлений и надзор за подозрительными элементами. Раньше можно было свободно оставлять автомобили на дворовой территории — теперь чуть ли не ежедневно мы фиксируем вскрытие припаркованных под окнами транспортных средств. Участились жалобы на асоциальное поведение арендаторов жилья от горожан.
Согласно статистике амурского областного УВД, в 2014 году впервые за 8 лет был зафиксирован рост преступности в Приамурье. В «лидерах» по региону — ЗАТО Углегорск: увеличение на 16,3%.
Недвижимость тоже действительно дорожает, но это как раз может быть выгодно городам. Благовещенские риелторские агентства проявляют все больший интерес к районам. Если рынок областного центра перенасыщен предложениями продажи и аренды, то в Свободном, Белогорске, Углегорске 2014 год стал, что называется, «золотым».
– Буквально несколько лет назад мы с районами не работали — не было смысла, так как берем процент от суммы сделки. Квартиры за пределами Благовещенского района тогда стоили от 200 тысяч, максимум 1 миллион рублей. Но найти клиентов на дорогое по районным меркам жилье было практически нереально, — рассказывает РП агент по недвижимости риелторской фирмы «РиэлтИнвестКом» Эдуард Моцарюк. — Сейчас ситуация кардинально изменилась. Так, сегодня на продажу выставлена квартира в стандартной хрущевке Свободного в 42,9 кв. м. за 1 млн 349 тыс. рублей. За такую сумму у нас, как пирожки, улетают подобные квартиры в пятиэтажках в центре Благовещенска. Самый большой взлет цен на аренду жилья в Углегорске, почти втрое. Особенно популярны двушки — от 40 тыс. рублей в месяц. Тогда как рынок аренды в областном центре практически замер, и однушки вместо недавних 15–20 тысяч едва могут сдать за 12, а порой 8 тыс. рублей в месяц.
Как говорят эксперты, большая часть нынешних проблем — временные. Гастарбайтеры и проходимцы, которые пытаются участвовать в любых крупных проектах, уедут после окончания строительства. А благоустройство останется. Но насколько оно будет отвечать чаяниям жителей, зависит от местных властей, которые в курсе городских нужд, а не от самих приезжих инвесторов.
– Ошибочно полагать, что одно предприятие, пусть и всероссийского масштаба, в одночасье преобразит жизнь целого города. Но положительные моменты с приходом глобальных инвестпроектов на территорию Приамурья, несомненно, должны быть. И это напрямую зависит от руководства конкретного населенного пункта и областной власти, — рассуждает в беседе с РП Андрей Конюшок, экономист и бизнес-консультант, в прошлом региональный замминистра экономического развития. — Пример с дальневосточным отделением нефтепровода ВСТО, пять лет базирующимся в Белогорске, показывает, что на этапе подписания документов верных договоренностей произведено не было. Пока мы видим, что корпорации приходят к нам, берут прибыль, а взамен не оставляют ничего, кроме, может, 100 рабочих мест.
Обратная ситуация сейчас в Свободном с городком «Газпрома». Уже изначально градоначальник пытается вовлечь корпорацию в жизнь города. Но при этом ошибкой будет мыслить узко, объектами: «Постройте нам храм, дом, сад, отремонтируйте дорогу». Ведь намного дешевле, например, привести в порядок парковые объекты города, восстановить уличное освещение. Но за этим потянется и дальнейшее улучшение уровня жизни горожан. Это так называемая стратегия форсайта, когда все слои населения включены в дискуссию и формируют видение будущего города. Это должна быть не просто дорога, а инфраструктура, которая сама сформирует новые возможности для горожан. Чтобы вслед за ней открывались новые магазины, развивалась сфера услуг и досуга. И чтобы в целом повышался уровень жизни населения, — заключает эксперт.
Поделиться
ТЕГИ
11 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ