Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Смоленского государственного университета Сергей Востриков. Фото: Екатерина Русилова

Самоусиление через преодоление

Доктор исторических наук Сергей Востриков — о кризисе в России, расстановке сил в мире, особенностях международных отношений и общей стратегии страны
Екатерина Русилова
24 декабря, 2014 17:04
10 мин
Профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Смоленского государственного университета Сергей Востриков более 40 лет занимается реальной политикой. Ученый рассказал «Русской планете» о причинах экономического кризиса в России, о будущем страны и мира с точки зрения историка, специалиста по международным отношениям и внешней политике, глобалиста, конфликтолога и ориенталиста.
– На протяжении последних двух месяцев белорусы атаковали магазины и рынки Смоленщины и других регионов.
– Не только белорусы «атакуют». На Дальнем Востоке — китайцы пользуются слабиной рубля и тем, что он проседает. И на севере то же самое делают финны — затовариваются со страшной силой.
– Как будут складываться отношения между Россией и Белоруссией?
– Отношения будут складываться потихонечку. Вульгарно выражаясь, — все устаканится и отстоится. Беларусь очень сильно и глубоко интегрирована в структуру и союз России и Белоруссии, еще раньше — Таможенный и Евразийский союзы.
Беларусь в силу своего объективного геополитического положения самостоятельно существовать не может. И остается или лечь под НАТО и под Евросоюз, либо быть самостоятельным субъектом. Самостоятельным субъектом в большой политике в нынешнем мире — едва ли получится. Поэтому только вместе. А вместе — это курс на строительство мощного евразийского интеграционного ядра: Казахстан, Россия, Беларусь, сейчас Армения подключилась и подала документы Киргизия. Кроме того, для нас это выгодный вариант буферного государства перед Западом. У нас интегрированная система ПВО, допустим, как у США и Канады.
Если рассматривать с точки зрения поставок и зависимости Белоруссии от углеводородного сырья, то оно в принципе все идет из России. Если кранчик здесь перекрывается, то белорусская экономика сдохнет через неделю.
Белорусы законтрактовались с нами на строительство атомной электростанции в направлении Литвы. Здесь отношения стратегического союзничества.
И еще. Белоруссия — это одно государство из всех бывших республик, где русский является еще одним государственным языком.
– В России валютно-рублево-товарная паника. Ситуация еще не достигла своего дна?
– Если дно рассматривать, то оно бывает и двойное. Я думаю, что ситуация имеет определенную тенденцию к понижению. И такого дна полного мы достигнем где-то к весне-лету 2015 года. Что касается динамики ситуации, она в значительной степени стабилизировалась, будет носить не лавинообразный характер и в значительной степени будет регулируема.
– Что же будет весной-летом 2015 года?
– То, что обострятся трудности обеспечения населения какими-то видами товаров, продуктов питания, исключать нельзя. Протестных социально-политических проявлений я не ожидаю. Разноцветных революций, того что было в Грузии, на Украине, Киргизии, Узбекистане, в Минске, думаю, не произойдет. Не только из-за «долготерпения» — одного из ментальных свойств русского народа. Народ видит, что в условиях мощного прессинга и нарастающего внешнего давления необходимо объединиться и консолидироваться вокруг фигуры, которая противостоит этому прессингу. У Путина немало ляпов, ошибок, просчетов и так далее, все же он стремится отстаивать национальные интересы России и не прогибаться перед внешним давлением. А на Руси вообще народ прощал своим правителям почти все, за исключением слабости и нерешительности. Это с точки зрения восприятия и психоаналитики самого народа. Но есть еще один фактор. Вы не забывайте, что у нас мощнейшие, чуть меньше, чем армия, внутренние войска МВД — считайте, это вторая армия. Она имеет на вооружении тяжелую технику после 1993 года. Есть, кроме того, Федеральная служба охраны. Поэтому даже если кто-то бы захотел провернуть оранжевую революцию — нет, не получится.
– Сейчас Россия платит ту самую «дорогую цену» из-за инициаторов санкций?
– Если смотреть в широком плане на причины всплеска ажиотажного спроса, я думаю, что, с одной стороны, это не очень продуманные и верные действия Центробанка. С другой, это осмысленная и хорошо подготовленная провокация спекулятивного характера людей, которые желали каким-то образом процесс подогреть. И этим надо заниматься Следственному комитету. Посеять хаос, панические настроения, когда все сметается, разметается — здесь анализ покажет, что существует круг интересантов. Интересантов из нашей внутренней, а не только внешней, финансово-промышленной и банковской сред.
– С точки зрения историка, когда начался кризис, в котором находится наша страна?
 
– Кризис не вчера родился. Он естественно вызревал с начала 90-х годов. Связан с так называемой моделью либеральных реформ, либеральной рыночной экономикой. Это совершенно ущербная, я бы ее назвал, антинаучная модель экономики. Она и завершилась дефолтом 1998 года. Задача стояла, и она реальна была для всех: осуществить реструктуризацию экономики и диверсификацию. После 1998 года у нас наступили нулевые десятые — там мы тоже особо ничего не делали. А тут пресс санкций усугубил ситуацию — кризис проявился наиболее резко.
Мы ж застряли. В истории России было две успешных модернизации: первая модернизация, как европеизация, по Петру, и вторая модернизация, как индустриализация, по Сталину. Все. Вот на уровне сталинской, где-то 40-50 годы, мы и застряли. Нет ни одного мобильника русского производства, не осталось русских телевизоров. У батьки они есть, кстати говоря. Микроэлектронику он как развивал, так и развивает, а не только сельское хозяйство. По структуре у него более современная экономика, чем в России, — не по объему ВВП, а с точки зрения структуры она приближена к Европе. А у нас она в сторону Нигерии.
Все страны уже ушли на постиндустриальное общество. Уже и информационные есть общества. А мы все в индустриальном торчим.
В целом у нас получается 30 лет уже, с 1985 года — начала перестройки, — переходный период, или затянувшийся транзит. От чего мы переходим — понятно, а к чему — нет.
– Сколько же еще продлится «переходный период»?
– Путин сказал, при наиболее худшем варианте кризис, в котором мы находимся, захватит еще два года. А я исхожу из того, что при самом оптимистичном прогнозе — два года.
– Какие последствия кризиса могут быть для России?
– Вот впереди, я думаю, нас ожидают большие трудности и сложности. Их будет немало. Это мой общий прогноз. И общая стратегия должна быть такая — самоусиление через преодоление. В первую очередь экономики, современного технологического потенциала, где мы отстаем на несколько поколений.
– Есть глобальный подтекст в сегодняшнем состоянии российского кризиса?
– Сейчас не нужны танки и пушки, сейчас можно задушить фактически любую страну с помощью финансово-экономического рычага. Что и демонстрируют «ребята». Ядерное оружие не позволяет применять против нас агрессию. Но ядерное оружие не применишь на уровне локальной войны или регионального какого-нибудь конфликта. Это фактор политического сдерживания. Вот для чего оно нужно, а не для того, чтобы его где-то применять.
Не многие страны могут позволить себе быть суверенными и свободными в этом мире. Россия пытается выстоять. Экономически мы не суверенны: мы зависим, например, от игры цен на мировом рынке — мы их не определяем, их определяет ОПЕК, а в ОПЕК кучка проамериканских марионеток. Речь идет о сверхзадаче: о способности нашей страны в будущем сохранить собственную свободу, суверенитет, территориальную целостность.
– Когда же жизнь в России стабилизируется?
– Стабильность — одно из необходимых условий для развития. Но стабильность не подразумевает осуществления модернизации и инновационного прорыва. И на стабилизацию больше времени не осталось, у нас нет и десяти лет. Мы работаем сейчас в режиме жесточайшего цейтнота. У нас времени, по моей прикидке, пять-шесть лет. Через это время Россия или осуществит инновационно-модернизационный прорыв, или России просто не будет. Потому что ее коллеги, друзья забугорные, просто удушат ее в своих «теплых» объятьях.
– А как будут обстоять дела с международными отношениями?
– Европа, Евросоюз, будет экономически проседать и осыпаться. Потому что центр глобальной политики и экономики находится в азиатско-тихоокеанском регионе. В Европу потихонечку будет приходить отрезвление и осознание того, что дальнейшая пикировка или лобовая конфронтация с Россией не в ее интересах. Потому что они практически играют на руку «заокеанскому дяде»: в интересах Америки оторвать Европу от России. Европейцы, кстати, намерены рассматривать вопрос относительно санкций и их ослабления в марте 2015 года: им самое главное, чтобы не было очага войны в Европе. Первые подвижки сейчас уже наблюдаются. Высказывания официальных лиц о необходимости заканчивать санкции есть от премьера Италии, канцлера Австрии, лидеров Венгрии, Сербии, Франция начинает колебаться. Тенденция еще не превратилась в мейнстрим, но она имеет потенцию к росту.
В отношениях с США, думаю, нас ждет новое издание холодной войны. И это будет достаточно длительный период. Определяющая черта для американцев — уверенность в своем превосходстве, с кем бы они не вели переговоры — только с позиций силы. Они уважают у других «power» — мощь, силу, потенциал. Если ты мне можешь в ответ «вписать в точило», тогда мы с тобой говорим на равных: мы с тобой — два равновеликих субъекта. Так уже было — две сверхдержавы: Союз и Штаты. Они гарантированно могли по нескольку раз закопать друг друга. При этом холодная война не мешала нормальным отношениям. У нас был период разрядки: с 70-х годов до момента нашего ввода войск в Афганистан.
– Что станет с миром в ближайшем будущем?
– Прогнозные данные на 2050-2051 года — возможно третья мировая война. Это оптимистичный прогноз. Потому что может быть и раньше. Тут надо быть реалистом и помнить одну формулу, которую выработали римляне: «Хочешь мира — готовься к войне». Мир будет тем прочнее, чем надежнее он будет защищен. Как конфликтолог, я могу сказать совершенно определенно: общая конфликтогенность в мире будет нарастать. 
Поделиться
ТЕГИ
10 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ