Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

«Через 200 лет заживем!»

Большинство мигрантов из Азии едут в Москву через Оренбург
Елена Коваленко
23 октября, 2013 18:50
4 мин
В Оренбургской области ежегодно остаются 100 тыс. мигрантов. Фото: Наталья Русинова.
Наибольший трафик трудовых мигрантов идет из Узбекистана, Таджикистана и Украины. По данным ФМС, разрешение на работу в России получили порядка 400 тыс. узбеков, 150 тыс. таджиков и около 100 тыс. украинцев, всего в России на 2013 год иностранцам выдано 1,5 млн разрешений на работу и 1,2 млн патентов на работу у частных лиц. Чуть более 1% иностранных работников — высококвалифицированные специалисты.
Приток мигрантов из дальнего зарубежья значительно меньше: из Китая — 76 тыс., Турции — 22,5 тыс., Северной Кореи — 20 тыс.
Большая часть гастарбайтеров — каждый пятый— направляются на заработки в Москву, а каждый шестой — в Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Оренбургская область, являясь приграничной территорией, встречает самый большой поток мигрантов, следующих из Узбекистана через Казахстан. По данным миграционной службы, в самом регионе ежегодно остаются около 100 тыс. иностранных граждан.
В Оренбурге конфликтов между мигрантами и местным населением пока не возникало. Горожане относятся к ним вполне лояльно.
– Ничего против приезжих не имею. Нас они не напрягают, — говорит Виктор Литвинов. — Я и сам нанимал узбеков, когда дом строил. Ну а кто сделает так же дешево? За те деньги, на которые я нанял пять узбеков, мог максимум с двумя русскими договориться. И потом — мигранты пашут весь световой день, если работы на улице. В помещении могут и дольше. Перерывы короткие делают. От выходных сами часто отказываются — хотят быстрее закончить, деньги получить и искать новый заказ. Чем больше заказов они за сезон выполнят, тем лучше их семья будет жить весь оставшийся год.
Супруга Виктора Людмила с ним согласна:
– Весь этот негативный настрой идет из Москвы. Но не надо сравнивать столицу и периферию! Порой те же таджики или узбеки еще воспитаннее местных будут. Месяц назад с рынка ехала с тяжелыми сумками. В автобус поднимаюсь — мужики все задумчиво в окна смотрят. Делают вид, что меня не замечают. А на крайнем сиденье два парня сидели нерусские. Так они оба аж подпрыгнули, сумки мне помогли затащить, усадили одну на два места, а сами так и стояли всю дорогу. Еще и выйти потом помогли.
Лилия Мерзлякова тоже не видит причин к вражде.
– Все как-то уживаются мирно друг с другом в Оренбурге. Хотя и русские, и казахи, и азербайджанцы, и дагестанцы — все рядом живут. Лично у меня среди знакомых есть несколько мигрантов из стран Средней Азии, которые уже давно живут и работают в нашем регионе. Есть семья, переехавшая из Азербайджана в 90-е годы. Люди работящие, дружелюбные, у них много друзей. Не редкость в Оренбургском крае и смешанные семьи.
Немало людей относятся к наплыву гастарбайтеров негативно, сохраняя при этом выдержку.
– Я воздерживаюсь от общения, — делится Евгений Старостин. — Зачем еще нарываться на разборки с законом и бить кого-то из них? Хотя у меня подобного желания не возникало: они сами не переступают границы дозволенного. Да и куда им тут рыпаться? Они нос боятся высунуть.
Рая родом из Таджикистана, живет в России уже 12 лет. Русским языком сейчас владеет вполне уверенно, а раньше и двух слов связать не могла. Девушка сбежала от побоев мужа в чужую страну: дома разведенной женщине поддержки не дождаться — порядки там такие. Надеялась пару лет переждать и вернуться, когда страсти дома улягутся. Да не получилось — так и осталась в России.
Регистрации у нее нет. Пробовала оформить — то сталкивалась с бюрократической волокитой, то с недобросовестными посредниками. Вернуться на родину — нет денег. Работать приходится практически за еду, так как почти весь заработок регулярно уходит на штрафы.
– Меня часто задерживают, говорят, закон нарушаю — регистрации нет. Выписывают штраф и отпускают. Каждый раз по 5 тысяч отдаю. Пишут справку, с ней могу какое-то время жить спокойно — заплатила же. Потом опять ловят и снова штраф. Я плачу, прошу их — депортируйте меня. Отвечают, что не могут. Паспорт просрочен, менять нужно. А для этого надо ехать домой. Чтобы добраться — нужен паспорт.
Для таких неосведомленных иностранцев в Оренбурге работает общественная организация «Содружество», помогающая им получить регистрацию, разрешение на работу и даже урегулировать вопрос о запрете въезда в Россию. Помогает эта общественная организация выявлять тех, кто провоцирует межнациональные конфликты, передавая полученную информацию в соответствующие органы, вплоть до ФСБ. Ее председатель Владимир Лесников напряженности в регионе на фоне межнациональных отношений не видит.
– Наша область приграничная — мы на передних рубежах. Москва — это Москва. Там сплошные нарушения, поддельные справки и документы. Народ вообще распоясался. Всё деньги... У нас-то здесь порядок. Контролируем ситуацию.
Владимир Лесников считает, что мигранты в Россию едут от безысходности:
– Мы знаем, какая ситуация складывается в Киргизии, какая в Узбекистане, в Таджикистане. Много недовольных. Почему люди сюда едут, в Россию? Там работы нет. Семьи большие — кормить надо. А Россия как буфер. Они вынуждены сюда уезжать. Второе и третье поколение русского языка не знают. «Перекур», «хлеб» и все. Еще «хозяин». На каждом шагу с них деньги собирают, работодатель их обманывает. Посредников появилось масса, которые под предлогом помощи за счет них живут. У нас были инциденты — фашиствующая молодежь пыталась проявить себя. Но они быстро притихли — полиция четко работает.
По словам Владимира Лесникова, Оренбургская область закрыла границу почти для 18 тыс. мигрантов. Он и его организация помогают тем, кого депортировали на родину, разлучив с близкими.
Федеральное государственное предприятие «Паспортно-визовый сервис» в Оренбурге открыло Центр социальной адаптации трудовых мигрантов, где иностранцы будут изучать культурные и национальные особенности нашей страны. А прививать им уважение к местным обычаям, культуре, образу жизни, совершенствовать навык русского языка будут преподаватели Оренбургского государственного педагогического университета и сотрудники УФМС по Оренбургской области.
В том, что Центр для Оренбургской области имеет большое значение, уверен главный федеральный инспектор Сергей Гаврилин: «В нашем регионе существует реальная потребность в трудовых ресурсах по определенным специальностям. Поэтому важно, чтобы для мигрантов, чьи профессиональные качества и квалификация будут подтверждены документами, были созданы цивилизованные условия. Сейчас трудовые мигранты являются группой не только социально, но и в правовом отношении плохо защищенной. Нужно сделать так, чтобы Центр, где адаптация будет проходить в течение десяти месяцев, помогал мигрантам выбрать именно легальный вариант поведения».
Правда, попасть в этот центр будет не просто. Требования к курсантам довольно жесткие: не моложе 20 и не старше 30 лет, начальные знания русского языка, наличие трудовой квалификации и как минимум среднего образования, а также отсутствие проблем с законом и вредных привычек.
Корреспондент РП встречала вместе с оренбургскими пограничниками поезд Ташкент–Москва на станции Илецк-1. Этот состав часто привозит нелегальных мигрантов.
Пограничники рассказали, что бывало не раз, когда поезд начинал оттормаживаться, узбеки выпрыгивали из окон. Надеялись сбежать от пограничного контроля. Правда, безуспешно. В таких местах, где возможна подобная высадка «десанта», наши пограничники всегда выставляют посты — отлавливают прыгунов. Тех, кому въезд в нашу страну закрыт, с поезда снимают и отправляют обратно. Но проконтролировать доставку нарушителя на родину, конечно же, нет возможности. А они сходят с поезда в Казахстане и пытаются вновь пересечь границу — либо другим транспортом, либо пешком.
Поезд прибыл. Досмотр идет внутри и снаружи: проверяют документы у пассажиров, ищут незаконные грузы. Каждый паспорт сверяется с электронной базой данных. И практически всегда обнаруживаются те, кому въезд закрыт.
Когда пограничники уходят, корреспонденту РП удается поговорить с железнодорожником Жанбулатом. На ташкентском поезде он работает уже много лет, хоть и имеет высшее экономическое образование, полученное в советские годы в Политехническом институте. Изучил поварское дело, работал в вагоне-ресторане. Вырастил пятерых детей.
– И до сих пор кормлю всех. Уже шесть внуков у меня и еще, надеюсь, будут. У моих родителей 11 детей было! В Узбекистане народу много, миллионов 30, а работы мало. Как в 90-х заводы большие позакрывались — многие свои места потеряли. Вот и рвутся все в Россию. В Москву поезд битком идет, обратно — процентов на 10–15 только заполняется. Порой по 8 месяцев люди живут вдали от семьи и от дома. Бывает, что не могут вернуться, потому что билеты дорогие. Оформились бы как надо и ехали, работали. Зачем закон нарушать? И все равно верю, что наступит лучшее время. В России уже лучше живется, чем несколько лет назад. И у нас тоже, пусть через 200 лет, но все будет хорошо, и перестанут люди из Узбекистана убегать.
темы
4 мин