Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Занавесочкой задернули, чтобы Путин не расстроился»

Сотрудник музея-заповедника «Рязанский Кремль» Ирина Кусова рассказала «Русской планете» о том, как разрушаются городские памятники старины

Екатерина Вулих
7 апреля, 2014 17:57
9 мин
Жильцы этого дома опасаются поджога. Фото: Екатерина Вулих
Заместитель директора по научной части рязанского историко-архитектурного музея-заповедника «Рязанский Кремль» Ирина Кусова — активная участница всевозможных акций протеста против уничтожения исторического центра Рязани. Прогулка с ней по Рязани начинается с автовокзала. «Недаром говорят, что лицо города — это вокзал», — говорит Кусова. Мы приходим на автовокзал «Приокский», точнее, в Торговый городок, с которым автовокзал составляет почти одно целое.
Торговый городок — некогда гордость города, местная ВДНХ — пугает отсыревшими полуразрушенными стенами, облупившейся краской, кирпичными выщербинами. В арках с трещинами гуляет ветер. Массивные двери выставочных павильонов наглухо закрыты ржавыми массивными замками. На стенах растет мох, на крышах — деревья.
– В 50-х годах в Рязани случился невероятный промышленный и сельскохозяйственный взрыв, эти отрасли совершили громадный скачок вперед. И здесь, в торговом городке можно было купить лучшие овощи-фрукты, мебель, модную одежду, — проводит экскурс в историю Ирина Гасановна. — Сюда люди приходили с семьями, нарядные, а не забегали мимоходом, как сейчас в супермаркет. Это был семейный выход в свет. Даже фонтан тут работал.
По словам Кусовой, комплекс начал разрушаться в 90-е годы, когда здания отдали под склады. Сейчас Торговый городок находится во владении муниципалитета, дальнейшая судьба исторического строения непредсказуема.
– Нам говорят, что фундамента под зданиями практически нет — коммунисты строили временно, не соблюдая никаких правил. К тому же почти каждую весну здесь разлив, по комплексу пройти невозможно. И мы видим, что желания сохранить комплекс у властей нет. Разрушится — потеряем уникальный образец нарядного сталинского барокко, — предрекает Ирина Гасановна.
Если пройти от Торгового городка к площади Свободы (бывшая площадь Воскресения) и повернуть к Скоморошинской улице, то можно увидеть новый дом — точную копию старого, построенного по проекту архитектора Ивана Стопычева в конце 18 века.
– Это здание — пример того, что усилия неравнодушных жителей города и журналистов не пропали даром. Хотя и не удалось отстоять сам памятник, но и не позволили, как планировалось вначале, построить на его месте четырехэтажный новодел с подземным паркингом, — вспоминает экскурсовод. — То есть сохранили если и не памятник архитектуры, то хотя бы вполне достойную память о нем.
Изначально в здании жила семья крупного купца Ананьина, потом там разместили «Дом колхозника», затем — ПТУ, до последних лет там располагалась аптека. Когда он обветшал настолько, что стал угрожать жизни людей, его решили реконструировать.
– Но таких относительно позитивных примеров мало: чаще рязанские исторические памятники просто разрушаются. А нам, защитникам рязанской истории, говорят, что дерево старое, жучок источил, вода разрушает. Ничего подобного. В других регионах дерево даже 16 века прекрасно сохраняют и реставрируют, а у нас не хотят, потому что усилий много, а явной прибыли никакой, — уверена Кусова.
О судьбе дома сестер Хвощинских писали в последнее время много. Сначала сообщали о том, что дом на Семинарской определен под региональный литературный музей. Потом о том, что этот памятник рязанской, и даже российской истории и культуры обязательно будет восстановлен. Осенью 2013 года дом, построенный во второй половине 18 века, завесили баннером с нарисованным теремом.
– Как занавесочкой задернули, чтобы Путин не расстроился, когда в Рязань с визитом приезжал, — с болью в голосе говорит Кусова. — И вот что показательно: биографию и творчество Надежды Хвощинской изучают исследователи из разных стран мира, а в Рязани не могут привести в порядок дом знаменитых сестер-писательниц.
В позапрошлом веке порог этого дома переступали редактор «Литературной газеты» Владимир Зотов и художник Иван Крамской, писатель Салтыков-Щедрин. После смерти трех сестер дом стал еще более известен, но уже по другой причине: в нем открылся первый в России рентгенологический кабинет. Доктор Павел Эммерихович Штейнлехнер привез из Германии аппарат, с которого и началась история рентгенологии.
За тряпичной картинкой — руины, тропинка к провалу в стене и запах общественного туалета. Половина бывших жильцов до сих пор так и не получили постоянное жилье. Они обитают в резервном фонде города — в бывшей гостинице «Москва».
Совсем рядом — двухэтажный дом по улице Семинарской, № 14/16, прямо у стены Десантного училища. Если смотреть издалека — не дом, а сказочный теремок, только очень старый. Его жители опасаются, что он может в любой момент сгореть.
– Мы не живем, а трясемся от страха, — поясняет одна из трех женщин, собравшихся у крыльца. — Сейчас обсуждаем, как джипы вон к тому коттеджу летают, не снижая скорости. А поджога каждую ночь боимся, и об этом весь город знает.
Этот дом примечателен, помимо «кружевной» резьбы в русском стиле, тем, что в нем когда-то жил почетный гражданин Рязани Алексей Михайлович Овсянников. Бывал тут и Сергей Есенин. А на втором этаже была квартира у некоего чиновника по фамилии Забела. Его дочь вышла замуж за Михаила Врубеля, и в 1903 году больной художник, надеясь выздороветь, и сам поселился в этом доме на тихой улице.
– А еще в этом доме была одна и первых городских студий фотографии. Вот бы устроить здесь Музей фотографии памяти рязанского фотографа Каширина, о котором давно мечтают горожане.
Движемся по улице Ленина в сторону площади Театральной. С левой стороны — дом № 3 по Газетному переулку, в котором некогда жили братья Малашкины.
– Знаете, кто написал музыку к стихам «Утро туманное» и «Я встретил вас»? — озадачивает меня Ирина Гасановна. — Леонид Малашкин, который здесь жил. Может, в этом самом доме, и написал. А Николай Малашкин основал первую литографию и выпустил первую в городе частную газету. Одна из его дочерей впоследствии основала возможно первое в России женское коммерческое училище. Романсы — бессмертны и известны во всем мире, а дом сгорел. Или сожжен.
И вновь уже привычная глазу картина: обугленный остов дома, проросшие через отсутствующую крышу березы, запах мочи и тлена. В двух шагах — известное кафе, через забор — городской парк, в котором гуляют дети и проходят городские праздники, по соседству — богатый особняк-новодел. А дом № 3 в Газетном переулке, по словам Кусовой, восстановлению не подлежит.
С правой стороны от улицы Ленина на этом участке — Бульварный переулок, забор городского парка, который в народе называют «Наташкин парк», и пустырь на месте деревянного дома № 1. Его судьба ничем не отличается от судьбы дома в Газетном переулке — также сожжен, а потом — снесен. В нем родилась известная революционерка Наташа Климова, покушавшаяся на жизнь Петра Столыпина. Она была приговорена к смертной казни, потом — к пожизненному заключению. В тюрьме Климова писала воспоминания о доме, в котором провела детство.
– Рязанские старые дома, без преувеличения, кладовые истории, но они оказываются не нужными властям. Гораздо ценнее в наше время земля в центре города. А вот «историческую труху», которая вообще бесценна, не сберегли.
– Мы готовим перечень объектов, которые ценны для города и которые пора внести в реестр охраняемых памятников, — говорит Кусова. — Это, в первую очередь, гостиница Штейерта на улице Ленина (здание ФСБ — примеч. авт.) — редкий для Рязани образец модерна и целый комплекс зданий середины 20 века — архитектура конструктивизма и сталинского ампира. Всего около двадцати домов. Письмо отправим в региональное министерство культуры и главе городской администрации Виталию Артемову. Потому что пройдет пара лет, и эти памятники придется спасать.
Ирине Кусовоой пора на работу, в Рязанский кремль — там располагается музей-заповедник. По дороге останавливаемся перед зданием Театра на Соборной (ранее — Театр юного зрителя), которое было построено в 1860 годах.
– Можем потерять это здание, оно, как говорится, на ладан дышит. Все в трещинах. Его ведь автомобильные дороги опоясывают с трех сторон, не выдерживает строение постоянной сильной вибрации. А рядом с ним новую развязку собираются строить, —обреченно вздыхает Кусова, но тут же оживляется, — Зато его перед эстафетой олимпийского огня слегка отреставрировали. Чтоб не рухнуло случайно на олимпийцев. И чтоб не стыдно было.
Я провожаю собеседницу до дверей ее работы. Вокруг — постройки 17 века, соборы, колокольня и тишина: в субботу здесь малолюдно.
– Смотрите пока, наслаждайтесь, а то скоро, может, и не попадете сюда больше. Кремль планируют передать в ведомство РПЦ, а наш музей могут вывести отсюда. Священнослужители уже высказываются против свадеб, которые здесь справляют последние десятилетия. Так рязанцы могут потерять еще один памятник. Не в том плане, что он разрушится, а потому что прогулки здесь станут невозможны, — говорит на прощание она и скрывается за массивной дверью.
темы
9 мин