Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Дно» с двойным дном

Чем реальная жизнь босяков прошлых столетий и современных бездомных отличается от литературной
Ольга Абрамова
23 сентября, 2015 09:06
12 мин
Фото: Максим Дмитриев. http://club.foto.ru/classics/photo/57/#previewPhoto
Говорят, перед созданием пьесы «На дне» Максим Горький несколько дней провел в ночлежке для бедняков, знакомился с обстановкой, изучал тамошние правила и порядки. Кстати, именно в этой пьесе раздаются знаменитые слова одного из обитателей ночлежки, спившегося босяка Сатина: «Чело-век! Это — великолепно! Это звучит... гордо!» Как на самом деле жилось людям без крова в Нижнем Новгороде в ту пору и как живется сейчас? РП отправляется на поиски ответов.
Диагноз Горького: неизлечимы
На улице Рождественской и сейчас стоит здание бывшей ночлежки, построенной на средства купцов-миллионеров Бугровых. Об ее обитателях и рассказывает Горький в своей пьесе «На дне». Нижегородские экскурсоводы уверенно рассказывают о том, как «сам Горький даже жил там несколько дней, чтобы описать все, что там происходит». Только вот историки, краеведы и горьковеды так не считают. Хотя бы потому, что и самому ему, было время, приходилось странствовать с котомкой за спиной.
– Все это легенды. Во всяком случае, никаких документальных упоминаний об этом не сохранилось, — сообщила РП Марина Катукова, заместитель директора литературного музея имени Горького. — Да и как бы он там проживал, на каком основании? Просто на таких вот босяков он насмотрелся еще в юности. Известно, что бабушка и дед писателя сами в начале 1880-х нищенствовали.
Напомним, действие пьесы происходит в ночлежном доме. Сам писатель так описывает это учреждение в начале первого действия: «Подвал, похожий на пещеру. Потолок — тяжелые, каменные своды, закопченные, с обвалившейся штукатуркой... Везде по стенам — нары». Убога и обстановка в этом подвале: вместо стульев — грязные обрубки дерева, грубо сколоченный стол. Сообщает писатель и о роде занятий постояльцев ночлежки. Здесь собралась разномастная публика — бывший аристократ Барон, спившийся Актер, бывший интеллигент Сатин, слесарь-ремесленник Клещ, падшая женщина Настя, вор Васька Пепел.
Сам Горький писал о своей пьесе: «Она явилась итогом моих почти двадцатилетних наблюдений над миром “бывших людей”, к числу которых я отношу не только странников, обитателей ночлежек и вообще “люмпенпролетариат”, но и некоторую часть интеллигентов…».
Кстати, в нижегородской ночлежке среди «бомжей» действительно встречались даже дворяне. В 1897 году в стране проводилась первая  государственная перепись населения. Пришли переписчики и в Бугровский ночлежный дом, где среди тысячи обитателей был такой, который на вопрос о своем звании ответил: «барон». Кстати, у него действительно был паспорт на имя дворянина Бухгольца.
Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»
О том, как жилось беднякам в этом заведении, рассказывают и фотографии нашего земляка — Максима Дмитриева, основоположника публицистической фотожурналистики. К примеру, на одном из его снимков мы видим, что койки в ночлежке (Одно- или двухъярусные — Примеч.авт.) стоят даже в коридоре. Люди большей частью — босяки, бедно одетые или даже в лохмотьях. А на другом снимке мы видим целую сцену, разыгравшуюся перед зданием ночлежки — драку между ее обитателями.
Тем не менее, архивисты и историки считают это фото постановочным. Да и описанный в пьесе быт обитателей ночлежки отличался от действительности.
«Утром же извольте выйти вон»
Бугровский ночлежный дом был построен в 1880-1885 годах купцами-миллионерами Бугровыми по проекту архитектора Федора Фалина (Он же — автор построенного на средства Бугровых Вдовьего дома на площади Лядова. — Примеч. авт.).
– В документах Центрального архива Нижегородской области это учреждение упоминается именно как «ночлежный приют», а не «ночлежный дом», — рассказывает РП Елена Ешан, историк-архивист, сотрудник Комитета по делам архивов Нижегородской области. — Так как инициатива создания такого прибежища для бедных и неимущих принадлежала меценату Александру Бугрову, то весь последующий период своего существования ночлежный дом носил его имя. Содержание приюта взял на себя его сын Николай Бугров, в 1885 году выстроивший для этого торговый дом на Зеленском съезде, доходы от сдачи в аренду которого шли на нужды ночлежки.
По свидетельству историков, в девятисотые годы в России разразился жестокий экономический кризис. После каждого неурожая массы разорившихся, обнищавших крестьян бродили по стране в поисках заработка, а фабрики и заводы закрывались. Как говорится в «Уставе ночлежного приюта в Нижнем Новгороде» целью его создания было дать «возможность приходящим в город на поденную работу переночевать не перед открытым небом».
Допускались в приют все приходящие «без различия состояния, пола и возраста». Денег за ночлег с бедолаг не взимали. А еще босяки могли рассчитывать на фунт хлеба и кипяток. Пребывать в ночлежке бездомные могли только с вечера до утра. Утром постояльцев выпускали. «Днем в ночлежное помещение никто не допускается», — говорится в Уставе.
Первоначально приют открывался на 450 мест для мужчин и 45 для женщин. Однако в документах говорится, что уже через некоторое время он принимал гораздо больше постояльцев. Так, в заявлении от его попечителей, датированном 1905 годом, они просят увеличить официальное количество мест до 720 мужских и 88 женских. Итого: 808 коек.
Сроки проживания в приюте не регламентировались. Так, в итоговом отчете за 1899 год значится 404 тыс. 287 обитателей.
– В заведении была кухня, стояло несколько русских печей. Стояли медные бочки — для холодной и «отварной» воды. Для хозяйственных нужд для приюта закупались керосин, смола, а также нефть, которая использовалась «для протирки нар», — продолжает Елена Ешан. — В подвале находилась кочегарка. Также в приюте были умывальники, мойки и туалеты. Мебель в палатах была деревянная, на кровати были постланы доски. Постельного белья, покрывал, занавесок не было. Зато в приюте выписывали прессу. Интересно, что во всех помещениях учреждения было много образов, икон, лампад, крестов. Несмотря на то, что часовни при доме не было, на всех этажах были организованы киоты.
В помещениях приюта регулярно проводилась уборка. Для внутреннего наблюдения в приюте имелись надзиратели и надзирательницы, а также «домашняя прислуга». Весь обслуживающий персонал приюта ежемесячно получал жалование, о чем говорится в «Требовательных ведомостях на содержание личного состава».
Водки не пить, песен не петь
Известно, что старообрядцы Бугровы были противниками пьянства и всяческих увеселений, поэтому надпись при входе в приют предупреждала: «Водки не пить. Песен не петь. Вести себя тихо». Нарушители порядка могли быть выставлены вон. Не допускались в приют «видимо тяжелобольные» и пьяные.
Категорически запрещалось в ночлежке курение, распитие спиртных напитков, игра в карты и другие игры, буйство, брань, пение. Паспорт с бедолаг не спрашивали, принимали всех нуждающихся — мужчин, женщин и даже детей, но только с родителями.
Тем не менее, достаточно регулярно отдельные жители ночлежки попадали в неприятности. Правда, все это происходило с ними исключительно за пределами приюта. В самом же учреждении существовал целый штат надзирателей, которые следили за порядком. Кстати, босяками в привычном значении слова постояльцы, как правило, не были. Так, в Уставе говорится о том, что вещи и инструменты, если они у постояльцев имелись, те должны были сдать на хранение на вахте и получить за это номерную марку (Номерок, проще говоря — Примеч.авт.). Кроме того, в архивах сохранилась «Книга записи происшествий по Рождественской части города Нижнего Новгорода» за 1899 год. Там есть упоминание про похищенные у жителей приюта паспорта, деньги, пиджаки и даже кожаные сапоги.
Возвращают к жизни, соединяют сердца
Выяснить, насколько гордо слово «человек» звучит сейчас, корреспондент РП решила на месте. Современная «ночлежка» — Областной центр социально-трудовой реабилитации граждан — располагается в Нижнем Новгороде возле железнодорожного вокзала, по адресу ул. Гордеевская, д.3/5. Заведение это считается одним из первых в современной России. На его открытие в 1995 году приезжал Анатолий Куликов, тогдашний министр МВД РФ. А еще сюда за опытом приезжали иностранцы и делегации из других регионов России.
– Отделение ночного пребывания у нас рассчитано на 102 койки. Обслуживаться у нас имеют право люди без определенного места жительства, бывшие заключенные, освободившиеся из мест лишения свободы, а также граждане, попавшие в сложную жизненную ситуацию, — рассказал РП Алексей Попов, директор центра реабилитации. — Кроме того, у нас имеется отделение срочной социальной помощи, социальной диагностики и первичного приема. Все услуги гражданам предоставляются бесплатно.
Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»
Обстановка здесь вполне современная: аккуратное двухэтажное здание, на окнах — пластиковые стеклопакеты. Нос зажимать не пришлось: в помещении и комнатах — чисто и довольно уютно, никаких неприятных запахов. При устройстве в центр все соискатели ночлега проходят обязательный медосмотр и флюорографию. Больных туберкулезом здесь не держат: таких граждан мобильные бригады доставляют в специализированные лечебные заведения. Пьяных же или находящихся под воздействием наркотиков бродяг определяют в больницу или наркологический диспансер.
Каждый день, возвращаясь в центр, постояльцы сдают свою одежду, которую тщательно просматривают на предмет ножей, заточек и других запрещенных вещей. Иначе нельзя. Ведь 70-80% обитателей приюта — бывшие сидельцы. Одежду их сотрудники центра стирают и дезинфицируют.
В центр часто доставляют людей с улицы, больных, замерзших, избитых, обокраденных, иногда — с амнезией. Там человеку предоставляется койко-место и постельное белье, выдаются туалетные принадлежности, пижамы и тапочки. Помимо кроватей за постояльцами закрепляют стулья и тумбочки, где они могут хранить личные вещи. Каждое утро обитателей кормят горячими завтраками. Кроме того, раздачу питания организуют общественные благотворительные и религиозные организации. В день визита корреспондента РП в центр, перед входом в учреждение стояла «Газель», из которой выгружали йогурты. Как пояснили нам обитатели заведения, их прислала бездомным Нижегородская епархия.
В центре постояльцам помогают восстановить документы, найти постоянную работу, оформить пенсию или инвалидность. Бывшие заключенные могут пройти профессиональную подготовку или переподготовку по рабочей специальности. Пожилых людей устраивают в дома-интернаты. Днем в приюте остаются только маломобильные обитатели: для них три года назад было организовано несколько круглосуточных койко-мест. Такие граждане обеспечиваются трехразовым горячим питанием.
– У нас человек имеет право находиться до 30 дней в году, — продолжает Алексей Попов. — Однако если есть необходимость — если человеку выправляют документы, он проходит трудоустройство или ему оформляется инвалидность — мы имеем право продлить пребывание в центре.
Ежегодно здесь обслуживается порядка 2 тыс. человек. Так, в прошлом году ГКУ «ОЦСТРГ» было зарегистрировано 2 002 постояльца, а за первые полгода 2015 — уже 1 047. Всего же за 20 лет существования приюта соцуслуги здесь получили более 35 тыс. граждан — 30 тыс. мужчин и более 5 тыс. женщин. Трудоустроено было около 10 тыс. человек. Еще 1,5 тыс. граждан оформлена пенсия, порядка 500 человек определены в дома-интернаты.
Запомнилась сотрудникам центра необычная пара: мужчина и женщина познакомились прямо в центре. Оба нашли работу, после чего создали семью, сняли жилье. А позднее — купили комнату. Сейчас у них родился ребенок. А еще был майор милиции, допившийся до того, что семья от него отказалась. Сотрудники центра помогли ему устроиться в дом инвалидов.
– Самое главное, чтобы человек сам стремился поменять свой образ жизни, хотел жить по-человечески. Иначе мы бессильны, — резюмирует Алексей Попов.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
12 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ