Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Больше жизни, меньше колбасы

Как ярославская семья спасает больных лошадей от живодерни
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Елена Серова
Лошадьми Сибарновы занимаются уже несколько лет.
– Они приходят, не спрашивая, трудно нам или нет, — говорит Екатерина Сибарнова. — Их содержание, конечно, обходится недешево. Бывает, увижу предъявленные к оплате счета — и волосы встают дыбом. Но каждый раз, словно по волшебству, нужную сумму удается собрать. Значит, все это неспроста, во всем этом есть глубокий смысл.
Ежедневная чистка лошадей — не просто гигиеническая процедура, это почти ритуал. Сначала Екатерина идет со щеткой и скребницей к Капитоше — сказывается многолетняя привычка, ведь именно он был ее первым «собственным» конем. Увидев хозяйку, Капитоша радостно всхрапывает и оживляется — он застоялся, заскучал в пахнущем свежим сеном деннике. Ему бы в леваду, а еще лучше — на пастбище!
Многие годы этот Капитоша честно отпахал в учебной группе конно-спортивной школы. Трем сотням наездников он помог стать спортсменами и сдать на разряды. Когда закончилась его собственная спортивная карьера, встал вопрос: а кто о нем позаботится? Если лошадь списана и никому не нужна — ее могут запросто отправить на бойню.
– Я взяла Капитошу себе — исполнила мечту своего детства, — объясняет Катерина, поглаживая своего любимца. — Предки моего отца слыли хорошими кузнецами, и подковать коня для них было делом привычным. Наверное, что-то из этого далекого прошлого до нас с отцом донесла генетическая память. Папа никогда не упускал случая потрепать по шее желтовато-золотистую кобылку, на которой привозили пустую тару в ближайший к нашему дому детский сад на Липовой горе. Для Соловой у него всегда находилось лакомство — горбушка хлеба с солью, сахарок или пучок сочной травы. Мне тоже разрешалось покормить лошадку. Та благодарно смотрела на меня добрыми коричневыми с лиловыми искорками глазами, аккуратно брала из рук угощение, хрумкала и шумно вздыхала. Наверное, это на всю жизнь запало мне в сердце.
Записаться в конно-спортивную в школьные годы не получилось. Лишь в 28 лет Екатерина впервые села в седло. Выступала в любительских соревнованиях. Но только когда у нее появился Капитоша, ощутила настоящую общность с лошадью. Он отзывчивый, покладистый, позволяет ездить на себе без снаряжения. В свои преклонные годы конь выглядит молодцом.
– До 62 лет жить собрался, как легендарный Билли, занесенный в Книгу рекордов Гиннеса как самая старая лошадь на Земле, — смеясь, похлопывает Капитошу по крупу хозяйка.
Конь Эпатаж, не в пример Капитоше, горяч. Этого скакуна судьба не баловала. Купили его на крупную базу отдыха для проката, потом приписали к конной полиции, а после ее расформирования, продали в частные руки. У прежней хозяйки Эпатажа прожил два года. Она о нем заботилась, но уделять много времени не могла, поэтому и одолжила знакомым девушкам «покататься». И уж те расстарались. В результате конь заболел редкой болезнью, которая развивается у лошадей, в будни дни скучающим в конюшне, а в уик-энд выкладывающиеся по полной. Симптомы: некроз мышц, проблемы с сердцем и почками. Бедный конь был практически приговорен.
– Он ослабел и сильно хромал. Несколько месяцев я его выхаживала, лечила, — вспоминает Екатерина.
А когда Эпатаж поправился, начались новые проблемы: с ним долго не удавалось наладить контакт. Катерина думает, что он протестовал против того, что его как вещь, постоянно передают из рук в руки.
– Лягался, кусался пребольно. Каждый день я приходила домой в синяках. Не скрою, страшно, когда вставший на дыбы жеребец старается ударить тебя копытами. Но я решила не сдаваться — или он меня убьет, или я смогу его «переубедить», — говорит она.
Катерина воспользовалась советами Пата Парелли — знаменитого американского ковбоя, специалиста по родео, прославившегося созданием системы естественного обучения лошадей.
– Пат в работе — настоящий волшебник. Раз, два — и чудо наступило, проблемная лошадь стала шелковой! Мне, конечно, до него далеко, но я стараюсь лучше их узнать, договариваться с ними, не применяя насилия. Я не могу их ударить, но и не хочу, чтобы кто-то из них сел мне на шею, — объясняет Екатерина.
Изучение психологии лошадей, в конце концов, помогло ей наладить доверительные отношения с Эпатажем.
– Он умный, понятливый, все схватывает на лету. Но терпения у мальчишки никакого. Все-таки он наполовину чистокровный верховой, его предки были специально выведены для скачек. Поэтому у него порывистость в крови, — Екатерина улыбается и угощает своего баловня конфетками с мятой.
К нам подходит высокий чернобородый мужчина в синей ветровке, ведя в поводу приплясывающую от нетерпения белую лошадку. Ярослав Сибарнов помогает супруге во всем.
– Когда я в первый раз вошел в конюшню, у меня началась страшнейшая аллергия, — признается он. — Думал, больше туда — ни ногой. Но потом помаленьку все наладилось. Прихожу после работы — и занимаюсь здесь до позднего вечера. Лошадь нужно кормить, регулярно «работать», общаться с ней. Перед каждым занятием — чистка, летом после него обязательно замывка.
Лошадь Маня, которая теперь на корде бегает по кругу, — последнее приобретение Сибарновых. Они рассказывают, что жила кобылка в Даниловском районе у пожилой четы. Дед ей сам по полторы тонны сена на зиму накашивал, а когда сильно сдал и понадобились деньги на лекарства, решил «движимое имущество» продать. Однако покупателя все не находилось. Что же, подумал владелец, сдам животину на мясо. А ведь коняшке всего-то было четыре года.
– Не скажу, что в деревнях с лошадьми жестоко обращаются. К примеру, у дедушки Маня не работала. Ее только заездили в сани, но запрягали редко, а в остальное время она паслась на лугу или дремала в стойле. По-своему они ее даже любили. Но стоит «скотине» заболеть или состариться — деревенские тут же отправляют ее на убой, чтобы добро не пропадало. И никого не волнует, что из живого существа сделают колбасу, — говорит Ярослав.
Колбасная участь грозила и Мане: хозяева хотели выручить за нее «мясную цену» 60 тысяч рублей. Сибарновы с помощью Ярославской митрополии эти деньги нашли и выкупили бедняжку. Выглядела она неважно — грязная, копыта отросли, как ласты, по шее змеился ужасный шрам от цепи. Хвост и гриву пришлось сразу же обстричь — это был сплошной колтун, в котором клещей было не меньше, чем репейника. Сибарновы дали ей новое имя — Мерилин. Сейчас она уже оправилась и стала очаровательной платиновой блондинки с отросшими, тщательно расчесанными гребешком пышными хвостом и гривой.
Все лошади у Сибарновых продолжают работать. К ним привозят на лечение детей, страдающих ДЦП и аутизмом, задержкой развития, и взрослых, подверженных нервным срывам, депрессии. На протяжении нескольких лет семья сотрудничает и с областным геронтологическим центром — одинокие пожилые люди рады возможности вспомнить, что во времена их молодости конь был почти в каждой крестьянской семье.
Сибарновы стараются изменить отношение общества к лошадям, которые нуждаются заботе. Но понимают, что их возможности не безграничны. В Ярославской области нужен приют для больных и стареющих лошадей. Такие уже есть в Москве и Санкт-Петербурге.
– Ребенок, который хотя бы один раз увидел и погладил «коняшку», станет лучше относиться и к другим животным. Лошади учат нас ответственно и терпимо относиться ко всему, что нас окружает в жизни, — полагает Екатерина Сибарнова. — Для них человек — это добрый, мудрый босс. Давайте не будем их разочаровывать.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин