Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Шпорт для всей семьи

Что говорят эксперты о предложении губернатора Хабаровского края «стерилизовать неблагополучных родителей»

Владимир Лактанов
5 мин
23 октября губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт предложил нетривиальный способ сократить в регионе число детских домов. Он раскритиковал работу Минсоцзащиты с сиротами, вспомнил пример Сингапура и высказался, что неплохо бы стерилизовать безответственных или неблагополучных родителей, отказывающихся от своих детей.
– Мы любим ссылаться на мировой опыт, — заявил Шпорт на расширенном заседании регионального правительства. — Может, нам перенять? Может, не сразу должна быть стерилизация, а постепенная, какие-то законы для этого принять?
Как оказалось, у этого суждения хабаровского губернатора есть и противники, и сторонники. Корреспондент «Русской планеты» выслушала мнения обеих сторон.
«Как можно заявлять подобное на таком уровне?»
– Подобные предложения не только безнравственны, но и неконституционны, — высказался в беседе с РП международный эксперт по социальному сиротству, выпускник детского дома и многодетный отец Александр Гезалов. — В Конституции РФ написано, что главный институт государства — это семья. Право на семью имеют не только дети, но и родители. Даже если они лишены родительских прав, они все равно имеют отношение к своим детям. Предлагая принудительную стерилизацию безответственных родителей, данный гражданин, по сути, предлагает стерилизовать Конституцию. Как можно заявлять подобное на таком уровне? Я просто в шоке.
Как предполагает Гезалов, губернатор Хабаровского края таким образом пытается снять с себя ответственность за решение социальных проблем региона:
– Поддержка семьи является одним из приоритетов государственной политики России, за которую выступает не только президент. Поэтому у нас введены материнский капитал, другие меры социальной поддержки. И вдруг мы привносим новый инструмент «поддержки» — стерилизацию... Вячеславу Шпорту следовало хорошо подумать, прежде чем предлагать подобную не только неэтичную, но и негосударственную меру. Социальное сиротство — это проблема государства. И государство не должно решать ее таким способом. Если мы будем стерилизовать недостойных с нашей точки зрения родителей, то будем терять при нашей и без того не самой благополучной демографической ситуации еще по 70–100 тысяч человек населения ежегодно.
Единственный способ решить проблему детских домов — это заниматься проблемами семьи, профилактикой сиротства, сопровождением неблагополучных семей, подключать общественные институты, — продолжает Гезалов. — В общем, делать все, что угодно, но только не предлагать очередную карательную меру, которая нужна лишь затем, чтобы не вкладываться в решение социальных проблем, в общество. Если нет готовых механизмов и рычагов решения проблем, то их нужно создать. Стерилизация — это тупик, а у нас подобных тупиков достаточно. Детские дома — тоже тупик, но стерилизация и вовсе за гранью добра и зла. Нельзя однозначно решать за людей, имеют они право иметь детей или нет. Даже самые безответственные родители при поддержке общества, государства могут вернуться в это общество и стать его полноценными гражданами. Стерилизовать — это все равно что в концлагерь отправить. Это не норма и это неприемлемо. Стерилизовать нужно того, кто такое предлагает.
Ученые вспоминают: ничего нового Шпорт не сказал. Подобные предложения в истории уже были.
– Идеи принудительной стерилизации изначально продвигали не злодеи, а люди, руководствовавшиеся высшими мотивами и благом общества, — объясняет корреспонденту РП социолог Сергей Меркушев. — Однако позже этот инструмент неизбежно переходил в руки отрицательных персонажей, преследовавших совсем иные цели. Когда в начале прошлого века в США, Канаде, Швеции, Дании приверженцы евгеники пролоббировали принудительную стерилизацию для людей с умственными нарушениями, они искренне думали, что это приведет к расцвету цивилизации.
Но всего через несколько десятилетий, говорит Меркушев, в нацистской Германии стерилизация стала инструментом геноцида евреев, славян, цыган, темнокожих.
– По очень приблизительным данным, всего до 1945 года в Германии было прооперировано не менее 400 тысяч таких «больных» по расовому признаку. Об этом следует помнить, в очередной раз предлагая ввести стерилизацию из соображений общего блага — например, чтобы решить проблему социального сиротства или сократить количество детских домов. Хочу напомнить и еще об одном моменте: с 2003 года, по нормам международного права, принудительная стерилизация является уголовным преступлением против человечности.
«Многие гинекологи мечтают перевязать трубы некоторым роженицам»
По данным социологических исследований, среди россиян сторонников принудительной стерилизации нерадивых родителей почти столько же, сколько противников. Опрос, проведенный Российским обществом социологов в конце прошлого года, показал, что эту радикальную меру поддерживает 41% респондентов, а 43% выступают против.
В опросе РП высказывание хабаровского губернатора поддержали врач, работник детдома и многодетная мама.
– Все эти рассуждения: мол, кто будет решать, кого стерилизовать, а кого нет, насколько это морально и законно, какие последствия может иметь в будущем — все они хороши, но только в теории, — говорит корреспонденту РП бывший воспитатель детского дома Светлана Никончук. — Всех этих высоколобых граждан нужно один раз привести в детский дом, чтобы они посмотрели, как все выглядит в реальности. Убеждена, что через неделю, максимум месяц, они станут самыми что ни на есть активными сторонниками стерилизации.
Я четыре года проработала в социальном приюте и видела, как одни и те же полупьяные мамаши год за годом сдают на попечение государства своих отпрысков. Одна такая «мать-героиня» при мне сдала уже пятого ребенка, прижитого неизвестно от кого! Имеет такая право рожать дальше? Конечно нет. Какая разница, какие у нее там права! Ведь она калечит в первую очередь не себя, а этих несчастных детей, которые потом всю жизнь расплачиваются за грехи матери. Один мальчонка, попавший к нам от такой родительницы, ни разу не видел вилки, долго боялся есть обычную курицу, потому что, кроме картошки и хлеба, к своим семи годам ничего не пробовал. Сможете вы вот такому ребенку посмотреть в глаза и сказать, что его мать имеет право родить ему братиков и сестренок? Хотела бы я на это посмотреть!
Страшных историй, которые должны заставить противников насильственной стерилизации усомниться в своей правоте, у ее сторонников более чем достаточно. Кажется, что ими они компенсируют недостаток рациональных аргументов в свою пользу.
– За то, чтобы лишить наркоманов, пьяниц, слабоумных права рожать, нужно голосовать сердцем, а не умом, — убеждает корреспондента РП Лариса Макрушева, мать троих детей. — В нашем доме живет одна алкоголичка с двумя детьми. Когда она запивает, то запирает их дома без еды на несколько дней. Соседи подкармливают малышей, бросая им пакеты с едой в окно. Хорошо, что они на втором этаже живут, можно добросить. Сейчас эта мамочка снова ходит с животом. Имеет она право калечить жизнь еще и этого ребенка? Убеждена, что нет. Может, Бог ее за такое и простит, но люди не должны. Кстати, еще такой момент. Эта дама уже получила один раз «материнский капитал» и скоро получит еще один. Неужели справедливо отдавать деньги в ее трясущиеся руки? Или лучше потратить большую часть из них на помощь уже рожденным ею детям, а маленький кусочек от этого капитала — на стерилизацию этой мамочки? Второй вариант, мне кажется, лучше. И еще: почему я должна платить налоги, которые потратят не на то, чтобы, например, сделать ремонт в школе, где учатся мои дети, а чтобы вот такой мамочке было на что выпить?
Практику выплаты социальных пособий нерадивым матерям сторонники стерилизации считают глубоко порочной. По их мнению, таким образом государство провоцирует появление новых неблагополучных детей.
– Низкий поклон от всех врачей Вячеславу Шпорту. Он вслух сказал то, о чем многие сейчас боятся говорить, чтобы не прослыть неонацистами, — высказывается в беседе с РП врач-гинеколог Елена, попросившая не называть свою фамилию. — Особенно после публичной расправы над главврачом Озерского психоневрологического интернета, стерилизовавшим нескольких пациенток. Многие гинекологи втайне мечтают перевязать трубы некоторым роженицам, и сделали бы это, если бы не боялись уголовной ответственности. У нас принято считать многодетных матерей героинями, окружать почетом. Но если бы вы видели, как некоторые мамаши, больные ВИЧ, гепатитом, туберкулезом, с хроническим алкоголизмом рожают умственно отсталых детей одного за другим, а потом сдают их в детдома, вы бы тоже стоя аплодировали Шпорту.
Как говорят сторонники стерилизации, если проводить ее принудительно нельзя, то всегда можно стимулировать экономически. Образцом может быть не Сингапур, так Великобритания, которая предоставляет своим гражданам право (и деньги) на губительные зависимости.
– В Великобритании давно придумали, как не нарушить нормы международного права и при этом лишить наркоманов возможности иметь потомство, — рассказывает «Русской планете» активист общественной организации по борьбе с наркоманией среди молодежи «За здоровую Россию» Михаил Валишевский. — Там для наркоманов ввели плату за добровольную стерилизацию. Если доза для тебя важнее, чем дети — пожалуйста, приходи, делай необходимую медицинскую процедуру. И тут же получай на руки сумму, которой хватит на несколько доз. Думаю, это честно. Это их выбор. Полагаю, точно такой же выбор сделали бы не только многие российские наркоманы, но и алкоголики. За литр водки они бы продали свое право на продолжение рода. И это было бы справедливо и по отношению к ним, и к их детям. Ведь наркоман способен собственного ребенка посадить на иглу, а пьяница — приучить к бутылке.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин