Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Романс ко дню рождения

«Русская планета» вспоминает городские легенды об исторических зданиях Новосибирска
Владимир Лактанов
3 мин
Академия наук СССР в Новосибирске. Фото из архива
Исполнилось 90 лет со дня создания дома, в котором находится кинотеатр «Пионер» в Новосибирске. И в 1920-е в нем функционировал кинотеатр, но назывался «Юнгштурм» — в честь германской молодежной организации пролетарской обороны. «Русская планета» вспомнила факты и мифы, связанные с тремя новосибирскими местами, которые отмечают юбилей в 2016 году.
80 лет назад, с апреля по август 1936 года, находился в тюремном заключении Вениамин Вегман, один из основателей журнала «Сибирские Огни» и один из создателей Сибирского советского государственного театра оперы и балета. Его обвиняли в связях с «троцкистским подпольем». После ареста Вегман очутился в знаменитых «Сибирских крестах», пересыльной тюрьме, располагавшейся на углу улиц 1905 года и Нарымской.
Улица 1905 года, тогда называвшаяся Переселенческой, по-своему уникальна в истории Новосибирска. В 20-е годы там проживал завотделом потребкооперации Алексей Косыгин, будущий премьер СССР. А рядом с его домом располагалась знаменитая «малина», в которой в годы первой русской революции укрывались бандиты-революционеры из Обской группы РСДРП, наводившей страх на лавочников и мелких предпринимателей своими методами «экспроприации на боевые нужды».
Здание «Сибирских Крестов» построили во второй половине 1920-х годов. В ней и закончил свой земной путь Вениамин Вегман. Сложно сказать, был ли он казнен или действительно покончил жизнь самоубийствам, как говорится в официальной версии, но его смерть стала источником городской легенды.
– После войны в здании пересыльной тюрьмы был психоневрологический диспансер, место не самое приятное. И вот там больные вдруг стали по ночам слышать странный шепот и стон. Некоторым и вовсе являлся призрак Вегмана, который свистел и шипел, пытаясь произнести хоть слово. Откуда такие звуки? Дело в том, что у Вегмана в горло была вставлена трубка после одной хирургической операции, и всю его жизнь речь сопровождалось свистом и шипением, — рассказывает писатель Игорь Маранин, автор книги о мифах Новосибирска. — Возможно, это выдумка, но историю горожане до сих пор помнят и передают из уст в уста.
Сегодня здания диспансера больше нет, на его месте отстраивается 22-этажный жилой дом.
В августе 2016-го исполнится 110 лет с момента открытия городского сада «Альгамбра» и концерта известной в то время русской эстрадной певицы, обладательницы меццо-сопрано Анастасии Вяльцевой, исполнительницы цыганских романсов. Сад разбили за год и спешно открыли к приезду театральной дивы, которая в начале XX века была одной из самых известных женщин в Российской Империи.
Вяльцева изначально не собиралась выступать в Новониколаевске — так тогда назывался Новосибирск. Она ехала по Транссибирской магистрали во Владивосток, где в госпитале после ранения находился ее муж Василий Бискупский, который спустя много лет займет высокий пост в нацистской Германии — «Управление делами российской эмиграции». Анастасию Вяльцеву в пути перехватил глава города Владимир Жернаков, который уговорами и солидным гонораром убедил певицу выступить перед сибиряками.
Сад Альгамбра в Ново-Николаевске. Фото из архива
Сад Альгамбра в Ново-Николаевске. Фото из архива
«Альгамбра» считалась светским местом отдыха.
– К приезду Вяльцевой там поставили летнюю эстраду, позже добавили закрытый театр, ресторан «Яр», избу-читальню и разнообразные аттракционы, — рассказывает краевед Константин Голодяев. — В «Альгамбре» проводились концерты, спектакли и крупные городские праздники, например, 10-летие пожарной охраны — ведомства, которое тогда особо почиталось в городе. В саду выступал и Владимир Жернаков с отчетами как глава города. При этом «Альгамбра» не была главным местом для отдыха у горожан. Если говорить о прогулках и подобном времяпрепровождении, то для этого был предназначен сад «Сосновка» на улице Фабричной, который был больше, чем «Альгамбра».
После революции и гражданской войны, «Альгамбра» утратила свою светскость, но не перестала быть культовым местом для горожан.
– Вместо зажиточной публики аллеи сада теперь заполнял народ попроще: рабочие, служащие, красноармейцы. В летнем театре по-прежнему давались концерты и ставились спектакли, вместо ресторана работал буфет, а танцоров сменили заядлые игроки в лото, для которых даже построили отдельное помещение, — говорит Игорь Маранин.
Судьба «Альгамбры» была предрешена в начале 1930-х годов, когда был открыт Сад Сталина, ныне ставший Центральным парком. Повышая популярность нового места, городские власти закрыли «Альгамбру». Впрочем, к тому времени от прежнего сада осталось только название: в конце двадцатых годов она пришла в упадок, скамейки и заборы порушились. Причина была в частой смене арендаторов.
Однако после закрытия сада, культовый дух «Альгамбры» продолжил жить. В 30-х на месте сада был построен детский комбинат, на базе которого в 1937 году были приспособлены вольеры, куда перевели с агробиологической станции зверей и птиц. Именно этот зооуголок явился предтечей известного на всю страну и мир Новосибирского Зоопарка.
6 декабря исполнится 140 лет со дня рождения выдающегося русского и советского архитектора Андрея Крячкова. По его проектам построено более 100 зданий в Сибири, его работы помогли сформировать то лицо Новосибирска, которое известно всей стране. Среди них городской торговый корпус на площади Ленина, ныне ставший Новосибирским краеведческим музеем; здание Сибревкома (сегодня — Областной художественный музей), здание Госбанка и Крайисполкома. Разрабатывал Крячков и проект для Дома Науки и Культуры, который позже станет Академическим театром оперы и балета.
С театром, чье строительство окончательно было закончено в 1956 году, связана городская легенда, описанная в книге писателя Игоря Маранина «Мифосибирск»: под зданием находится бункер, предназначенный для эвакуации Сталина в годы Великой Отечественной войны. Для его безопасности якобы выстроена и подземная ветка метро, от вокзала «Новосибирск-Главный» к зданию театра. По мнению другого новосибирского писателя Константина Осеева, все это — досужие вымыслы.
– Возможно, причина для таких сказок — в существовании в 50-е годы котельной, которая отапливала театр. Она работала на угле, топливо располагалось в бункере, откуда его доставляли из бункера под землей. Я помню, как театр дымил, у него было две трубы, — рассказывает Константин Осеев.
Предпоследний проект Андрея Крячкова — «Стоквартирный дом работников крайисполкома», построенный в середине 30-х, за который он получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. После него архитектор переключился в строительство в других сибирских городах.
– Архитектурное возвращение в Новосибирск состоялось спустя 13 лет, когда в эксплуатацию после реконструкции был сдан дом по улице Фрунзе, 11. В годы войны здесь располагался госпиталь, а после реконструкции здание отошло под нужды Академии наук, — говорит Константин Голодяев. — Сегодня здесь работает институт Систематики и Экологии СО РАН. Как и большинство зданий, построенных Крячковым, оно входит в число объектов архитектурного наследия и охраняется государством. Несмотря на то, что ряд новосибирских экспертов от мира архитектуры не выделяют здание среди прочих и считают, что ампирная академия сделана стилистически всеядной, чтобы угодить каждому — тогда, в конце 40-х, было модно так проектировать, здание выглядит монументально на улице Фрунзе и сохраняет внутри дух старой, советской эпохи.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин