Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Титульная страница
Русская планета
Титульная страница

«Черные дыры» Татарского пролива

В Японском море прошла экспедиция сахалинских ученых

Елена Коваленко
20 ноября, 2013 15:30
3 мин
Для изучения Татарского пролива применялась подводная телеуправляемая видеокамера. Фотографии предоставлены Андреем Клитиным
Радиационный фон воздуха и пробы воды на севере Японского моря не превышают пределы допустимых норм. Таков один из результатов работы комплексной экспедиции Cахалинского научно-исследовательского института рыболовства и океанографии (СахНИРО).
– Нами сделано 105 замеров радиационного фона воды на различных глубинах, в том числе и на дне Татарского пролива, — рассказал корреспонденту «РП» руководитель экспедиции, ведущий научный сотрудник СахНИРО Андрей Клитин. — Также проведены радиометрические исследования живых морских организмов, как рыб, так и донных обитателей: крабов и других беспозвоночных видов, встречающихся в этой акватории. Последствий аварии атомной станции в Фукусиме в Татарском проливе не выявлено. Сейчас коллективом института ведется тщательная обработка полученных результатов исследований.
Наводнение опреснило море
Впрочем, основной целью экспедиции был анализ биосферы в Татарском проливе для последующего определения объемов и квот на вылов промысловых видов рыб и беспозвоночных. В ходе комплексной экспедиции на научно-исследовательском судне «Профессор Пробатов», принадлежащем СахНИРО, более месяца выполнялись съемки и наблюдения, в том числе и с помощью подводной телеуправляемой видеокамеры «Phantom DHD».
– Нередко у нас рвались тралы, зацепившись за бесхозные или потерянные рыбаками старые крабовые ловушки — рассказывает Клитин.
По словам ученого, эти крабовые «порядки», так как ловушки расставляются не по одной, а связаны по несколько штук в своеобразную гирлянду, они назвали «черными дырами». Краб заползает внутрь и выбраться уже не может.
– По современным требованиям, в ловушках должны быть окна, затянутые льняными нитями, и в случае утери ловушки и при долгом нахождении в воде эти нити рвутся, и краб может выйти обратно в свою среду обитания, — поясняет собеседник РП. — Но в старых ловушках эти окна отсутствуют, и краб гибнет, становясь приманкой для других своих собратьев, а ловушки просто забиваются их останками.
Во время океанологических исследований в северной части Японского моря был обнаружен большой заток пресных амурских вод через пролив Невельского. Здесь можно было увидеть шлейф грязной темно-коричневой воды из устья Амура.
– В этом районе нами зафиксирована соленость воды всего в 7 промилле, а на глубине 20 метров и того меньше — 0,33, тогда как среднее значение Мирового океана — 35 промилле, — рассказывает Клитин. — Все это результат мощного наводнения на материке, когда Амур вышел из берегов, и эта гигантская масса воды хлынула сначала в Амурский лиман и через пролив Невельского частично вышла в акваторию Татарского пролива, то есть на север Японского моря.
По воспоминаниям заведующего отделом морских и пресноводных ресурсов СахНИРО Анатолия Великанова, 30 лет назад наблюдались похожие условия.
– В ноябре 1982 года я участвовал в подобной экспедиции в том районе. Тогда тоже была аномальная ситуация, — вспоминает ученый в разговоре с корреспондентом РП. — В наш трал тогда угодил амурский пресноводный осетр, правда, уже погибший из-за морской воды. А позже нам сообщили, что и на берег западного побережья Сахалина выброшены останки осетров. Если для северо-западного, северного и северо-восточного побережий острова осетры, в частности калуга, не какая-то невидаль, то для Татарского пролива это редкость. Скорее всего, тогда рыба проникла через пролив Невельского с большими пресными массами воды на юг, но по мере увеличения солености воды потеряла ориентировку, не нашла путь назад и попросту задохнулась.
Цусима подогрела
Участники экспедиции установили, что на севере Японского моря значительно выросли запасы волосатого краба, а вот численность камчатского краба по-прежнему на критическом уровне. Даже введенный 10 лет назад полный запрет на его промысел не привел к росту их популяции.
– Для нас стало сюрпризом, что значительно расширился ареал обитания волосатого краба и гребенчатой креветки, — говорит Клитин. — Эти беспозвоночные уже наблюдаются в значительных объемах на мелководьях центральной части и севера Татарского пролива. Во время прошлых экспедиций, проходивших в усеченном режиме в 2009 и 2011 годах, они отмечались в основном на юге, напротив мысов Кузнецова и Крильон острова Сахалин.
По мнению ученого, можно прогнозировать, что биомасса гребенчатой креветки на севере Японского моря достигла промышленных объемов вылова, но окончательно принять решение можно только после всестороннего анализа. В 70-е годы прошлого века в Татарском проливе промысел гребенчатой креветки, отличающейся от северной более крупными размерами, и четырехугольного волосатого краба вела Невельская база тралового флота. Тогда весь улов шел только в Японию. Сахалин зарабатывал для плановой советской экономики валюту.
Среди рыб наибольший количественный рост отмечен у минтая, трески, терпуга, камбал, бычков и щитоносного ската. Помимо крабов и креветки значительных объемов достигли среди промысловых беспозвоночных кукумария японская и палевый морской еж.
Ученые связывают происходящие сегодня на севере Японского моря процессы с начавшимся в конце 80-х годов потеплением вод. Поэтому в южной части морской акватории Сахалина уже не редкость появление белых акул, которые чрезвычайно чутко реагируют на температурный режим вод. А на севере Японского моря нынешняя экспедиция выловила образцы рыб и беспозвоночных, ранее не встречавшихся здесь.
– Из интересных находок можно выделить брюхоногого моллюска, чем-то отдаленно похожего на привычную садовую улитку, не встречавшегося до этого в Японском море, а обитающего в холодных водах Охотского, — говорит Андрей Клитин. — Также мы обнаружили несколько редких для севера Японского моря тепловодных видов рыб — японского гипероглифа, черноротого удильщика и японского анчоуса.
Для российских рыбаков эти рыбы промыслового значения не имеют, хотя японцы, корейцы и китайцы ведут их промышленный вылов. В России они представляют интерес только для ученых. По мнению гидрологов и гидробиологов, участвовавших в комплексной экспедиции, появление этих видов в Татарском проливе является следствием потепления Цусимской ветви мощного японского морского течения Куросиво.
– Возможно, что на это влияют глобальные процессы, происходящие на планете и, в частности, в Японском море, которые ведут к таким изменениям, — предполагает заведующий лабораторией морских промысловых рыб СахНИРО Ким Сен Ток. — В конце 90-х годов прошлого века объемы водно-биологических ресурсов на севере Японского моря значительно упали, а сегодня с осторожным оптимизмом можно говорить о начавшемся росте. По всей видимости, это начало чего-то большего.
Все данные и образцы водных биологических ресурсов севера Японского моря переданы для тщательного изучения в лаборатории Сахалинского научно-исследовательского института рыболовства и океанографии, а заключение будет отправлено в федеральное агентство по рыболовству. Исследования российских ученых позволят определить объемы и квоты на вылов промысловых видов рыб и беспозвоночных в Татарском проливе.
темы
3 мин