Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Жертвы политических депрессий

Главный психиатр Саратовской области о взаимосвязи политической ситуации в стране и психического состояния народа
Владимир Лактанов
3 мин
Александр Паращенко. Фото: Из личного архива
Главный психиатр Саратовской области Александр Паращенко руководит Областной психиатрической больницей им. Святой Софии 19 лет. «Русская планета» поговорила с ним о состоянии современной психиатрии, а заодно и политике. Выяснилось, что возвращение к традиционным ценностям, стабильному обществу во многих случаях оказывает на коллективное бессознательное более стабилизирующее влияние, чем лекарства и технические приспособления.
Александр Феодосьевич, некоторые эксперты говорят, что процессы модернизации медицины привели к позитивным изменениям, но везде есть недоработки. Где-то врачей квалифицированных не хватает, где-то с медикаментами проблема никак не решается. Какие проблемы наиболее остры сегодня в вашей клинике и других больницах региона?
– Объяснение у всех одно — денег не хватает. Но есть и другие проблемы. Не хватает часто правильной расстановки даже того, что имеют люди. Не хватает врачей, медсестер, персонала квалифицированного. Вот я — врач, я проработал много лет. Но ведь мне сегодня тяжело себе представить, чтобы вот в этой ситуации я бы стал сегодня врачом. Наверное, стал бы, но это было бы равнозначно подвигу! И это решение молодых сегодня — стать врачом, я так и оцениваю – это равнозначно подвигу!
Сегодня в обществе слишком развиты мотивы быстрого успеха, легкого обогащения. С нормальной профессиональной карьерой врача быстрого успеха просто не бывает. Преодоление соблазнов, постоянная борьба с искушениями — это не просто подвиг. Неопределенность, отсутствие ориентиров, какой выбор правильный — лежат в основе многих неврозов, невротических состояний.
Некоторые регионы решили кадровую проблему в медицине за счет притока специалистов, бежавших из-за конфликта на Украине. В Саратовскую область тоже приехало много беженцев. У нас это повлияло на ситуацию?
– Плавно переходим на политику… Я не люблю политику, но сказал бы, что ситуация, политическая, та, которая существует, она уже выходит за рамки политики. Это уже спор не о более или менее целесообразном, а о разумном — неразумном.
Говоря про беженцев — это такая обостренная ситуация выбора. Вот у нас люди хорошо жили, в кавычках, и у них хорошо. Но они стали выбирать — не пойду туда, пойду сюда, маловато сто тысяч, хочу сто семьдесят. И вот людям этим хвост тут же прижали. Они остались на улице, без крова, без хлеба, без денег. Они тут же прибежали сюда и стали здесь работать. За те же деньги, за которые мы работаем и «хорошо» тут живем. И у многих российских жителей наступает понимание, что соблазны очень часто приводят к полному крушению.
Вообще вся эта ситуация с Украиной и Россией напоминает сумасшествие, хотя есть мнение, что Путин стремится к тому, чтобы было всем хорошо. Как вы оцениваете происходящее?
– Я думаю, что у нас еще все не настолько хорошо, чтобы было действительно хорошо. Совершаются ошибки, воровство, мошенничество, все это и должно быть в этом историческом периоде. Для этого и совершаются революции. И у нас в 90-е, и Майдан на Украине. Иначе и быть не может. Не может один Путин быть «честью и совестью». Что касается политики внутренней, в которой мы живем… Мне понравился человек, который сказал такую фразу: «Сегодняшнее общество русское… российское, оно похоже на такое сборище людей, которые долго читали советские газеты, потом плюнули, перестали их читать и вдруг снова открыли». И вот тот поток информации, который плюхнулся на них, он абсолютно новый — это глупости, что это старый поток. Он абсолютно новый!
Например, ежедневно я слушаю «Эхо Москвы». Я слушаю это не из-за того, что это «моя» радиостанция. Мне просто надо знать «их» мнение. Мне нужно знать, что они смеются над победами в войне 1812 года, войне 1941-1945 года, которую они уже не называют Великой Отечественной. Сознательно разрушается история, создается и накапливается мнение, что русские — это такие недоноски, которым где-то просто порой везло. И то, что постоянно передергивается и говорится всякая вроде чушь, которой начинают верить… Это зараза психологическая, вирус разрушительный.
Разделение на «своих» и «чужих», очень опасно для психической стабильности народа, когда «чужими» стали вчерашние соседи, друзья, родственники. Деление это — такая искусственно созданная болезнь, когда психическое здоровье народа, его стабильность, идентификационные ценности сознательно раскачивались, дестабилизировались.
Вы человек, обремененный большим хозяйством, в том числе и лекарства ваши, в основном, импортные. Курс доллара, который вырос до 53 рублей это опасно для нашей экономики?
– Это все очень опасно, но ведь сейчас впервые так отнеслись к этому явлению. Раньше американцы санкции вводили китайцам за то, что йена падала. Потому что торговать с ними было невыгодно. С нами все в виде наказания, обвала представляется, с виду все от нас отвернулись и все не хотят с нами играть. Конечно, это очень опасно, но я не вижу смертельной опасности, потому что не приобретаю ничего на доллары, и большинство моих знакомых тоже. Мы можем без них обойтись. Мне кажется, что мы достаточно хорошо изучили и Европу, и Америку. В командировках, поездках своих. Это абсолютно нормальные люди. Они абсолютно к нам нормально относятся. Ну, есть у них сегодня некая удивленность по отношению к нашим поступкам, к нашей тяге к парче, к шелкам, есть раздражение к непредсказуемости поступков, непонятных им. А так в общем люди очень добры к нам, нормальны.
Давайте вернемся в Саратов. У нас меняются губернаторы, а дела в Саратовской экономике никак не пойдут в гору. Что это вырождение управленцев?
– Нет, дело то в том, что изначально областной долг уж очень был велик. Чтобы вылезти из этого долга, нужно иметь или очень крепкий бизнес частный, или государственный, типа «Роснефти». У нас нет ни того, ни другого. Первый не успел сложиться, со вторым не повезло. И долг растет. Прибыли нет. Если у самарцев есть прибыль, они уже всю Волгу у нас скупили. У них всегда была экономика покрепче, еще с Титова (Титов — бывший губернатор Самары. — Примеч. ред.)
Чем самарцы от нас отличаются одна Волга, одна земля? Откуда что берется — от активности народа? Могут ли выборы привести к власти такого губернатора, который начнет реальный экономический прорыв?
– Чтобы у нас началось экономическое движение, рост, к нам как-то нужно заманить тысячи полторы бизнесменов с серьезными капиталами и серьезными интересами. Чтобы они привезли сюда капитал, вложили бы. В одно, в другое, в третье. И получили от этого выгоду еще. Со стороны чтобы приехали. Свои не дотягивают до этого уровня. Хотя у нас есть некоторые направления, например, строительство. Там хорошие деньги крутятся. Посмотрим, что будет с началом пятнадцатого года. Думаю, что будут очень серьезные движения. У руководства, областного в том числе. Я думаю, что, кроме сказанного, есть еще и задуманное. Посмотрим, к чему это приведет. Я ведь не экономист, я психиатр. С ростом болезней, с количеством неврозов это не связано. Наоборот, во время общих серьезных трудностей в целом психическое здоровье народа укрепляется, ни с какой психической болезнью сегодняшние трудности связывать не нужно.
А в экономике я пока вообще не вижу никаких радужных перспектив. На радостные новости настраиваться не нужно. Но, может быть, эти трудности как раз и сплотят народ. Ведь только в трудные времена подвиги народные и совершаются.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин