Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета

Сотрудник лесной охраны. Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Вернитесь лесом

Бывший забайкальский лесник — о том, надо ли в России возрождать его профессию 

Вера Чеботарёва
22 июля, 2015 13:04
7 мин
Воссоздать сеть участковых лесничеств в Забайкалье предложила рабочая группа по предотвращению лесных и степных пожаров в крае. По мнению экспертов, без лесхозов и лесников нынешние госорганы не справляются с охраной леса от пожаров и браконьеров. Корреспондент «Русской планеты» нашла одного из бывших забайкальских лесников, послушала его воспоминания о работе и узнала его мнение о том, что происходит в лесах края сегодня.
– Я бы с сегодняшней лесслужбой в разведку не пошел, — заявляет бывалый лесник Николай Карасев.
Этой работе он посвятил 16 лет. В свое время год отработал мастером леса, после сам попросился в обычные лесники.
– Мастер-то он что? Он тот же инструктор, руководитель. А мне больше по сердцу работа самостоятельная, исследовательская, надзорная. В те времена можно было работать с удовольствием, а сейчас все иначе. Сильно не вникаю в мелочи, просто со стороны вижу: горит все, стоит хозяйство без толкового присмотра, и кому до этого дело? Разглагольствуют только, лица озадаченные строят, по телевизору смотришь — смешно, а на деле как? Да никак, и дело в шляпе. Я хоть и любил свою работу, хоть за ней (здесь речь приводится дословно — Примеч. РП.) и скучаю, а возвращаться не хочу, потому что разруха в отрасли.
Изначально свое будущее с лесом Николай Карасев не связывал. В 1965 году окончил судостроительный техникум в Хабаровске, работал на судостроительном заводе токарем. Спустя 6 лет перебрался в Читинский район вслед за братом.
– Меня старший брат-то и переманил сюда на заработки. Тут раньше можно было неплохо подзаработать. Но как-то не сложилось с трудоустройством. Молодой был, горячий. Так вот знакомые и предложили в лесники. Опыта хоть и не было, но сам-то я не просто деревенский парень был. Охотник ведь, рыбак. С отцом с малых лет в тайгу за ягодами, грибами ходил. На кабана впервые отец с родней меня взяли, когда и пяти лет не исполнилось. А тайга дальневосточная — самая, наверное, настоящая тайга. Там-то я и ориентировался хорошо, да что там, жить мог! Не пропал бы. Эти мои навыки и знания и взяли за основу, когда позвали в лесники. Я и пошел, что было делать?
Кардинальное реформирование лесного хозяйства началось в 2000-х. Сначала, указом от 17 мая 2000 года, президент Путин упразднил Федеральную службу лесного хозяйства в числе других сокращаемых ведомств и передал ее функции Минприроды. Федеральный Лесной кодекс, принятый в 2007 году, ликвидировал в России понятие лесхозов. До этого момента и в СССР, и в Российской империи был институт лесников — госслужащих-сторожей, которые постоянно жили в лесу, знали каждый угол своего участка, задерживали правонарушителей и могли указать пожарным, с какой стороны лучше тушить возгорания.
Лесники на обходе участка. Фото: Юлия Рубцова / ТАСС
Лесники на обходе участка. Фото: Юлия Рубцова / ТАСС
С 2007 года вместо сторожей-обходчиков появились территориальные лесные инспекторы, которые должны не просто гонять охотников и поджигателей, а развивать лесное хозяйство в целом. Но пока перестраивали систему, непосредственный контроль над порядком в лесу потерялся.
В годы работы Карасева, по его воспоминаниям, пожары в лесу случались, но редко.
– Палы были, помню, но контролируемые. Конечно, подлавливали иной раз «самопальщиков», как мы их называли, но это ведь не повсеместно. И жара стояла, помню, и сушь бывала, но такого, чтобы сотнями гектаров выгорала махом лесозона, не помню. Да не было! Случались возгорания по вине нерадивых отдыхающих: народ беспечный, от этого не уйти ни в какие годы. Но как-то опасались лесника. Детей нами пугали, смешно даже: «Вот убежишь в лесу с глаз долой — лесник поймает с ружьем!»
По словам собеседника РП, лесник раньше был главным во вверенных ему угодьях.
– Охотники нас уважали, если какие браконьерствовали, так иной раз песню только услышат, смотрю, ширк-ширк по кустам — сторонились на глаза-то попадаться. Штрафы и сдача в кутузку были неминуемы.
– Песню? Какую песню?
– А вы что же, не знаете? — удивляется Карасев. — Ну, вот тебе раз. У нас гимн свой, что ли, был. И есть. «Лесные пожары» слышали? Ой, что вы! Я с ней то и дело владения обходил. Под нос себе бормочешь, а тишина, и слышно за версту, что «хозяин» дозором обходит. «Время в нас огонь потушит, но в горящих тех лесах…» — затягивать может только местный главный. То есть я. Ну, или мои коллеги.
Кроме песен, у него остались воспоминания и знания. Но передавать их некому: профессия вымирает.
– В памяти много всего отложилось. Меня внуки сказочником называют, а сын вообще до сих пор сравнивает с Бажовым (уральским сказочником — Примеч. РП.). Нашел, тоже мне, сказителя. Я ведь иной раз только внукам что-то приукрашиваю из воспоминаний о работе, а так-то быль все.
Вот, к примеру, было неподалеку от моей подшефной территории пастбище. Скот близлежащей деревни на выпас каждое утро выходил. Коровки, козы, немного овец и лошадей. Бурятское хозяйство. А одну корову, пятнистую такую, я день через день то и дело с поляны выдворял: одна, главное, приходила в одно и то же место и траву жевала. Полянка после нее буквально облысела вся. Гонял я ее, гонял. А спустя год, кажется, березовые саженцы нам привезли для высадки. Я на ту поляну часть распорядился посадить. Стали копать, а лопата не идет. В общем, останки коровьи нашли там. Вот что это? Может, потому и ходила корова туда все время? Может, родственник ее племенной какой был, а может, и вовсе Буренкина любовь?
О времени, когда работал лесником, Николай Карасев вспоминает с упоением, с удовольствием. Говорит, что эти 16 лет стали главными и самыми насыщенными в его жизни, наполненными смыслом и радостью.
Но возвращаться к этому все-таки не планирует, даже если деятельность лесников будет возобновлена и вновь востребована. Говорит, уже не то руководство и не та команда.
– Я знаю, что к этому вернутся. Всегда возвращаются к тому, что некогда похоронили, а взамен не дали ничего. Не заполнили ведь эту пустоту, а как? Сами видите, до чего доводит отсутствие пригляда и хозяйствующей руки. Лес рубят почем зря, поджигают. Гибнет целый мир в Забайкалье. Что могут и знают эти теоретики в креслах чинушечьих? Как деньги из одного кармана в другой переложить так, чтоб незаметно было? И законы эти, выдумки их, на практике никуда не вписываются. Всегда и все держалось на руках и спинах простых работяг, знающих свое дело, таких, как я. У меня кум — охотовед в прошлом. Тоже на пенсии, как и я, на печи валяется. Нет-нет, да ездим по местам бывшей службы, смотрим, сердце слезами обливается. Дай Бог, чтоб было хорошо. Мы всегда поможем и советом, и делом каким-то, и опытом поделимся, и в загадки мест наших заповедных посвятим, и тропки заказанные обозначим.
По информации, предоставленной «Русской планете» в Государственной лесной службе Забайкальского края, на сегодняшний день из 24 забайкальских лесничеств в полную силу работают лишь 13. Отсутствие должного финансирования приводит к неизбежному сокращению штата, упразднению подразделений. Кадровый голод специалисты ведомства называют одной из главных причин проблемы лесных пожаров, незаконной вырубки древесины и браконьерства. По подсчетам противопожарной экспертной рабочей группы, для эффективной охраны лесов края не хватает более чем тысячи человек. 
Поделиться
ТЕГИ
7 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ