Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Богоматерь Сиануквильская

В первом русском православном храме в Камбодже молятся перед иконой, созданной художником из Кирова
Владимир Лактанов
5 мин
Маркетри — мозаика из дерева на уровне ювелирного мастерства. Фото: из личного архива
Архиепископ Рязанский и Михайловский Марк освятил первый русский православный храм в Камбодже, в городе Сиануквиль. С благословения патриарха Московского и всея Руси Кирилла православные храмы будут построены еще в двух городах этой страны — Пномпене и Сием Рипе. Строительство ведется на добровольные пожертвования.
Художник Константин Кривошеин, работы которого можно увидеть во многих церквях Кировской области, написал для новых храмов две иконы — Богоматери Сиануквильской и Казанской Пресвятой Богородицы. Он рассказал «Русской планете», почему эти иконы вызвали возражения у ортодоксов, но получили благословение архиепископа.
– Константин, как давно вы занимаетесь иконописью?
– Не совсем корректно говорить, что я занимаюсь именно иконописью. Я занимаюсь маркетри — мозаикой из дерева. И мои иконы не написаны красками, а выполнены из дерева разных пород. Роль красок в них играет цвет древесины — у каждого дерева он свой, особенный.
Впрочем, мои работы немного отличаются от традиционных изделий, выполненных в технике маркетри. Создавая свои произведения, большинство мастеров, работающих как в нашей стране, так и по всему миру, ограничиваются исключительно инкрустацией из дерева. Я же использую множество дополнительных приемов и техник. Это позволяет мне насытить работы мелкими деталями, которые людям потом интересно рассматривать.
– Что это за приемы и техники?
– Самые различные. Это и выжигание, и гравировка, и инкрустация другими материалами, а также тиснение золотом и многое другое. Мне часто говорят, что именно это делает мой стиль узнаваемым и неповторимым — на уровне ювелирного мастерства. Я не возражаю (Улыбается.). Пусть так.
– Вы занимаетесь маркетри профессионально, или это лишь хобби?
– Я и занимаюсь, и зарабатываю на жизнь исключительно этим. Собственная мастерская у меня появилась в 1991 году. Естественно, за годы, прошедшие с тех пор, я внес в технику маркетри множество новшеств, секрет которых известен только мне. Отсюда и результат, и добрые отзывы от моих клиентов.
– Давайте вернемся к иконописи. Исследователь православного искусства академик Борис Раушенбах отмечал, что в русской православной иконе используется исключительно обратная перспектива вместо прямой. Это позволяет создать впечатление, что не человек смотрит на икону, а икона на человека. Ваши работы соответствуют этому канону?
– Естественно, я это знаю и использую. Но все это касается лишь линейной перспективы, где точка схода лежит вне плоскости картины или иконы. И если прорись предусматривает это, то, конечно, так делаю и я. Иконопись вообще очень консервативна, и какие-то новшества в ней не приветствуются. Я не изобретаю нового. Вот разве что только этот случай с Богоматерью Сиануквильской… Ну это уж как Бог дал!
Еще раз хочу подчеркнуть, что я ни в коем случае не позиционирую себя как иконописца. Я художник и занимаюсь декоративно-прикладным искусством. И это просто какой-то промысел Божий, что мне выпала такая честь и судьба — ввести в историю православного искусства новый извод (В средневековой иконографии извод — одна из разновидностей установленного канона. — Примеч. ред.) Пресвятой богородицы!
Любое священное изображение, где все персонажи узнаваемы и подписаны, будет считаться каноническим. Фото: из личного архива
Любое священное изображение, где все персонажи узнаваемы и подписаны, будет считаться каноническим. Фото: из личного архива
– В православной традиции считалось: чтобы создать икону, на иконописца должна снизойти особая благодать. До того, как приступить к работе, он должен был очистить душу и помыслы постом и молитвой. Было ли у вас нечто подобное? Получали ли благословение на создание икон?
– Иконописный промысел на Руси всегда был очень развит. Целые деревни Мстёры, Палеха, Холуя и многих других территорий занимались им. На ярмарки иконы свозили возами и делали на этом целые состояния. Кто же сейчас знает, как там эти люди постились и молились, у кого испрашивали благословения?
Что касается меня, то до того, как попробовать себя в роли иконописца, я получил благословение на это поприще от нашего вятского Владыки Хрисанфа. К сожалению, сейчас у нас на Вятке абсолютно все изменилось, сменились все священники. Я с ними не знаком, и с нашей епархией не сотрудничаю. Сделать иконы Богоматери Сиануквильской и Казанской Пресвятой Богородицы было полностью моей инициативой. Слава Богу, что эта идея нашла отклик у православной диаспоры Камбоджи. Для меня это самое главное!
– Многие ли из русской диаспоры проявляют интерес к православию, учитывая, что на зимовку в Камбоджу приезжают в основном фрилансеры: программисты, журналисты — то есть представители профессий, среди которых воцерковленных людей мало?
– Это правда, истинно православных верующих людей в Камбодже не много. На освящении закладного камня нового храма было, по моим наблюдениям, всего человек 50. А вся диаспора, может быть, насчитывает человек 200, постоянно там живущих. Хотя я могу и ошибаться, на это есть официальная статистика — если кому-то интересно, всегда можно уточнить.
А на зимовку в Сиануквиль, конечно же, приезжает много русского люда, весьма далекого от православия, да и от какой бы то ни было религии вообще. Журналисты, программисты — все они там, конечно, есть. Хотя на самом деле кого там только не встретишь!
Иконы вятского художника смогут увидеть прихожане первого русского православного храма в Камбодже. Фото: из личного архива
Иконы вятского художника смогут увидеть прихожане первого русского православного храма в Камбодже. Фото: из личного архива
– Вы сами привезли иконы в Камбоджу, чтобы подарить их строящемуся храму?
– Сначала я привез две иконы из России в Таиланд. Там, в городе Паттайя, мне удалось договориться о встрече с архимандритом Олегом (Черепаниным) — духовное попечение о пастве в Камбодже осуществляет представительство Русской церкви в Таиланде. Мы встретились с ним в небольшой православной церкви, стоящей где-то на окраине города. Я рассказал про свое желание подарить работы строящемуся храму в Камбодже. Тогда я еще, конечно, не был уверен, какой будет реакция на мои иконы, выполненные в столь непривычной и незнакомой технике. Но, на удивление, реакция была позитивной. Отец Олег внимательно их рассмотрел и сказал: «Все хорошо, можешь оставить иконы нам, и мы сами отвезем их на машине в Камбоджу. Или, если есть возможность, отвези их сам». Я ответил: «Я сам!» — и поехал в Сиануквиль.
И вот 11 февраля 2014 года епископ Марк на торжественном освящении закладного камня нового храма во имя великомученика и целителя Пантелеймона освятил и мои иконы!
Всего в этот день новый храм получил в подарок четыре иконы: две из них мои, и еще две — работы какого-то местного иконописца. Всех нас в этот день наградили памятными молитвословами.
– Ни у кого не вызвала возражений необычная техника исполнения?
– Уже после освящения местный иконописец все же не удержался и обратился с вопросом к отцу Олегу: «Что же это такое? Это же не каноническая икона! Как же так?!» И знаете, что ответил он: «Брат мой, любое священное изображение, где все персонажи узнаваемы и подписаны, будет считаться каноническим». После чего привел в пример коптские иконы, самые древние из сохранившихся до наших дней. Они вообще похожи на детские наивные рисунки! И добавил, что не важно, из чего сделана икона, нарисована она красками или изготовлена вообще без них. «Пути Господни неисповедимы, — так сказал представитель РПЦ. — Человек задумал, привез через столько границ, преодолел такое расстояние, подарил, а владыка еще и освятил! И от этого факта уже никуда не денешься. И это уже вошло в историю. Разве это не есть промысел Божий?»
Ну что тут скажешь, что возразишь? С этим все согласились. И все дружно пошли фотографироваться у памятного креста.
Потом был торжественный обед в ресторанчике на берегу моря. Дьякон дивным басом пропел «Многая лета», чем сильно удивил весь камбоджийский персонал ресторана (Смеется.). Обед прошел в дружественной, приятной атмосфере, с тостами за процветание Русской православной церкви в Камбодже.
– Обе иконы вашей работы останутся в православном храме в Сиануквиле?
– Полагаю, что икона Казанской Пресвятой Богородицы со временем окажется во втором православном храме Камбоджи, в городке Сием Рипе. Он освящен во имя Казанской иконы Божией Матери.
– А почему вы решили подарить иконы именно храмам Камбоджи, а не Таиланда, например?
– Начиная с 2010 года, я каждый год уезжаю зимовать в Камбоджу. Эта страна многое значит для меня. И я очень рад, что мои иконы смогут увидеть прихожане первого в этой стране русского православного храма. Кстати, я собираюсь подарить копию иконы Богоматери Сиануквильской одному из вятских храмов. Для меня это станет символом братского единства православных людей Камбоджи и Вятки.
Что касается Таиланда… На острове Ко-Чанг, где я тоже часто бываю, сейчас собираются строить православный храм. В следующую поездку туда сделаю икону и для этого храма. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин