Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Закрытый показ

Бывший депутат из Заполярья отсудил у России право на частную жизнь
Елена Коваленко
25 декабря, 2013 10:03
3 мин
Экс-депутат Мурманской областной Думы Александр Хмель Фото: Елена Коваленко
Защита своих интересов
– Александр Анатольевич, расскажите, пожалуйста, свою версию. Представители правоохранительных органов говорили, что задержали вас, не зная вашего статуса, а потом были вынуждены пригласить оператора телевидения, чтобы зафиксировать, как вы нарушаете порядок.
– Не утверждаю, что я ангел, но мало кто на моем месте вел бы себя по-другому. Это было в Североморске на Пасху, и я возвращался от тещи. Представьте, что вас силой вытаскивают из машины, кидают в «стакан» и везут в отделение милиции, где связывают, хотя первое, что я сделал — показал удостоверение депутата. Причем, по моему мнению, стражи порядка действовали не сами по себе. У меня на тот момент были серьезные трения с мэром, касающиеся траты бюджетных средств. Потом правоохранительные органы утверждали, что я был пьян, хотя никаких подтверждающих документов так и не было предоставлено. Никто не вызвал на место инспекторов ДПС с алкометром, не было никаких свидетелей задержания, кроме сотрудников милиции, и это на выходных, когда на улицах полно народу. Я требовал уведомить о незаконном задержании прокурора области, согласно депутатскому статусу, как и положено по закону. В итоге появился североморский прокурор, который заявил, что меня никто в отделе не держит. О том, что меня снимали, я понятия не имел и увидел запись лишь по телевизору. Причем была сделана очень «удачная» нарезка с самыми эффектными моментами. Как выяснилось позже, оператор снимал «из-за угла». Естественно, что ГТРК «Мурман» моего согласия на демонстрацию видеозаписи не спрашивала.
– Что заставило вас обратиться в Европейский Суд?
— Решения, вынесенные российскими судами. В рамках административного дела меня оштрафовали за мелкое хулиганство и неповиновение сотрудникам милиции. А потом уже полгода спустя, с разрешения Думы, осудили по уголовным статьям за оскорбления представителей власти и применение насилия к ним. Затем, в связи с судимостью, я был лишен депутатского статуса. В Первомайском суде я пытался судиться с милицией и прокуратурой, доказывая, что появление съемки из отдела на телевидении — вмешательство в мою частную жизнь. На момент ее осуществления не было ни административного протокола, ни уголовного дела, ничего, что давало бы право милиционерам разрешать съемку. Хотя с тогдашним прокурором области в трактовки понятия «частная жизнь» мы не сошлись. В суде он заявил моему адвокату, что частная жизнь — это «когда ваш клиент в постели с женщиной, все остальное — жизнь публичная». Сейчас же у нас существует статья Гражданского кодекса, запрещающая тиражирование изображения человека, если речь идет не о фотосессии за плату или использовании в общественно значимых целях. Позиция же российских судов такова, что показывать можно все, что интересно аудитории. А жареное ее, к сожалению, волнует больше, чем будничная работа депутатов со своими избирателями — за все время моей работы в Думе я не помню случая, когда журналисты выразили бы желание осветить мою встречу с избирателями, например.
– Каково было решение Европейского суда по правам человека?
– Они посчитали подобную демонстрацию записи вопиющим нарушением национального законодательства. Более того, в ЕСПЧ уверены, что милиционеры всерьез превысили свои полномочия, предоставив видео журналистам и не поставив им никаких ограничений, если, конечно, учитывать их позицию, что запись является доказательством по уголовному делу. Кроме того, по мнению ЕСПЧ, достаточно было одного привлечения к ответственности, а не в рамах двух дел по разным кодексам. Еще в решении было подчеркнуто, что изображение человека является важнейшей составляющей понятия «частная жизнь». Суд принял решение о необходимости предоставления компенсации мне со стороны российского правительства в 5 тыс. евро и возмещении издержек в 450 евро. Эти деньги управление федерального казначейства должно выплатить в течение 3 месяцев.
 В полиции не согласны с мнением Александра Хмеля.
– Что личного в том, что человек совершил преступление или правонарушение, ведь это касается общества, — заявила РП руководитель отдела информации и общественных связей УМВД по Мурманской области Людмила Рудакова. — Съемка не осуществляется в его квартире. Это делается в общественном месте. Кроме того, изображение никак не обозначено в законе о персональных данных. А информацию об имени мы не сообщаем в СМИ, только возраст и профессию.
В органах внутренних дел считают, что при задержании у человека появляется статус подозреваемого и закон о персональных данных к нему не подходит.
А вот мурманские адвокаты к вердикту Европейского суда относятся с осторожностью.
– Я приветствую решение ЕСПЧ по Александру Хмелю, но отношусь к нему с оговоркой, — прокомментировал РП известный заполярный адвокат Александр Панфилов. — Не стоит забывать, что речь идет о политике и как следствие публичном человеке. А это необычный гражданин. Недаром иностранные СМИ весьма смело пишут о проступках публичных деятелей. И нормы международного права это не нарушает. Неприкосновенность частной жизни у публичных людей, надо признать, меньше обеспечивается, потому что общество имеет право знать об их поведении.
темы
3 мин