Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Происходит полная фигня»

Даниил Колегаев и Олег Проскоков о будущем рок-н-ролла вообще и группы «Дерево band» в частности
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Из личного архива Даниила Колегаева
Старейшая белгородская группа «Дерево band» в начале апреля 2014 года объявила о прекращении своей деятельности. 26 июня 2014 года коллектив, существующий уже больше двух десятков лет, сыграет последний концерт в Белгороде,  после чего официально самораспустится. А уже осенью группа в полном составе представит свой новый музыкальный проект. Ликвидация «Дерева», по словам лидера группы Даниила Колегаева, это попытка начать новую жизнь без багажа эпохи «русского рока».
Закрытие музыкальных проектов в последнее время происходит довольно часто. Из последних примеров — закрытие группы «Ляпис Трубецкой» в конце 2013 года, о котором объявил её бессменный лидер Сергей Михалок. Один из основателей белгородской рок-тусовки Олег Проскоков уверен, что спад интереса к рок-н-роллу вызван пресыщенностью публики и его обязательно надо пережить. В 90-е Проскоков организовывал первые в городе «сейшны», затем открыл клуб «ИнРок», который прославился на всю страну в связи с историей о пришедшем в адрес клуба документе о «нежелательности» организации в Белгороде рок-концертов. Но сейчас, по словам Проскокова, для рока наступили особенно тяжелые времена. «Людям перестала быть интересной даже качественная музыка», — говорит он.
О том, что ждет рок-н-ролл корреспондент «Русской планеты» поговорил с основателем «Дерево Band» Даниилом Колегаевым и Олегом Проскоковым.
Даня, «Дерево» после долгих лет существования коллектива, не так давно начало периодически попадать в радиоэфиры. Почему именно сейчас решили распустить коллектив?
Колегаев: Ситуация следующая. Все считают, что мы зашли в тупик и нам нечего больше сказать. А мы наоборот вышли за рамки того, что существовало. Есть новый материал, новые идеи. Мы все это придумали, отрепетировали, увидели, как это получается и поняли, что это немножко другое, что музыка стала жестче, отвязнее. Здесь все будет проще — и тексты, и музыка. Это нечто другое. Все-таки «Дерево» было ближе к русскому року, пусть и со своими фишками. Оно было с претензией на интеллектуальность.
Мы поняли, что если мы осенью выпустим альбом с этими песнями, все равно останется клише «Дерево» и новый альбом будет воспринят как проходной. Второе — нам придется все равно играть песни под брендом «Дерево» и мешать программу. А это не входит в наши планы.
Третья причина — надо красиво уходить. Один из мотивов, который сподвиг на этот шаг, у нас было уже несколько попыток это сделать, — это красивый уход Михалка (фронтмен группы «Ляпис Трубецкой» — Примеч. РП) с закрытием этого проекта. Я когда это увидел, точно решил, что также надо делать.
– Получается, все участники «Дерева» останутся и в новом проекте?
Колегаев: Да. Мы меняем название, немного меняем имидж, меняем идеологию. Но это все внешние факторы. Я же никуда не денусь от своих песен. Все равно это, наверное, будет очень похоже на «Дерево». Но совсем в другом ключе.
– Настали времена, когда крупным проектам суждено закрыться? Что сейчас вообще происходит с рок-музыкой в России?
Даниил Колегаев. Фото: Из личного архива Даниила Колегаева
Колегаев: Здесь приходится говорить только об андеграунде, потому что высший эшелон так называемого рока — его уже просто-напросто давно нет. Но это мое субъективное мнение. Все, что происходит интересного — происходит только в андеграунде и то, очень редкими и яркими вспышками. Уже тот же Вдовин (лидер группы «Недра» Алексей Вдовин — Примеч. РП) стал моветоном при всей любви, уважении и дружбе. Тот же самый Гуша Катушкин ушел в эстраду. Ну, это мы о близких.
Считаю взрывом, хотя мы с Олегом Проскоковым этот «взрыв» еще в 2009 году открыли для себя, — «Бранимир» (рок-бард Александр Паршиков — Примеч. РП). Кто еще? Да пожалуй и все. Хотя Бранимир для меня это тоже 2009 год.
А сейчас… Да ничего не происходит. Происходит полная фигня. Никто ни на чьи концерты не ходит, никто никому не нужен, и в общем-то, наверное, это правильно.
Проскоков: Да может быть так и надо! Может быть, просто нужно пережить этот декаданс, да и все.
Колегаев: Ничего не происходит в целом по стране, а про Белгород я вообще молчу. Но в Москве тоже самое. Все, кто был на коне, они и остались, только начинают стареть. Мое московское окружение некоторое время перлось от костромской группы «Весна в Сан-Бликко». Мы неоднократно с ними играли, я звал их на фестиваль, который делал в Москве. Но это вторично. Если подытожить, новых имен нет и это отлично, что их нет.
Проскоков: Есть абстрактная новосибирская команда, условная уфимская, еще какая-то. На самом деле все это не системно и случайно.
Кто всплыл за эти шесть-восемь лет, тот и есть. Я «Рычаги Машин» или «Дерево» не отношу уже ни к белгородским, ни к московским группам. Хорошо, хоть это есть. Эволюция прошла правильно. Естественный отбор показал как все обстоит на самом деле: никто ничего не делает. Все играют в рок-звезд, но никто не играет музыку так, как ее надо играть. Никто не стремится к техническому совершенству. Все стремятся к известности.
Вот у меня выступила группа «Мистер-Твистер» две недели назад. До этого, на концерте группы «Кожаный олень» я выхожу на сцену. Двести человек в зале. Говорю: «Кто знает “Мистер-Твистер”?» Знаешь, сколько рук поднялось? Одна. Ну как такое может быть, с одной стороны? А с другой — сами виноваты. И «Мистер Твистер», и мы виноваты. Но у «Мистера Твистера» дичайше крутой по качеству концерт… для 32 человек.
– А дальше что? Спрос упал на живую музыку?
Колегаев: Просто ничего нафиг никому не нужно. Все обожрались этим всем. Вот чтобы я лично поднял задницу и пошел на концерт, неважно чей, я не знаю, что должно произойти. Я вот сходил в «Крокус Сити Холле» на Nazareth. Бесплатно был. Обманули — там только басист из Nazareth. Но я пошел только потому что, во-первых, все-таки Nazareth, а во-вторых, — бесплатно. А так, чтобы я пошел, купил билет куда-то… Это просто нереально. Хотя, может быть это я такой старый и ленивый.
Олег Проскоков. Фото: Из личного архива Олега Проскокова
Проскоков: Да просто нет повода, чтобы куда-то идти. Я поеду 3 июня на концерт «Black Sabbath» в Питере. Потому что раз в жизни надо сходить на такое мероприятие. Но я очень боюсь того же, что случилось со мной на концертах Scorpions, Nazareth — не соответствует ожидаемое, в итоге, действительности. А потом приезжает тот же «Бранимир» и делает здесь концерт на сто человек куда круче, чем «Nazareth» на целый зал. Значит, получается, у них есть имя, а у человека есть душа. И на что нам ставку делать? Остается только одно. Вот он (показывает на Колегаева) одно весло и гребет, а я другое гребу. Вот и все. Так и живем.
С чего же тогда может начаться выход из этого декаданса? Когда всплытие?
Проскоков: Ни с чего. Мы сами это сдвинуть не можем. Неподвластно это все нам.
Колегаев: Это эволюционный процесс. Мы даже его не заметим. Все произойдет само по себе, а мы потом уже будем анализировать.
– Того, что было в конце 80-х, зарождение таких центров как Свердловск, Питер, больше не будет?
Колегаев: Дело в том, что я не слежу. Я не знаю, что происходит. Но если бы в стране что-то происходило, наверное, я бы знал. Везде сейчас ситуация одинакова: и в столицах, и в провинции.
Проскоков: Просто Даниил не может не писать музыку, а я не могу не делать концерты. Вот все и получается. А вот если бы мы думали так: а давай-ка мы Даня с тобой заработаем много бабла. Напиши-ка песенку, а я сделаю суперпати, ничего бы не получилось. Поэтому, слава богу, что Даниил московский дизайнер, а я белгородский предприниматель. Я не с этого деньги имею. Кстати, Даня, сколько же мы их закопали то с этой музыкой, да? До черта…
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин