Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Инновации проходят “через кровь”»

Заместитель министра транспорта Крыма — о будущем дорог на полуострове
Владимир Лактанов
5 мин
Фото предоставлено пресс-службой Министерства транспорта Крыма
Меньше месяца назад Вячеслав Петушенко был назначен заместителем министра транспорта Крыма. Раньше он занимал пост главы Дирекции по строительству транспортного обхода Санкт-Петербурга, которая курирует один из крупнейших дорожных объектов России — Кольцевую автомобильную дорогу (КАД). Дирекцией он руководил с 2009 года, а в Крыму будет руководить строительством дорог. Назначение на новую должность по стечению обстоятельств совпало с трагедией во время обвала объездной трассы под Симферополем, унесшей жизни шести человек. Вячеслав Петушенко рассказал «Русской планете», как питерский опыт поможет Крыму сократить количество ДТП и обеспечить безопасность транспортного передвижения жителям полуострова.
– Вячеслав Петрович, поскольку вы человек новый для Крыма, расскажите, пожалуйста, о вашем «дорожном» опыте? Известно, вы начинали работать на петербургской КАД еще с начала ее строительства, а ваша карьера стартовала с должности мастера?
– Я профессионально занимаюсь автомобильными дорогами, начиная с института. Закончил Ленинградский инженерно-строительный институт, после чего два года отслужил в армии, строил дороги. Мне посчастливилось участвовать в проекте строительства одного из знаковых объектов Советского Союза, а теперь и современной России — автомобильной дороги «Амур» Чита — Хабаровск. А потом с 1983 года по сегодняшний день я прошел весь цикл профессий, начиная от мастера, и заканчивая руководителем Дирекции по строительству транспортного обхода Санкт-Петербурга. Это один из крупнейших объектов современной России, да и во всей Европе таких объектов стоить поискать. На сегодняшний день стоимость КАД — 136 млрд рублей, а трафик составляет порядка 240 тысяч автомобилей в сутки. Эта дорога стала значительной частью моей жизни, и я готов говорить о ней часами. Вообще я очень люблю дороги и люблю заниматься дорожным делом, видеть, как дорога растет. А потом, когда открываешь движение на дороге, то чувствуешь какую-то грусть, как будто отдаешь ее.
– Было ли для вас неожиданностью назначение на должность замминистра транспорта в Крыму? Почему, на ваш взгляд, правительство сделало такой выбор?
– Никогда не думал, что перейду на чиновничью жизнь. Быть заказчиком — это все-таки не чиновничья работа. А тут вот так сложилось, что нужно вновь выполнять большую задачу — развивать крымскую дорожную отрасль. Почему назначили меня? Опыт есть — значит надо помогать и быть связующим звеном с руководством Росавтодора, Министерства транспорта РФ и дорожной общественностью.
Крымские дороги имеют свою специфику и отличаются от питерских и московских. Дайте, пожалуйста, им свою профессиональную оценку.
– Крым находится в замечательном месте: здесь до 270 солнечных дней, тогда как в Питере — всего 54 дня, где, например, солнце может уйти в октябре и появится только в феврале. В этом плане в Крыму дорожные условия совсем не тяжелые. А вообще, за Крым обидно потому, что он был брошен с точки зрения дорожного строительства. Я преклоняюсь перед людьми, которые здесь занимались этой сферой. Несмотря на то, что выделялись очень незначительные средства, они все же содержали дороги в более ли менее безопасном состоянии и выполняли работу ответственно и профессионально. Тем ни менее, могу сказать, что 98% дорог полуострова находится в неудовлетворительном состоянии. Сейчас нужно много времени, денег, а также воли и желания, чтобы привести их в нормативное состояние. Деньги на сегодняшний день есть. К сожалению, на данный момент недостаточная база предприятий и специалистов. Но это и понятно. Если в дорожную отрасль не вкладывали, то откуда им появиться и развиваться.
– Ранее при Украине дороги «латались» от выбоин и устранялись «колеи», но через три месяца дорога возвращалась к прежнему состоянию. Крымчане могут быть уверены в порядочности подрядчиков и в том, что качество новых дорог гарантирует долговечность эксплуатации?
– Да, такое бывает, особенно в зимний период, когда есть выбоины, которые необходимо залатать, но по всем технологическим условиям невозможно сделать так, чтобы она служила несколько лет: снег и дождь мы убрать не сможем. И есть другой момент: когда латаешь в одном месте, потом появляется яма в другом, а водители не помнят, где именно, и думают, что дороги не делают вообще. Отсюда и недовольство. Когда не хватает средств на капитальный ремонт, то приходится латать. И также сейчас оснащенность подрядных организаций, которые занимаются содержанием дорог, минимальная. Когда появятся оборудование, тогда и качество дорог станет лучше.
– При строительстве КАД используются инновации в дорожном деле, проводятся эксперименты с добавками и прочим. Как будут обстоять дела в Крыму с внедрением инноваций в дорожное строительство?
– Да, КАД был и остается неким испытательным полигоном. К сожалению, нормативная база в области дорожного строительства РФ немного отстает. Чтобы привнести какие-нибудь инновационные технологии, нужно сломать голову и годы потратить. Инновации, как говорят инженеры, тоже проходят «через кровь», но и забор им ставить не нужно. Поскольку КАД был объектом знаковым, то мы и позволяли себе активно применять инновационные технологии. Гениальность проектировщиков и строителей состоит в том, чтобы все собрать воедино — технические и технологические решения, чтобы обеспечить качество асфальтобетонного покрытия, и чтобы дорожное полотно и в летнюю жару с возможными колеями, и зимнюю стужу работала без колей и трещин. Можно не сомневаться, что в Крыму будут применяться различные инновационные подходы.
– По воле судьбы, сразу после вашего вступления на должность, произошел обвал трассы в Симферополе, что прибавило много работы. Насколько нам известно, вы лично привлекли к расследованию независимых экспертов, и держите ситуацию на пульсе. Как сейчас проходит расследование?
– Не могу давать каких-то заключений, следствие еще идет. Мы понимаем, что в этом случае были упущения: то ли это была преступная халатность, то ли расслабились, то ли пытались из денег выжать все, в том числе извлечь незаслуженные и незаработанные доходы. С профессиональной точки зрения могу сказать, что и проектировщики, и строители допустили некие ошибки. Но оценки даст следствие. Сейчас мы более ответственно отнеслись к обследованию таких потенциально опасных участков. На сегодняшний день мы диагностируем все шесть тысяч километров крымских дорог и готовим распоряжение о приостановке движения на некоторых участках. Также мы наметили одиннадцать противооползневых участков, где могут возникнуть проблемы. Если не вкладывать средства в дорожное строительство и при этом недостаточно заниматься содержанием дорог, то такие ситуации могут произойти. Ценнее человеческой жизни ничего нет, все остальное можно пережить.
– Как часто в РФ случаются подобные обвалы, и что, на ваш взгляд, является основными причинами таких ЧС?
– Они бывают крайне редко. Из таких кричащих случаев, как у нас в Крыму, я помню только около шести лет назад, когда обрушился мост в Поволжье. В большей степени такие полуколлапсные проблемы связаны с зимним содержанием дорог, снегопадами и гололедицей. В принципе, в России инженеры-мостовики всегда были крайне профессиональными людьми с хорошей школой. Всегда даже при небольшом финансировании специалисты относились к своему делу профессионально.
– Сейчас участок этой трассы перекрыт. Как скоро его планируют восстановить и открыть для движения транспорта?
– Мы делаем все от себя зависящее, чтобы восстановить для движения этот участок. В самое ближайшее время приступим к его разборке, что нужно и для следствия, и для строителей. После этого мы должны принять решение о способе восстановления дороги. Это, прежде всего, зависит от целесообразности использования пролегающей внизу железной ветки. Если она нужна, то это будет одно техническое решение, если нет, то другое, более быстрое. К концу года навряд ли успеем. Но к весне запустим точно.
–Какие еще изменения ждут крымские дороги в 2015 году? И будет ли применяться столичный опыт на наших дорогах?
– Первоочередная задача — привести в порядок все пешеходные переходы, барьерные ограждения и остановки. Пешеходные переходы на основных магистралях Крыма будут покрашены, перед ними установят шумовую насечку и светодиодные прожекторы, питающихся за счет солнечных батарей. Также мы сделаем единообразные комфортные остановки с освещением от солнечных батарей.
Также мы хотим совместно с органами ГИБДД организовать бесконтактную видео фиксацию правонарушений скоростного режима. Всеми возможными способами будем приучать водителей к дисциплине по скорости движения. На примере питерской КАД мы видим, насколько это эффективно. После установки 29 рубежей фото- и видео фиксации правонарушений значительно сократилось количество ДТП с тяжелыми последствиями (гибелью людей), и это самое главное. В Крыму мы применим этот опыт.
– А если говорить о долгосрочных задачах дорожной отрасли?
– Основная задача, которая существует на сегодняшний день — это строительство Керченской переправы в декабре 2018 года, а от нее по территории Крыма строительство дороги в Севастополь. Это будет трасса первой технической категории непрерывного движения с расчетной скоростью 150 км/ч: ни одного перекрестка и ни одного светофора. По ней можно будет из Керчи или Тамани доехать до Севастополя чуть больше, чем за час, не нарушая правил дорожного движения.
А к 2018 году перед нами стоит задача привести дороги первой и второй технической категории в должный вид: трассы Симферополь — Алушта — Ялта, Симферополь — Бахчисарай — Севастополь, обход города Евпатория, Феодосия — Судак — Алушта, и привести в соответствие дороги от Симферополя до Джанкоя и Армянска. Это очень серьезные и ответственные задачи. Объем финансирования — более 100 млрд рублей. Сроки крайне сжаты, поэтому нужно будет проектировать и строить крайне быстро.
– Будут ли привлекаться российские эксперты и специалисты?
– Хочешь – не хочешь — без этого не обойтись. Польза будет от того, что они привезут положительный опыт. А местным специалистам будет возможность быстрее войти в правовое поле РФ. Сейчас мы договорились с руководством Росавтодора, что сюда будут приезжать в командировки специалисты всех уровней. Также мы будем направлять специалистов Крыма на переподготовку в другие регионы, чтобы быстрее перенять опыт строительства и проектирования масштабных объектов как у нас. Кстати, у специалистов-дорожников Крыма тоже есть чему поучиться. И, в конце концов, мы все россияне.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин