Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Дети верят интернету больше, чем родителям»

Как уберечь детей и подростков от интернет-угроз

Владимир Лактанов
5 мин
Фото: Frank May/DPA/TASS
Сомнительные интернет-знакомства, заканчивающиеся преступлениями, сектантство, травля одноклассников и учителей, мода на болезненное истощение — все это, а также многие другие опасности поджидают детей и подростков во Всемирной паутине. Руководитель «Центра защиты детей от интернет-угроз» Владимир Рогов, бывший сотрудник территориального подразделения «К» МВД России, знает почти все об «интернет-ловушках», в которые попадают дети. И далеко не всегда могут выбраться из них даже при помощи родителей. Тогда на помощь и тем, и другим приходят профессионалы.
«У детей снижена критическая планка к интернету»
– О вреде интернета говорят с момента его появления в нашей жизни. Может быть, не так все страшно?
– Не хочется пугать, но, глядя на обстановку объективно, все еще страшнее, чем кажется. Дети живут в интернете, верят ему больше, чем родителям, поддаются влиянию виртуальных друзей, совершают аморальные поступки и уголовные преступления — тоже в интернете. Попадают в секты, делятся интимными фотографиями и картинками со сценами насилия, пугают друг друга до потери сна и психических расстройств, обсуждают, как здорово похудеть — похудеть, заглатывая гвозди и так, чтобы получить нервное и физическое истощения, как это вообще «круто» — умереть...
– Так еще в «Приключениях Тома Сойера» проскальзывали темы кладбища с покойником и черной кошкой, мальчишки мечтали умереть и увидеть, как рыдают по ним родные...
– Все так. Поневоле, лет в 10–12 ребенок начинает интересоваться темой смерти. Но одно дело — поинтересоваться, получить ответы на интересующие вопросы и забыть, другое дело — муссировать тему смерти постоянно, рассматривая соответствующие картинки, перепечатывая стихи и истории о смерти и героях-самоубийцах.
– С какими преступлениями, жертвами которых становились дети, вам приходилось сталкиваться?
– Незаживаемые раны детям наносят интернет-педофилы. Они тиранят детей различными методами. Например, взрослый маскируется в интернете под ребенка, мальчиком или девочкой лет 11-ти. Вступает в переписку, наступают доверительные отношения, виртуальная дружба, переходящая в виртуальную любовь. Потом следует просьба сделать интимные фото и прислать ей. Или ему — если это переписка с так называемым «мальчиком», который вовсе не мальчик, а взрослый. Либо уговаривают выйти в скайп и раздеться, склоняют к интернет-проституции. Иногда ребенка различными способами — заманиванием, шантажом, угрозами, под воздействием игровых интересов, подталкивают к личной встрече. Доля интернет-педофилов среди всех других — почти половина. Сколько бы не предупреждали о такой опасности, у современных детей снижена критическая планка к интернету, они доверяют интернет-друзьям больше, чем родителям и учителям, научной литературе. Этим и пользуются злоумышленники, которые являются больными людьми. Интерес к детской порнографии, педофилия, эксгибиционизм — это психические заболевания, которые необходимо лечить в условиях стационара.
Руководитель «Центра защиты детей от интернет-угроз» Владимир Рогов. Фото из личного архива
Руководитель «Центра защиты детей от интернет-угроз» Владимир Рогов. Фото из личного архива
Рай для преступников и сектантов
– Как обстоят дела с сектами?
– Интернет — это рай для сектантов, в котором они вербуют своих адептов. На их крючок обычно попадаются подростки и пенсионеры. Это самые наивные и самые одинокие люди. А в сектах их уверяют, что очень нужны, что их любят, не оставят в одиночестве. Современные дети — дети, которые выросли как бы с родителями, но без них: ребята сидели с компьютерами в одной комнате, родители с планшетом — в другой. На фоне недостатка внимания, детей, как мы знаем, привлекает все запретное и неизведанное. Организаторы одних сект преследуют цели личной наживы, организаторы других — глобальные цели, этнические или даже геополитические. Посредством сект вербуют людей и для выполнения задач, поставленных другими государствами.
Кроме сект, волнует деятельность в интернете экстремистских, в том числе террористических групп. Не думайте, что с ребенком спишется вербовщик, а на следующий день он соберет «портфель с одеждой» и уедет воевать. В такие группы вовлекают грамотно и аккуратно, месяцами и годами. Задача любого вербовщика — это касается и сектантства и экстремизма — найти «больные места», соблазнить, оторвать из общества и сделать возвращение в общество невозможным.
– Каким еще образом дети могут стать сообщниками преступников и собственно преступниками?
– Дети запросто попадают в радикальные группы и сообщества хакеров, кардеров, брутфорсеров, дропов, других IT-злоумышленников. Сейчас много разновидностей преступных IT-направлений.
Например, пранкеры организуют очень злобные, жестокие шутки, способные довести человека до крайнего шага. Создают странички-клоны, в которых однокласснице пририсовывают с помощью фотошопа такое, на что смотреть без стыда невозможно. И распространяют такие картинки. А преподносится это как шутка.
Есть еще такое направление, как кибербуллинг, то есть интернет-травля. Например, когда ребенка вовлекают в сообщество, хоть в сообщество вышивальщиц крестиком, девочка старается, у нее появляется увлечение, она достигает каких-то успехов, показывает фотографии своих работ... И вдруг ее выкидывают, удаляют из этого сообщества безо всяких объяснений. Просто чтобы понаблюдать, как она будет переживать, обсуждать ее слезы, смеяться над ее горем. А для девочки это действительно горе — оказаться в изоляции.
Самая опасная форма кибербуллинга — хэппислепинг. Когда подростки избивают ребенка, снимают и запускают видео в Сеть. Их не останавливает даже то, что они будут наказаны за противоправное действие, но они не могут остановиться, они желают посмеяться над избитым и униженным ровесником.
– За что? Кого назначают жертвой?
– Того, кто не сидит посуточно в интернете, не играет в виртуальные игры или не состоит в той или иной радикальной группе. Словом, если раньше дразнили и шпыняли «очкастых отличников», теперь — тех, кто живет в стороне от интернета и другими интересами.
– Радикальные группы это какие?
– Вышеназванные из множества существующих. Сейчас пошла вторая волна деятельности сообщества крипипасты. Здесь детей запугивают чуть ли не до полусмерти и западными персонажами, и нашими, выдуманными самими же детьми. Помните рассказы нашего детства про черную-черную руку в черном-черном лесу? Вот здесь, то же самое, только усиленное во много раз иллюстрациями, анимацией, видео. Набирают обороты подростковый вайпинг — мода к электронным сигаретам, сообщества пропаганды энергетических напитков, группы зацеперов — любители экстремального катания на общественном транспорте.
Все эти группы спокойно существуют в соцсетях, их в связи с пробелами в законодательстве практически невозможно удалить. Да и кроме соцсетей, в информационном поле слишком много сцен насилия, жестокости, а также пропаганда девиантного поведения. У ребенка, который натыкается в интернете на подобные группы, это откладывается на сознательном и подсознательном уровнях. И постепенно формируется тяга к жестокости и аморальным поступкам.
«С угрозами интернета нужно бороться всем миром»
– В чем заключается ваша работа?
– Направлений много. Проводим семинары и тренинги для родителей, просветительские лекции, работаем с детьми, запутавшимися в Сети. Первыми в России начали вести работу с педагогами — ведь они наравне с родителями должны воспитывать и обучать детей, идя в ногу со временем.
Как вы знаете, за последние месяцы в Рязани несколько школьниц покончили жизнь самоубийством, виновных можно искать долго, но источники угроз — соцсети. Именно там подростки делятся даже не жалобами, а краткими фразами, в которых смерть кажется простым избавлением от житейских обид, невнимания, непонимания. Интернет приукрасил тему суицида, упростил получение информации о способах ухода из жизни. Дети привыкают к тому, что в смерти «нет ничего такого» страшного. Умер — и все проблемы разрешились. Сейчас мы сбиваем суицидальный настрой. О чем должны знать родители и учителя: кроме классических сигналов об ухудшении психоэмоционального состояния, должно насторожить, когда ребенок делает фотографии в темных тонах, отворачивает лицо во время съемки или закрывает лицо руками, если на его руках имеются явные порезы. Все это признаки стресса, апатии, депрессии, отрешенности. Необходимо срочно вмешаться в ситуацию, обращаться к специалистам.
– К вам?
– Можно к нашим специалистам, можно к иным профессиональным детским и подростковым психологам. По большому счету, нужно широкомасштабное движение, направленное на обеспечение детской интернет-безопасности. В прошлом году премьер-министр Дмитрий Медведев подписал Концепцию информационной безопасности детей. Но средств на воплощение в жизнь Концепции в регионах не заложено. Скажу честно, Центр в этих условиях выживает с трудом, мы пока что не можем укрепить материально-техническую базу, расширить штат специалистов и аналитиков. Кроме того, что пресекаем суицид, при должной господдержке планируем освоить гораздо больше тревожных направлений, в том числе, пресекать оборот наркотических средств. Кстати, тем и отличается наш Центр от многих других организаций — мы работаем не только на профилактику, но и на пресечение. Повторюсь: с угрозами интернета нужно бороться всем миром, иначе мы можем потерять подрастающее поколение.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин