Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Сиделка уходящая

Почему частные соцслужбы пока не хотят работать с пенсионерами и инвалидами
Владимир Лактанов
2 мин
Фото: Александр Рюмин / ТАСС
В трех районах Якутии государственных соцработников частично заменили частные компании: их сотрудники ходят в магазины или аптеку за покупками для пенсионеров и инвалидов, убирают и готовят у них дома. Всего они обслуживают 275 человек.
Это «обкатка» будущего обновления федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», по которым к заботе о нуждающихся хотят привлекать частников наряду с госслужбами. Если закон примут, то предприниматели смогут работать в домах престарелых, столовых для малоимущих, на образовательных курсах для пенсионеров, в учреждениях для реабилитации наркозависимых людей и так далее.
Жалоб на работу предпринимателей в Якутии пока не было — но самих желающих помогать нашлось только трое, и, как стало известно «Русской планете», один из них уже отказался и вышел из проекта.
– У нас на весь район в штате всего 26 соцработников, — рассказывает РП Иван Шестаков, начальник управления соцзащиты Мегино-Кангаласского улуса, одного из тех, где проходит эксперимент. — А наслегов (муниципалитетов. — Примеч. РП) в улусе — 31. При этом на самые крупные наслеги приходится по два-три соцработника. Это значит, что почти четверть поселков вообще не охвачены работой таких специалистов. Вот почему мы с радостью решили участвовать в эксперименте.
Иван Шестаков рассказывает: в конкурсе уговаривали участвовать местных сельских предпринимателей, которых уже давно знают. Двоим-троим помогли оформить документы. Конкурс на обслуживание одного из наслегов выиграла индивидуальный предприниматель Екатерина Плотникова.
– Она не раз к нам обращалась раньше, говорила, что хочет поработать на обслуживании пенсионеров. Вот дали ей такую возможность, — говорит Шестаков.
Схема работает так: победитель конкурса вносится в реестр социальных услуг и может начинать работать. Но труд его оплатят только постфактум.
– Предприниматели, уже будучи зарегистрированными в реестре, работают, затем отчитываются за определенный период, предоставляют документы, подтверждающие расходы на проделанную ими работу, — объясняет РП Зинаида Максимова, заместитель министра труда и социальных отношений РС (Я). — После этого с ними производится расчет, то есть расходы компенсируются по федеральным тарифам и со всеми положенными северными надбавками и прочими доплатами. Конечно, консультируем, помогаем, поддерживаем, если люди берутся за такую работу.
Плотникова начала работать. Довольны были и сельчане, и районные власти, претензий ноль, одна благодарность. И все-таки в улусе в итоге решили отказаться от услуг ИП, хоть и нарадоваться на него не могли.
– Процедура непродуманная, — объясняет Иван Шестаков. — Контракт по конкурсу заключается на определенный срок, причем довольно короткий: человек не успел начать работать, как через несколько месяцев надо готовиться к конкурсу заново. А процесс это долгий, и поневоле получается довольно длинный перерыв в работе. Но ведь пожилые люди-то остаются, и им приходится ждать. В общем, в этом году мы решили от участия в эксперименте отказаться. Обратились в правительство, чтобы нам дали еще одну ставку соцработника. Нам пошли навстречу.
Начальник управления соцзащиты рассуждает: выходом могло бы стать заключение контракта года на два-три или отбор предпринимателей не по конкурсу, а через заключение прямого договора с местной администрацией. Но то и другое противоречит российским законам.
Есть и еще один путь — и его уже выбрала неугомонная Плотникова: выиграть конкурс, но не на предоставление контракта, а на грант для реализации своего проекта на рынке соцуслуг.
Проект этот, рассказывает Екатерина Плотникова «Русской планете», состоит в открытии собственного интерната для престарелых. Только, наверное, уже не в селе, а в Якутске.
– Боюсь, деньги вложу, а отдачи не будет, — объясняет она выбор места. — Нужно много средств на то, чтобы просто соответствовать требованиям надзорных органов: противопожарным, санитарным, — ну и на то, чтобы все как следует оборудовать. А в улусе жителей и так-то немного, да и бизнес этот не развит, люди не привыкли к тому, что такие услуги им оказывают частники. Лучше перебраться с этим проектом в Якутск. Там будет спрос.
– Предпринимателям, которые хотят создать дом престарелых или реабилитационный центр, нужно соответствовать определенным критериям: иметь опыт и нужное образование, а помещение для будущей работы должно отвечать всем требованиям безопасности, — подтверждает сложности Зинаида Максимова.
Иван Шестаков из Мегино-Кангаласского улуса говорит: и районные чиновники, и жители двумя руками за то, чтобы Плотникова продолжала здесь работать.
– Но мы понимаем: если в селе что-то и открывать, то при таком, в общем-то, нерентабельном бизнесе нужна либо прямая финансовая помощь государства, либо изменение законов, — добавляет он. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин