Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Храмы на дне

В реке Волге нашли 15 церквей и 2 мечети
Владимир Лактанов
3 мин
Фото предоставлено РГО
15 церквей и 2 мечети татарстанские водолазы нашли на дне самой крупной реки России — Волги. Это часть ушедших под воду 198 сооружений, затопленных в середине XX века при строительстве и заполнении Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ. О проекте «Святыни Татарстана» корреспонденту «Русской планеты» рассказал руководитель молодежного подводно-исследовательского отряда Русского географического общества в Татарстане Сергей Салеев.
– Сергей Валерьевич, как возникла идея организовать экспедицию по поиску затонувших храмов?
– Проект «Святыни Татарстана» появился три года тому назад. Идея зародилась в чистопольском отделении Русского географического общества. Молодежный отряд РГО начал исследования дна Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ. При их заполнении в 1950-1970-х годах большая часть территории вдоль берегов Волги ушла под воду. Были затоплены и храмы, располагавшиеся на этих землях.
Кроме научно-исследовательских интересов, мы преследуем цель — возрождение духовности.
Под эти задачи нашли финансирование: написали и выиграли грант «Православная инициатива».
В отряд входят как опытные подводники, так и заинтересованные дети. В составе экспедиции есть и представители христианского и исламского духовенства.
В рамках экспедиций определяем координаты исчезнувших и разрушенных под водой храмов и мечетей. Также в наши задачи входит установка стел, поклонных крестов или табличек с указанием на их местонахождение.
– Как вы ищете затопленные святыни?
– По воле случая несколько лет тому назад в наши руки попала карта, составленная профессором Евгением Липаковым. Он посвятил годы жизни поиску и воссозданию храмов, затопленных во время заполнения Куйбышевского (1954–1957 годы) и Нижнекамского (1979 год) водохранилищ. Всего затопило 198 населенных пунктов, самым большим из которых был город Спасск. В списке Липакова указывались затонувшие святыни. Если с православными культовыми сооружениями дела обстоят лучше, то для поиска мечетей нам требуется много рыться в архивах. К тому же поиски осложняются тем, что у большинства мусульманских храмов, построенных из дерева, осталось только основание.
Заручившись поддержкой владыки Анастасия и муфтия Татарстана Ильдуса Файзова, получив финансирование благодаря гранту «Православная инициатива», молодежный отряд отправился в экспедицию.
Исследователи ищут месторасположение святынь по картам, но чаще всего мы обращаемся к местным жителям. Старшее поколение хорошо помнит и может указать место, где стояли культовые сооружения.
Мы находим церкви и мечети отнюдь не в лучшем состоянии. На дне Волги покоятся руины: перед затоплением все здания взрывали до основания. Это делалось для того, чтобы они не мешали судоходству. Видимость в реке практически нулевая, приходится пробираться на ощупь. Доказательством обнаружения храма для нас служат найденные частички здания, церковная утварь. Иногда об этом могут свидетельствовать человеческие останки, ведь раньше кладбища находились вблизи храмов.
На берегу мы по азимуту устанавливаем памятный знак с краткой историей найденной святыни. Каждый желающий может дойти до этого места. За год 38 стел в виде крестов и полумесяцев появились в девяти муниципальных образованиях: Чистопольском, Алексеевском, Спасском, Агрызском, Камско-устьинском, Лаишевском районах, в Казани и Елабуге.
– Как местное население относится к вашей деятельности и к установке на территории населенного пункта памятных знаков?
– Первая акция по установке стелы у нас прошла в селе Мурзиха Алексеевского района в 2011 году. Собрались местные жители и люди, которые жили на затопленных участках раньше: устроили большой праздник села. Сейчас нас везде встречают с подобными торжествами: выступлениями, песнями и танцами. С одной стороны, это доказательство того, что мы совершаем благое дело, с другой — уважение местного населения к предкам.
Со временем мы заметили, что люди начали приходить к стелам в Родительскую субботу. Памятные знаки превратились в места поклонения. Ведь во время затопления сел могилы родственников тоже остались под водой.
– Что еще изучаете в рамках экспедиции?
– Не все храмы, подготовленные к затоплению, были покрыты водой. Со временем у нас появилась идея ставить памятные таблички возле таких сооружений на суше. Например, из 16 стел, которые мы установим в 2014 году, только 5 посвящены затопленных зданиям.
В деревне Адельшино Чистопольского района имам хатыйб мечети «Нур» обратил наше внимание на камень Таяммум.
Мусульманин перед чтением намаза (молитвы) должен совершить омовение. При отсутствии воды разрешатся совершать ритуальное омовение пылью с камня. Долгое время в этом качестве жители села использовали Адельшинский Таяммум.
Мы вывезли камень в город, прикрепили на него памятную табличку. В день его установки жители всех 200 сельских дворов вышли отпраздновать это событие.
Наша экспедиция перерастает из просто географической в этнографическую. Так, например, в Алексеевском районе есть озеро «Провал». Об истории его появления нам поведала местная жительница.
120 лет назад вокруг крохотного озера находились бани, сараи, хозяйственные сооружения. Кастовый провал образовался тут буквально за один день. Глубина озера увеличилась до 7, а диаметр до 70 метров. Местный помещик буквально за ночь вывез крестьян с опасного участка.
В Чистополе мы поставили памятный знак возле храма 1712 года — это одна из самых старинных каменных построек в Татарстане. В этой церкви сохранились даже изображения тамплиерских крестов.
Мы привлекаем внимание общественности к забытым святыням. Например, один из спонсоров готов финансировать восстановление разрушенного деревянного храма в селе Саконы Алексеевского района.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин