Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Стремно обносить старушечьи делянки»

Исправившийся вор и участковый рассказали «Русской планете», как спасти дачное имущество от грабителей

Владимир Лактанов
7 мин
Сан Саныч. Фото: Екатерина Вулих
С началом каждого дачного сезона рязанские огородники подсчитывают убытки — лопаты, ведра и керосинки. Все лето они сторожат поспевающие помидоры и хрен, а осенью стараются все же уберечь от воров грабли, тазы и металлический забор. Кто-то заваривает наглухо железные ставни и протягивает по верху забора «колючку», кто-то, напротив, оставляет двери нараспашку, забирая с дачи наиболее ценный скраб. Такие дорогостоящие антиворовские меры, как установка камер видеонаблюдения или заключение договора с охранными фирмами, доступны не каждому садоводу. Поэтому приходится призывать на помощь фантазию.
– Если вор решил попасть на участок и обнести дом с сараем, он это сделает, несмотря ни на что, — убеждает корреспондента «Русской планеты» Сан Саныч.
Александр Александрович (по-простому — Сан Саныч, для приятелей — Адвокат), заверяет, что с прошлым завязал уже 5 лет назад, когда выслушал приговор и отправился не по своей воле на два года шить женские халаты и полицейскую форму. На вопрос о странной для вора кличке отвечает, что его так прозвали подельники за умение оправдать свои противозаконные действия лучше любого профессионала.
– Цены в магазинах повышаются, налоги растут, а дорог нет, медицины нет. Пошел анализы сдавать, а мне отвечают, реактивов нет — платите. Меня обворовывают? Обворовывают. И я обворовывал, потому что в природе должно быть равновесие. Иначе все мироустройство нарушится, — говорит он.
– Вас надо было Философом прозвать.
– И так звали. Но никакая это не философия, а правда жизни: кто-то ворует понемножку, на пропитание и «флакон горючего», а кто-то миллиардами — и ничего. Ладно, а то сейчас до «политической» статьи договорюсь. Пошли на вылазку, только если что — будешь сама объясняться и прикрывать своей ксивой, — торопит Сан Саныч, и мы отправляемся в близлежащие садоводческие товарищества.
По дороге рассказывает, что «попал по дурости, хотя мы все так говорим».
– Все как по писаному было: завод развалился, я начал пить, устраивался то сторожем, то еще кем — обманывали, не платили. Один раз выгнали за то, что я отказался выполнять не свою работу бесплатно. И покатилось! Сидел в соседнем дворе, похмельем маялся. Трое ушли надолго, потом пришли с пузырем и закусью. Я «на хвоста сел». Так три дня поили, потом сказали, чтоб я с ними впрягался. А что было делать? Жена денег не давала, пилила постоянно. Короче, занялись мы «дачным вопросом».
По дороге рассказывает, что это сейчас ему стыдно «за те делишки», а тогда, в состоянии вечного поиска денег на пропой, об этом не думалось. Но все же, по его словам, их компания старалась «не косить стариковские помидоры».
– Участки пенсионеров видно: то панталоны ветхие на веревке висят, в доме — чаек бледный, курточка какая-нибудь 70-х годов, миски общепитовские да таблетки. Ни запасов сахара, ни стопариков, ни нормального шланга, не говоря уж о газонокосилках или генераторах. Стремно обносить старушечьи делянки, это беспредел для малолеток с отшибленной головой! Но скажу вам по секрету: иметь дачу в городе — не козырно, бродяг и наркоманов много. Не те, так другие обнесут, — хмыкает он, командует «останавливать тарантас» и идти за ним.
Идем по рядовому садоводческому товариществу, в котором нет ни охранников, ни видеокамер, ни коттеджей за высокими заборами.
– Видите дом с заколоченными окнами? Можно подумать, что он заброшен, и пройти мимо. Заходим с обратной стороны… Опа! А тут огородик ухоженный, помидоры в новой сборной тепличке, беседочка. А вот и банка с «бычками» — посмотрим. Сигаретки дорогие, импортные, бедные пенсионеры такое не курят. Что это значит? Люди не богатые, но на сигаретах не экономят, что забор старый и с дырами — так это руки не дошли, видно. Или для конспирации, как и заколоченные окна. А дверь эту вскрыть — раз плюнуть! — горячится Сан Саныч, но вовремя спохватывается и отворачивается от дома
Бубнит, что я его «на грех подбиваю». И тут же поучает, что в этот дом стоит наведаться часа в 4 утра, можно и урожай собрать, и в доме «пошерстить». Огурцы, щавель, укроп с малиной можно сдать оптом «бабкам возле остановок».
– Вот ведьмы, они ж знают, откуда товар, а все равно берут на реализацию. Они и овощи выдают за собственные, а покупают их на пятой базе. Платят копейки, потому что в курсах, что дачные «шерстилы» не станут сами овощи сбывать. А некоторые вообще говорят: мол, придешь к вечеру, когда распродамся. Пару раз так было, приходим, а ни бабки, ни «бабок», — Сан Саныч смеется своему каламбуру, но тут же прикрывает рот рукой — по привычке, чтоб никто не услышал.
Сообщает, что обычно ходили «на дело» втроем, прикинувшись наемными рабочими, — в спецовках, заляпанных краской кепках. Был у них такой случай: дергают редиску с грядки, а мимо дедуля идет и спрашивает грозно, кто они такие. Ответили, что «делают Петровне туалет, а овощи она разрешила на салат взять». Дед пробормотал: «А что ж мне Петровна ничего не сказала?» и пошел дальше. Случайно угадали отчество владелицы дачи, а председатель поверил.
– Вот вам совет первый: о своих гостях и рабочих сообщайте своим соседям и председателю! Договоритесь об этом на собрании, чтоб люди знали: если на огороде копается кто-то чужой, а вы об этом не сообщали, то это вор, а никакой не «племянник из Брянска».
Указывает на другой участок: забор так себе, дом не очень, ни одной грядки. С моей точки зрения, дача вообще не должна представлять никакого интереса для воров, но у Сан Саныча мнение прямо противоположное.
– Посадок нет, но трава скошена, сарай старый, но крыша покрыта недавно, да и замок новый. Это значит, что хозяева приезжают сюда только отдыхать и в соленьях не нуждаются. Участок ухожен — видимо, есть хорошая коса, которая хранится вон в том сарае. Можно рассчитывать на хорошую посуду и металлолом, а может, даже и на выпивку. Тазы, лопаты некоторые, старые сковороды, ложки и тарелки алюминиевые  — это в пункты приема металлолома принимают. Остальное барахло типа газовых плиток и ковров, бензопил и запасов бензина в канистрах можно сдать местным продавцам паленого спирта. Или старьевщикам на «блошином» рынке.
Сан Саныч дает второй совет: огораживать свои угодья сеткой-рабицей, через которую трудно перелезть, и убирать ценные предметы «куда подальше», к примеру, на чердак.
– Натыкались мы на пару домов, в которых чердак заколочен фанерой, а лестницы нигде нет. Видно, хозяева пользуются складной лестницей. Удобно: и домой все барахло тащить не нужно, и не своруешь. Можно, но возни слишком много — никто связываться не станет.
Говорит, что были случаи: натыкались на замаскированную проволоку под ногами или на бутылку водки на столе. Один сильно поранил щиколотки, так и ушли с дачи, еле-еле до дома добрались. А к «дачной» водке никогда не притрагивались — были уверены, что там смертельная отрава.
– Еще слышали мы, что самострелы делают: вошел ты в дачку — а тебе стрела в глаз! Совсем дачники обезумели! А некоторые, наоборот, оставляют записки типа «Ребята, у нас ничего  нет, мы сами нищие, берите что найдете, только не безобразничайте». И какие-нибудь 100 рублей в банке с крышкой лежат. У таких хозяев и правда рука не поднимается что-то тронуть. Кроме денег, конечно. Это совет третий, если не понятно, — Сан Саныч умиротворенно вздыхает и щурится на солнце.
Рассказывает историю о том, как «наш подельник чуть не подружился с хозяином дачи». Заметил однажды Сан Саныч, что приятель куда-то исчезает по утрам и возвращается уже навеселе. Начали расспрашивать, выяснилось вот что.
– Все мы как-то очень болели похмельем, он один пошел. В одной даче наткнулся на грамм 200 водки в початой бутылке и записку: «Только не воруйте!». А ему что еще надо? Выпил стакан и пошел дальше. На следующее утро — то же самое. А тут его жена выгнала из дома за пьянку, так он на той даче две недели ночевал, однажды даже смородину собрал, половину дачнику оставил, половину сдал торговкам. А потом дожди пошли, уже никто не мог к тем дачам пробраться.
Пока мы бродили по садоводческому товариществу, не встретили ни души, кроме одного человека, который ехал в блестящей иномарке и на нас внимания не обратил. Спутник пояснил, что в понедельник-вторник обычно дачи пустуют — все сделано в выходные.
– Четвертый совет: договоритесь в своем товариществе, чтобы кто-то оставался на эти дни. Желательно с «громкой» собакой, которая облаивает всех чужаков. А то ерунда какая-то получается: в городе собачники дерутся из-за пятачка земли для прогулок, а где надо — ни одного гавкающего сторожа.
Сан Саныч дает и пятый совет: не строить шикарные дачи в «пенсионерском» товариществе, среди полунищих огородов.
– Это раздражает, руки так и чешутся обнести капиталиста. Езжай к богатым, там и строй среди своих, а тут нечего своими деньгами глаза простым людям мозолить!
Собеседник вспоминает несколько историй с явным удовольствием. Однажды «бес попутал» утащить среди белого дня жестяной лист с неглубокого детского бассейна — тот был прикрыт от мусора. Спокойно вынесли и понесли по дороге, уже думали, что все позади — с таким грузом их запросто примут за рабочих. Но ошиблись.
– Потом нам хозяйка рассказывала: «Сижу я на кухне, пью чай, а за окном мимо моего забора железяка с бассейна “проплывает”!». Женщина оказалась не из трусливых: догнала нас, вся такая в красном спортивном костюме и зеленой шляпе, обложила нецензурно, заставила вернуть на место, да еще и грядку вскопать велела. Иначе, говорит, быстро участковому позвоню.
Три товарища взялись за лопаты и принялись вымаливать прощение «непосильным трудом». А хозяйка оказалась отходчивой — налила, закуску на стол выставила, да и сама с ними «тяпнула». Пригласила: нужны будут деньги — пусть приходят поработать, ей мужская сила всегда нужна.
Сан Саныч вдруг впадает в задумчивость и заявляет, что следующая история — не байка, хоть в нее трудно поверить. Рассказал об этом случае «старший товарищ», который и втянул его в воровское дело.
– Тот дружок мой уже сидел. И был у них такой хозяин (начальник колонии. — Примеч. авт.), что спасу от него не было ни зэка, ни подчиненным. От колонии всем сотрудникам участки дачные выдали, деньги хозяину сдали на проведение водопровода, а он себе артезианскую скважину вырыл. Всех кинул, короче, а сказать-то поперек никто ничего не может! А зэка-то слышат все разговоры, поняли, что к чему, да и месторасположение садоводческого товарищества знали, — Сан Саныч довольно ухмыляется, явно дойдя до самого интересного места.
Дальше, по его словам, происходит следующее: освобождаются три подельника, садятся в электричку, находят то самое товарищество, вычисляют дачу хозяина.
– Она одна там такая дача была, кирпичная. Остальные — бытовки, даже жалко вскрывать. А на этом участке — колодец, терем белокаменный. Подломили они дом, походили по комнатам, да и… Мягко говоря, сходили в туалет прямо в зале. Нагадили. Но ничего не украли. Что бы вы тут ни говорили, а у зэка есть свои понятия и свой кодекс чести.
Через пару дней к ним приходили местные участковые, интересовались, как они добирались до дома, не останавливались ли где. Но «копать глубоко» не стали.
– Есть на свете справедливость, — подытоживает собеседник и предлагает «рулить уже домой, пока не запалились».
Напоминает, что один — это просто вор, а вдвоем — уже организованная воровская группировка.
И. о. начальника отдела уполномоченных участковых ОП № 4 Сергей Слесарев по многим пунктам согласился с моим «экскурсоводом».
– Дачники часто не знают ни имен, ни телефонов тех, с кем по соседству копают грядки. Казалось бы, нет ничего проще: увидел незнакомого человека на ближайшем участке — позвони хозяину или хотя бы председателю садоводческого товарищества. Но граждане наши в большинстве своем потеряли бдительность. И телефон «02» набирают только тогда, когда опасность угрожает непосредственно им самим.
По словам опытного полицейского, других граждан подводит, напротив, чрезмерная доброта, доверчивость и человеколюбие. Известны случаи, когда сердобольный дачник пускает в свой дом либо бомжа, либо иностранного рабочего — пожить на время. Через неделю в дачном доме появляется три, пять человек друзей, которые устраивают «народные гулянья». Далее следуют варианты: либо дом сгорает, либо хозяин не может выгнать «несчастных» постояльцев. Добром такие истории заканчиваются редко.
– А бывает еще интереснее: совершилось в дачном доме какое-то противоправное действие, к примеру, застали компанию наркоманов. А хозяина дачи найти не можем! И председатель не знает, кому принадлежит участок, потому что он три раза перепродан и два раза оставлен в наследство. Некоторая неразбериха у нас творится с дачными товариществами, вот что вызывает беспокойство. Ведь на заброшенных дачах очень часто собираются не законопослушные граждане.
По поводу мер безопасности на дачных участках предлагает следующее.
– Приобрели дачу — перезнакомьтесь со всеми соседями, обменяйтесь телефонами и другими координатами. В случае появления подозрительных людей не стесняйтесь набрать «02» или номер телефона своего участкового. Второе: если в СНТ проведено электричество, можно обратиться в нашу вневедомственную охрану и установить на доме охранную систему. И третье: развесьте объявления об охране объекта, даже если ничего подобного у вас не существует — такие «пугалки» тоже срабатывают.
Слесарев также сообщил, что со своей стороны полицейские проводят постоянную разъяснительную работу с дачниками, с работниками пунктов приема металлолома. Патрульные автомобили нередко заезжают на территории товариществ с проблесковыми маячками — это отрезвляет любителей поживиться за счет огородников.
– А вот была показательная история. Обчистил жулик дачу, собрал на огороде кое-какой металл, но вдруг оказалось, что хозяин-то дома, просто заработался. Заметил вора, позвонил приятелям, которые были на другом участке, полицию тут же вызвали. И наши быстро подъехали. И побежал этот гражданин с наворованным скарбом прямо к полицейским, крича: «Заберите меня в участок, спасите от самосуда!». Это я к чему? Самосуд, естественно, вершить нельзя, но и воришкам уже надо понять: сейчас не 90-е, воров быстро ловят и отправляют на принудительные работы, а то и камеру. Так что пора завязывать!
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин