Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Пастух — профессия уходящая

Как карельские режиссеры искали самых почитаемых людей среди вепсов для своего фильма

Елена Коваленко
3 мин
Съемки фильма "Paimnen torvut" ("Магия пастушьего рожка"). Фото: vk.com http://vk.com/paimnentorvut
Документальный фильм карельских авторов Ларисы Чирковой и Владимира Славова «Магия пастушьего рожка» на днях стал лауреатом сразу двух киносмотров. На XX Международном экологическом телевизионном фестивале «Спасти и сохранить» в Ханты-Мансийске он победил в номинации «Этноэкология», а на третьем фестивале финно-угорских фильмов «ФУФФ» его признали лучшим документальным фильмом.
Лариса и Владимир в документалистике и телевизионной журналистике скорее любители, нежели профессионалы. И тем ценнее и приятней эти победы. Для Ларисы они дороже вдвойне, ведь фильм посвящен одному из аспектов истории и культуры ее народа — вепсов, которые со стародавних времен населяли земли между Онежским и Ладожским озерами.
– Согласно последней переписи, вепсов осталось около 6 тыс. человек, и только половина из них говорит на своем языке, — рассказывает РП Лариса Чиркова, — сохранить образцы их культуры необходимо для истории. И если этого не сделать сейчас, то через 10 лет, возможно, будет уже поздно. Первый фильм мы сняли в 2008-м и рассказали в нем, что значат домашние животные в жизни вепсов. Вепсы ведь раньше были язычниками, и черты языческой традиции, в том числе отношение к животному миру, сохранились в их жизни до сих пор. Потом, в 2012-м, сделали фильм о строительстве домов у вепсов, в 2014-м — о роли рыболовства в их культуре. А когда приступали к фильму о пастухах, то даже не думали, что придется столкнуться с такими сложностями. Представьте себе, пастухов мы так и не нашли: профессия ушла, в деревнях просто не осталось коров. Молодежь уезжает из сел, а старикам не под силу самим заниматься хозяйством. В результате найти стадо из 10 коров стало неразрешимой проблемой. Собирали по одной-две коровы, однажды встретили четырех — и это было настоящее счастье.
Съемки фильма "Paimnen torvut" ("Магия пастушьего рожка"). Фото: vk.com http://vk.com/paimnentorvut
Съемки фильма "Paimnen torvut" ("Магия пастушьего рожка"). Фото: vk.com http://vk.com/paimnentorvut
Из-за сурового климата и отсутствия по-настоящему плодородных почв народ вепсов был вынужден развивать животноводство. Отсюда и почтительное, почти трепетное отношение к пастухам: их выбирали всем селом, предпочтение отдавали пришлым, русским, так как считалось, что они обладают тайными знаниями и сверхъестественной силой. Пастушеством обычно занимались мужчины, которые по состоянию здоровья не могли выполнять тяжелую физическую работу. Хозяева животных расплачивались с ними в основном продуктами со своего стола. В день первого выпаса пастухам дарили яйца, выпечку, деньги. Делились зерном, заготовленным на зиму. Пришлым по очереди предоставляли кров.
Главным героем фильма «Магия пастушьего рожка», как ни странно, стал человек, приехавший в Карелию из Белоруссии и никакого отношения к народу вепсов не имеющий. Дмитрий Демин работает в Петрозаводской консерватории на кафедре музыки финно-угорских народов, учит игре на традиционных народных инструментах. После окончания консерватории по классу кларнета он увлекся традиционной карельской культурой и народными инструментами. Сейчас он мастерит финно-угорские волынки. Его инструменты сегодня звучат на концертах многих музыкантов не только в России, но и за рубежом.
«Пастух вставал раньше всех, играл на торвуте (пастушьем рожке. — Примеч. РП), всех будил, а когда шел обратно, хозяйки уже выводили коров, — рассказывает Дмитрий в фильме. — Когда он видел, что хозяйка неопрятно выглядит, мог хлестнуть ее по ногам плеткой: ведь если женщина не ухаживает за собой, то наверняка и за животными так же. Обычно вепсские пастухи сами делали свои инструменты, использовали для этого ольху, осину или иву. “…” Знающие пастухи использовали два рожка: один — при обряде первого выгона скота, после чего его надежно прятали от чужих рук и глаз, а второй был повседневным, на нем играли, пока он не выходил из строя, а затем сжигали.
Торвут звучал у всех по-разному, в зависимости от уровня мастерства. Но, как правило, его звук был настолько мощным, что разносился на несколько километров, и благодаря этому пастухи могли общаться друг с другом на расстоянии. Хорошими пастухами считались те, у которых пропадало не более двух коров за сезон. У вепсов было принято заключать договор с «хозяином леса», который защищал скот в обмен на небольшие жертвоприношения в виде одежды или молока. Кроме того, пастухи давали обеты: в сезон выпаса не ломать в лесу ветки деревьев, не употреблять в пищу грибы и ягоды и не убивать лесных зверей. Один из вепсских пастухов, живший в Ленинградской области, рассказывал, что в юности нечаянно нарушил свой обет, и волки прямо у него на глазах порезали часть стада, а других животных загнали в болото и разогнали по лесу.
Съемки фильма "Paimnen torvut" ("Магия пастушьего рожка"). Фото: vk.com http://vk.com/paimnentorvut
Съемки фильма "Paimnen torvut" ("Магия пастушьего рожка"). Фото: vk.com http://vk.com/paimnentorvut
Первый выпас скота происходил весной, в этот день хозяйки совершали ритуал: нахваливали пастуха, пели ему песни, читали заговоры, чтобы весь сезон с коровами ничего не случилось. Кроме того, во время первого выгона пастух брал клок шерсти с каждой из коров, скатывал их с воском и помещал под бересту своего инструмента. Так он устанавливал свою магическую власть над стадом. Впрочем, волшебным предметом, с помощью которого пастух контролировал коров, мог быть, например, его пояс, который не снимали с себя даже во время мытья в бане. По легенде, стоило затянуть потуже заколдованный пояс, и коровы тут же собирались вокруг пастуха. В чародейских пастушьих обрядах верховодил нойд — сельский колдун. Он же выступал посредником между пастухом и «хозяином леса».
– В детстве, когда я гостила в деревне у родственников, мне доводилось видеть старых пастухов, а коровы тогда были в каждом доме, но сейчас все очень изменилось, — рассказывает Лариса Чиркова. — В Шелтозере — огромном селе! — осталось, может быть, две-три коровы. Мы ездили по всем деревням, искали уже не пастухов, а хотя бы просто тех, кто был лично с ними знаком и что-то о них помнит, но отыскали лишь одного такого человека. Сейчас ему 83 года. С большим трудом нашли и Дмитрия Демина. Кроме него, похоже, во всем Петрозаводске никто не владеет искусством изготовления пастушьих рожков.
Несколькими экземплярами вепсских пастушьих рожков владеют музеи. Например, в коллекции Шелтозерского вепсского этнографического музея вот уже 41 год хранится старый торвут длиной около полуметра. Его смастерил пастух, живший в вепсском поселке Каскесручей, а привез в Шелтозеро сам основатель музея Рюрик Лонин. В Национальном музее Финляндии есть торвут, найденный во время экспедиции к вепсам двух финских ученых: музыковеда и языковеда. Они путешествовали по берегам реки Оять, остановились в деревне Радогощь, где и нашли этот рожок. К сожалению, иные подробности обстоятельств находки не известны. Но случилось это ровно столетие назад, в 1916 году. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин