Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Экотуризм в Башкирии развивается слишком медленно»

О проблемах и перспективах развития внутреннего туризма в регионе
Владимир Лактанов
5 мин
Фото: Елена Соколова / «Русская планета»
В последнее время стала актуальна тема развития внутреннего и въездного туризма, совпавшая с падением курса рубля и подорожанием заграничных турпутевок. В Башкирии наиболее ценные рекреационные ресурсы сосредоточены в особо охраняемых природных территориях. О проблемах и перспективах развития заповедников и природных парков «Русская планета» побеседовала с председателем отделения «Русского географического общества» в РБ, писателем, путешественником Камилем Зиганшиным и заместителем заведующего лабораторией особо охраняемых природных территорий и биоресурсов НИИ безопасности жизнедеятельности РБ Александром Волковым.
– Над чем сейчас работает башкирское отделение РГО, что в планах и какие наиболее острые проблемы видите в Башкирии?
К.З.: Президент РГО Сергей Шойгу поставил две основные задачи: развитие внутреннего въездного туризма и воспитание патриотизма, консолидация природоохранных сил вокруг нашего общества.
А.В.: Сейчас в республике очень активно развивается охотничий сектор. Почти 85% территории Башкирии, а это более 12 млн гектаров, отданы в аренду охотпользователям. При этом цена аренды угодий настолько низка, что возникает вопрос о причинах такой щедрости. Данные о численности животных там далеки от достоверности. Исследования, мониторинг популяций находятся на очень низком уровне — у зоологов просто нет возможностей вести наблюдения. По сути, охотники сами решают, сколько у них чего.
Сегодня в природные парки внедрились бывшие работники силовых структур, которые преследуют только свои охотничьи интересы, ничего не делая для развития территорий. Работники подвергаются прессингу вплоть до уголовного преследования. Например, против бывшего директора природного парка «Иремель» и одного из инициативных сотрудников была развязана настоящая травля. За незначительные административные нарушения возбуждены уголовные дела, в их адрес сыплются угрозы, дело дошло даже до поджога личного автомобиля. Все это приводит к тому, что республика, имея целый ряд очень ценных природных рекреационных ресурсов, в деле организации туризма отстает от соседей, например, Татарстана.
– Насколько, по-вашему, эффективна существующая природоохранная система?
А.В.: В СССР была неплохая система особо охраняемых природных территорий: новые заповедники создавались исходя из того, чтобы накрыть очаги биоразнообразия. Опять же — продуманная кадровая политика. Молодые люди проходили все ступени развития, была ротация и преемственность. В результате башкирские заповедники считались одними из лучших. Сейчас снова делаются попытки консолидации системы под единым методическим руководством. Создан биосферный резерват «Башкирский Урал», куда вошли несколько ООПТ: природный заповедник «Шульган-Таш», национальный парк «Башкирия», природный парк «Мурадымовское ущелье», зоологические заказники «Алтын-Солок» и «Икский». Это хороший пример поворота от дезинтеграции к интеграции. Но, к сожалению, кадровой политики нет. Система страдает от недостатка квалифицированных кадров. Молодые специалисты недостаточно подготовлены к тем задачам, которые стоят перед ними. И происходит это на фоне угасания зоологических исследований. По некоторым группам животных в республике вообще нет специалистов.
Минэкологии РБ затеяло реформу природных парков. По моему мнению, она не продумана. Если раньше у каждого природного парка был свой директор, сейчас всеми территориями управляет дирекция из Уфы. Даже навскидку ясно, что издалека всех проблем увидеть и оперативно решить невозможно.
Камиль Зиганшин и Александр Волков. Фото: Елена Соколова/«Русская планета»
– Сейчас во время кризиса заповедники ощутили недостаток финансирования?
А.В.: Все директора заповедников и национальных парков констатируют, что федеральное финансирование минимизировано. На новые проекты денег нет, многое заморожено.
– Расскажите о зарубежном природоохранном опыте, отличиях в отношении к дикой природе в разных странах. Можно ли что-то из той практики применить в нашем регионе?
К.З.: Дикую природу у нас пока отчасти спасает малонаселенность и труднодоступность большей части страны. Та же Сибирь — это естественный заповедник. Есть много мест, где не ступала нога человека. Я был на Аляске, так там дикие звери человека не боятся. К лосю можно подойти метров на 15. У нас же в лес зайдешь — все разбегаются, только треск стоит. В Танзании, Кении царит буйство диких животных и птиц — по 200–300 тысяч голов фламинго слетаются на озеро, даже воды под ними не видно. Там вкладывают деньги в охрану, готовят хорошие кадры, обустраивают инфраструктуру, организовывают экскурсионные маршруты, и работа приносит свои плоды.
– На фоне импортозамещения республиканское правительство говорит о необходимости переориентации с зарубежного туризма на местный. Есть потенциал у Башкирии?
К.З.: Потенциал колоссальный, на мой взгляд. В этом плане Башкирия и весь Южный Урал — просто Клондайк. Но это не реализуется. Татария, которая обладает гораздо меньшим потенциалом, в разы нас обошла.
А.В.: Туристический поток у нас есть. Национальный парк «Башкирия» посещают около 300 тысяч человек в год, природный парк «Кандры-Куль» — жарким летом до 250 тысяч. Но освоение турпотока очень слабое — мы не можем оказывать весь спектр услуг.
– Сказывается отсутствие инфраструктуры?
А.В.: Представьте себе — Бурзянский район, который уже давно слывет туристической Меккой, до недавних пор не имел ни одной приличной гостиницы. Наконец этим летом в Старосубхангулове начала работать четырехэтажная гостиница на 120 мест. Стоит в очень красивом месте — напротив реки Белая, есть горячая вода, туалеты в номерах. И пока сделаны только первые шаги. Все происходит очень медленно.
К.З.: Государство должно создавать условия. У нас немало людей, которые имеют серьезные капиталы и готовы вложить их в дело. Но должна быть гарантия, что бизнес у них не отнимут по прошествии времени. А гарантии такой нет, потому что закон не предусматривает аренду земли в национальных парках.
А.В.: На прошлой неделе на заседании Госсобрания совместно с общественной палатой были проведены нулевые слушания по поправкам в ФЗ об особо охраняемых территориях. Мы подготовили 12 поправок, которые эти наболевшие вопросы должны решить. Если наши посылы примут, тогда ряд узловых моментов разрешится, в их числе — упрощение аренды, поступление арендной платы в бюджет наших природных парков.
– Как РГО собирается развивать внутренний туризм?
А.В.: Мы сгенерировали идею, которая, как мне кажется, поможет развивать внутренний туризм — создание пригородного природного парка. Большинство наиболее интересных мест находится достаточно далеко от города. Предгорная часть Архангельского района — в непосредственной близости от Уфы. Там много мест для летнего отдыха: устья рек Инзер, Сим, есть археологически памятники, на скалах гнездятся сапсаны, в пойме живут бобры, есть песчаный пляжи. Мы планируем создавать пригородный природный парк в расчете на отдых выходного дня. В планах правительства этого нет, в бюджете денег не заложено, поэтому мы предлагаем создать комплексный план, чтобы люди сами брали землю в аренду под рекреационную деятельность, а мы, со своей стороны, поможем им в организации. Для примера, в Свердловской области в пригородном парке «Оленьи ручьи», который начинался как общественная инициатива, турпоток доходит до 70 тысяч человек в год, а ведь это не пляжный отдых.
К.З.: С целью развития въездного туризма мы разработали турмаршрут, который вошел в шорт-лист конкурса на лучший туристический маршрут России. Учитывая развитую сеть дорог, он будет автомобильным с начальной и конечной точкой в Уфе. Пройдет через Белорецк, заповедник «Шульган-Таш», Мурадымовское ущелье, Юмагузинское водохранилище, Нугуш, Шиханы.
– Часто сложно найти информацию о правилах посещения заповедников: как туда добраться, сколько стоит пропуск, к кому обращаться за получением разрешения, не говоря уж об отсутствии обустроенных маршрутов. Создается впечатление, что они не заинтересованы в привлечении туристов.
К.З.: Группа активистов нашего отделения во главе с Иваном Зориным и Олегом Миньковым как раз завершает сбор подобной информации. Скоро турбазы, природные памятники, их координаты, условия посещения будут доступны на нашем сайте.
В верховьях реки Белая. Фото: Елена Соколова/«Русская планета»
А.В.: Что касается привлечения туристов, здесь причина кроется в организационной слабости чиновников и формальном подходе. Например, в национальном парке «Башкирия» Управление Росприроднадзора заставляет подсчитывать количество навоза, который производят 15 туристических лошадей, и писать кучу отчетности по этому отходу 4-го класса опасности. Как следствие, ситуация в наших природных парках вместо развития в последний год резко ухудшилась.
Туристы идут и едут в ООПТ достаточно активно, но мало грамотных экскурсоводов, мало интересных экскурсий, подготовленных объектов показа. Мало средств размещения: не только гостиниц, но и простых лесных домиков, турприютов. Очень мало экологичного транспорта, осуществляющего поддержку пеших маршрутов. Не налажен экологический мониторинг последствий рекреации, отсюда — слабое регулирование рекреационных потоков, невнятная политика: куда пускать туристов.
В итоге экологический туризм все-таки развивается, но слишком медленно, и с таким количеством сопутствующего негатива, что возникает вопрос о необходимости серьезного пересмотра подходов, реализуемых руководством отрасли.
– Сейчас региональное правительство РБ поставило задачу придумать туристический бренд для Башкирии. Насколько это важно, по вашему мнению, и что может сделать Башкирию узнаваемой?
А.В.: Я думаю, бренды воспринимают как некий фетиш. Надо больше работать и больше вкладывать. Не стоит думать, что вместо этого сработает бренд.
К.З.: Писать о природе Башкирии — чем больше хороших, подкрепленных фотографиями статей будет про природные достопримечательности Южного Урала, тем больше будет желающих посетить Башкирию. Если взглянуть на Россию глазами жителей Москвы и Санкт-Петербурга: куда поехать отдыхать? Спокойней и живописней места в европейской части нет.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин