Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Все вместе

Инклюзивное обучение в Чите развивается только за счет спонсоров и родителей

Елена Коваленко
5 мин
Общение с другими детьми помогает ребенку-инвалиду адаптироваться в обществе. Фото ИТАР-ТАСС/ Павел Смертин
Инклюзивное образование (от фр. Inclusif — включающий в себя. Примеч.авт.) подразумевает возможность обучения детей с особыми потребностями (например, инвалидов) в обычных общеобразовательных школах.
– С первого сентября 2013 года вступил в силу новый федеральный закон «Об образовании», в котором инклюзивное образование закреплено на законодательном уровне, — сообщила корреспонденту РП начальник отдела общего, дополнительного образования и воспитания краевого министерства образования, науки и молодежной политики Валентина Чипизубова. — Раньше при строительстве школ у нас не предусматривалось никаких приспособлений, чтобы люди на инвалидных колясках, например, могли беспрепятственно проехать в здание. Сейчас такие уже есть в Чите, Краснокаменске и в других районах, но это пока единичные случаи. Наша задача создать условия для инклюзивного образования, начиная от дошкольных учреждений, заканчивая высшими учебными заведениями.
Недоступная среда
Читинка Елена испытала все трудности поиска школы для своего сына, страдающего заболеванием опорно-двигательного аппарата ребенка. Дистанционное обучение на компьютере для мальчика не подходит: есть проблемы со зрением и моторикой. Кроме того, оно может пагубно сказаться на его социализации. Поэтому Елена решила отдать сына, в обычную школу.
– Мы отдаем ребенка в школу не для того, чтобы он там просто сидел в классе, а чтобы чему-то реально научился, объясняет ситуацию «Русской планете» Елена Лаврентьева. Сейчас ни в одной школе края нет педагога, который бы сидел с ребенком на уроках и в доступной форме объяснял, что надо делать. Денег на оплату труда таких людей не выделяется.
Дело в том, что ребенку с ограниченными возможностями может быть трудно даже открыть тетрадь. Ему нужен отдельный помощник. В такой ситуации найти удачный вариант для инклюзивного обучения непросто. Но Елене повезло: вместе с родителями других детей с подобными проблемами, а также с помощью спонсоров и краевого министерства образования на базе «Центра образования» для детей-инвалидов удалось организовать класс для шести человек. Теперь Елена опасается, что из-за недостатка финансирования проект может в любой момент завершиться.
– Ребята рады коллективу, до школы в центре города добираться удобно и обучение бесплатное. Здесь специалисты знают заболевания наших детей и строят учебу исходя из этого. Но люди работают на энтузиазме, заинтересованности власти в этом не чувствуется. Считаю, что надо скоординировать работу чиновников и родителей.
Доступность всех возможностей для учеников, вне зависимости от их физического здоровья, изначально было идеей самого ГОУ «Центр образования».
– Сегодня в центре успешно социализируются дети с разными заболеваниями, в том числе те, кто раньше считался необучаемым, отметила в разговоре с корреспондентом РП заместитель директора центра по научно-методической работе Ольга Григорьева. Сегодня Центр является площадкой по разработке примерных учебных программ для пробного внедрения различных моделей специального, инклюзивного и альтернативного обучения. Уже наработаны методики и технологии специального обучения детей с нарушением слуха, интеллекта, коррекции раннего развития, осваиваются технологии обучения детей с ДЦП, синдромом Дауна, ранним детским аутизмом.
Однако, потребность даже относительно небольшого города как Чита, «Центр образования» удовлетворить не в состоянии. И родители детей — инвалидов вынуждены искать другие варианты для своих чад.
Частным образом
– Когда я говорила словосочетание «инклюзивное образование» в начале 2000-х годов, в Чите мне приходилось это понятие объяснять, — рассказывает «РП» директор читинской частной школы Надежда Кочеткова. Сейчас это модно, только часто не знают, что с этим делать на практике. Мы всегда стараемся помочь детям адаптироваться в обществе, дать им насыщенную школьную жизнь.
Частная школа занимает первый этаж жилого дома, куда переехала несколько лет назад. Некоторые родители сразу оценили плюсы здания: первый этаж, нет порогов и ступенек, а значит, ребенок на костылях или в инвалидной коляске будет проще передвигаться. Здесь считают, что обычным детям и тем, чьи возможности ограничены, надо обучаться в одном коллективе и с ранних лет привыкать помогать друг другу. Но иногда, по словам директора Надежды Кочетковой, в помощи нуждается и сама школа.
– Со дня основания, с 1992 года, несмотря на хаос в стране, нам неплохо помогало государство: оплачивать коммунальные услуги, выдавать зарплаты учителям. Помощь позволяла нам давать существенные льготы родителям детей с ограниченными возможностями здоровья — они платили только за питание. С 1 января 2005 года госфинансирование резко прекратилось, и только буквально год назад снова стали нам перечислять деньги, хотя уже не в таком масштабе. Теперь выделяемой нам суммы не хватает даже на уплату налогов.
Вообще, чтобы полностью оборудовать здание школы под потребности детей с ограниченными физическими возможностями, нужны солидные средства, а также желание руководства. Последнее далеко не всегда имеется у директоров обычных школ. Мама четвероклассника Ильи Ольга Соловьева рассказала «Русской планете», что когда она искала школу для своего сына, ей везде предлагали индивидуальное обучение на дому.
– Меня это не устраивало, потому что ребенок интеллектуально развит нормально, но ему трудно много двигаться. Каждый ребенок требует общения с другими детьми, и если он будет сидеть дома, как он сформируется в этом мире как личность? — рассказывает Ольга.
Папа шестиклассника Ромы считает, что каждая семья сама делает выбор между финансовой стороной вопроса и ощутимым эффектом инклюзивного образования.
– Нельзя сказать, что мы вообще никаких денег не пожалеем — если бы это было очень-очень дорого, сын учился бы, наверное, дома и мы еще какие-то варианты искали бы, поделился с корреспондентом «РП» отец мальчика Роман Пахно. — У нас это не пробивает брешь в бюджете, и мы довольны школой. Администрация всегда идет навстречу: ребенок с ДЦП, не может писать рукой, мы ему купили специальную клавиатуру, мышь, ноутбук и принтер, закрепили все на специальной парте — учителя принимают у него работы в печатном варианте.
Родители Ромы замечают эффект от учебы в коллективе — у сына появились друзья. Особенно заметна разница между школьным и домашним обучением во время долгих каникул, когда ребенок скучает дома один и мучается от безделья. Во время учебного года расписан каждый день — сперва уроки в школе, затем занятия на специальных тренажерах, иногда дистанционные уроки по некоторым предметам, по которым что-то не успевает.
Не хватает учителей
В средней общеобразовательной № 3 обучение бесплатное. Девочка-аутист Надя приходит заниматься сюда с сентября.
– Я просто привела ребенка в школу по месту жительства и была удивлена состоянием кабинетов индивидуального обучения, рассказывает мама Нади педагог по образованию Ольга Тыжинова. — Не было ни особых учебных пособий, места для релаксации, мало игрового материала. Я поняла, что надо что-то делать и стала искать спонсоров. Благодаря им удалось купить оборудование для двух кабинетов.
Впрочем, уже то, что в школе№3 есть кабинеты индивидуальной работы — немалое достижение. Большинство средних учебных заведений не могут похвастаться и этим. Это произошло в рамках государственной программы «Доступная среда», направленной на помощь людям с ограниченными возможностями. Она сейчас реализуется в регионе.
Сейчас в школе №3 учится 837 человек, 25 из них имеют медицинское заключение и рекомендацию психолого-педагогической комиссии на индивидуальную программу обучения.
– Работать очень сложно — сама ищу материал в интернете, все новое, рассказывает «Русской планете» учитель начальных классов Елена Шахова. — Это ведь не обычные дети, с которыми ежедневно работаешь, тут нужен особый подход. Кабинеты еще в стадии создания, не оборудованы.
И все же за три с небольшим года, что школа № 3 находится в программе «Доступная среда», многое изменилось. Среди достижений директор школы Марина Садыкова называет разработку специальной программы  по работе с детьми с ограниченными возможностями, полученное оборудование для сенсорной комнаты, тренажеры и спортивные комплексы, установку пандуса. Финансирование шло из бюджета края. Сегодня в школе работают три педагога-дефектолога, один тефлопедагог занимается со слепым ребенком, с детьми работают социальный педагог, психолог и, конечно, учителя.
– В Чите много специалистов, но нужных нашей школе и готовых работать в таких условиях — очень мало, — отмечает Марина Садыкова. — Есть люди, которые имеют диплом дефектолога. Но кроме того нужно еще быть фанатом своего дела, с особым душевным порывом и желанием помочь этим детям.
По словам учителей и родителей детей с ограниченными возможностями, независимо от того, частная школа или государственная, без сотрудничества администрации образовательного учреждения, родителей и спонсоров инклюзивное образование останется не более чем «модным словосочетанием». Системного, на государственном уровне решения проблемы, просто нет.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин