Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«К настоящей вещи нужно прикоснуться»

Что находят на рязанском «блошином» рынке коллекционеры, сотрудники музеев и известные в городе рукодельницы

Владимир Лактанов
5 мин
Фотоаппараты советского производства. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Это место находится в самом центре Рязани. Тут можно совершить бесплатную экскурсию в советское и даже довоенное время. Машина времени не нужна — стоит только пройти по рядам блошиного рынка, в которых немецкие шкатулки соседствуют с солдатскими гимнастерками пошива 60-х годов, романы 90-х про тяжкую жизнь Марии и ее возлюбленного Хуана Карлоса лежат рядом с калошами и кружевными салфетками ручной работы. Одни торговые места «оборудованы» складными столами, другие — обычной тряпицей, расстеленной прямо на земле. Это — барахолка, или блошиный рынок, существующая при Центральном рынке с незапамятных времен.
Спускаешься от основного рынка к блошиному и понимаешь: тут совсем другие правила пребывания, иные интересы обеих сторон. Если на «верхнем» рынке — цивилизованные павильоны и благоустроенные ряды, то здесь товар разложен на траве, развешан на деревьях и покалеченных жизнью пластиковых манекенах. С наемными продавцами китайско-турецких товаров не поторгуешься: в любое время года они заведут рассказ об инфляции, кризисе и дороговизне аренды. На барахолке, словно на восточном базаре, обсуждение стоимости товара даже приветствуется, потому что не дает заскучать.
Первый достойный «экспонат» — гимнастерка с орденами. По словам продавца, «одежа» произведена в 60-х годах, предназначена для обычного рядового Советской армии, а вот ордена не продаются — они прикреплены просто так, «для куражу». Товар с 55-летней историей немного залежался: во-первых, прошли праздники Победы, во-вторых, размер не ходовой — 48-й. В апреле-мае подобные вещи раскупались мгновенно — для театрализованных представлений и праздничных концертов.
Чугунные сковородки и тяжеленные мясорубки, швейные машинки фабрики «Зингер», аккордеоны и гитары советского производства — как говорится, в ассортименте. Продавцы то ли в шутку, то ли серьезно сообщают, что «бытовые приборы брежневской эпохи» в последнее время стали пользоваться огромным спросом: они не ломаются и являют собой яркий образец программы импортозамещения.
– Мы... как это говорится? В тренде, вот, — говорит продавец мясорубок и сковородок. — Клиент идет, смотрите, как продавать правильно. Мужчина, покупайте кухонную технику, жене в подарок. Как это — прибьет сковородкой? Я вас умоляю — благодарить будет. Сколько стоит? Да так берите, товар не мой, вместе от хозяина побежим, я тоже что-нибудь прихвачу. Берете? Отличный выбор, настоящий подстаканник из нержавейки. Куда, куда, а заплатить?
Сосед, представившийся Василичем, подхватывает тему агрегатов времен советской эпохи и признается, что сожалеет: не удается привезти на продажу холодильники «ЗиЛ» и «Саратов».
– Для продажи таких громоздких вещей существуют интернет-объявления.
– Да ну перестаньте вы со своими современными штучками, это совсем не то. К настоящей вещи нужно прикоснуться, ощутить всю мощь мотора, прочувствовать вырабатываемую морозную свежесть...
Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Хорошо, что Василич не изыскал возможности притащить на рынок «ЗиЛ»: я первая его купила бы после такой презентации.
Столик рядом занят монетками прошлого века, значками, некогда продававшимися в каждом уличном киоске, старой мелочью вроде подстаканников, кружек и половников. Привлекают внимание фотоаппараты «Зенит», «ФЭД» и «Москва». Стоят они недорого — до 1000 рублей. Хозяин товара утверждает, что фотокамеры очень даже рабочие, но вот проверить это на деле вряд ли удастся: пленок к старой фототехнике не найти даже на барахолке.
Многие останавливаются возле фарфоровых статуэток, которые раньше занимали почетные места в сервантах всех «порядочных» домов. Мальчик с мячом, мальчик с рыбкой, мальчик с лыжами — эти воспоминания о далеком детстве обойдутся ностальгирующему покупателю в сумму от 2 до 3 тысяч рублей. А вот барышня цыганской национальности, на первый взгляд, не такая уж привлекательная — в два раза дороже. Хозяйка фигурок Ксения поясняет: цена зависит от изготовителя. Особо ценится продукция ЛФЗ — Ленинградского фарфорового завода.
Чуть дальше, среди поношенных тапок и потертых юбок — транспортное средство Бабы Яги. Ступа. Явно «производства» начала прошлого века: выдолбленная в чурбаке, вся в трещинах, отполированная руками хозяек не одного поколения. И пест прилагается — тяжеленькая дубинка. Рядом лежит рубель — предшественник стиральной доски, этакая деревянная доска с зазубринами. И чесалка для шерсти, и прялка поджидают своего покупателя. И даже хомут на чью-то шею, а может быть на гвоздик в музейной стене.
– Из деревни от мамы привезла, та сохранила от бабушки, той досталось от прабабушки. Может быть, кто-то использует как детали интерьера, сейчас в моде старина. Или для музея какого приобретут, — поясняет продавец.
Кстати, ступу можно приобрести за 1200 рублей. «Сопутствующие» товары не намного дороже.
Далеко не все продавцы приходят сюда, чтобы заработать.
– Ну, продам я скороварку за 400 рублей — разве это прибыль? Даже в магазине нормально не затариться — так, на хлебушек. Просто кто-то на рыбалку ходит, кто-то по выходным машину ремонтирует, а мы тут. С людьми общаемся, друг с другом немножко конкурируем, — признается веселый продавец сковород разных калибров.
Это ему только так кажется. Большинство стариков, пытающихся продать ношеные брюки и юбки, пластмассовые клипсы «бренда» 80-х годов, стоптанные ботильоны, стесняются и своего товара, и даже самих себя. И не могут назвать точную цену продаваемого. На вопрос, сколько стоит, неизменно отвечают: «Сколько не жалко, столько и хорошо». Так, Александр Егорович, выставивший на продажу аккордеон, не стремится к разговору, слова теряются уже где-то в бороде.
– Сын на аккордеоне играл, не я, теперь его нет. За сколько продаю? За сколько получится.
Антонина Егоровна надеется продать мягкие игрушки, служившие ее детям, внукам и правнукам. Говорит, что вся родня разъехалась, а пенсии на жизнь не хватает.
Среди покупателей кого только не встретишь. Любители книг, которые раньше можно было добыть только в обмен на 20 кг макулатуры, охотники за старинными вещицами, модницы, выискивающие для своего гардероба «что-нибудь этакое», просто любопытствующие — всех этих людей барахолка притягивает каждые выходные. Многие творческие рязанцы вообще приходят сюда, как на работу.
Александр Егорович продает аккордеон. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
– Иногда иду целенаправленно, в поисках определенного материала. Собираюсь сшить мишку — ищу старый плюш, который нигде больше не купить. И материалы для народных костюмов ищу в первую очередь именно здесь. Или бывает наоборот: вижу что-то интересное, неординарное — и в голове появляется задумка новой игрушки, которой подошло бы только это украшение, этот элемент, — делится секретами своей работы мастер кукол Лариса Волчкова. — И материал, и фурнитуру здесь можно приобрести за сущие копейки. А однажды мне повезло так, что до сих пор не верится: удалось купить платок Барановской мануфактуры. Настоящий, с печатью-гербом. Накидываю его на плечи, когда участвую в каких-то народных праздниках. Эта вещь для меня — особая, платок излучает теплую энергетику.
«Барановскую» скатерть удалось раздобыть еще одной рязанской рукодельнице Валентине Негановой. Она и мастер кукол, и мастер декупажа, и реставратор старинных вещиц.
– Смотрю — какая-то тряпочка свернута в несколько раз, маленький такой комочек. Стала присматриваться, боялась спугнуть удачу, развернула — а это скатерть набивная «барановская». Чуть-чуть уголок растрепан и несколько малюсеньких дырочек, но от этого вещь не потеряла свою ценность, — уверяет она.
«Добычей» Валентины становились старые чемоданы и подносы с кофейниками, чугунные утюги и керосиновые лампы, к которым она испытывает настоящую страсть. Все это «барахло» после проведенных с ним манипуляций превращалось в произведения, от которых глаз не оторвать и потрогать страшновато: вдруг что-то нарушишь.
– В последнее время убедила себя «взять отпуск», потому что уже в квартире места не хватает для моих старых новых вещичек. Да и времени нет. А то ведь как бывает: увидишь какой-то старый чайник — и все, всю дорогу до дома прокручиваешь в голове, как он может выглядеть. И все домашние дела задвинуты в долгий ящик.
Мужчины — завсегдатаи барахолки — посмеиваются над «женскими бирюльками». Сами они здесь не просто «время убивают», а занимаются настоящим, по их словам, делом: продают и покупают вело-мото-автомобильные запчасти, обсуждают новости мировой политики и огрехи отечественного автопрома.
Ни в жару, ни в холод обитатели блошиного рынка не жалуются на отсутствие «цивилизованных» мест. Говорят, если барахолку оборудовать по-современному, то она потеряет свой «простонародный» облик, да и за торговые места придется платить.
– Только еще бы одну туалетную кабинку поставить, потому что к этой во время самой торговли стоят большие очереди, а многие мужчины-покупатели — я сам видел — делают свои дела прямо в кустах за кабинкой. И еще, мы далеко от остановки. Как старикам добираться со своим товаром? Вот, однажды шла бабушка с четырьмя чемоданами. Их и мне, здоровому мужчине, не ухватить. А она два чемодана пронесет 10 метров — ставит на землю. Возвращается еще за двумя, проносит на 5 метров дальше этих, чтоб из виду не упускать. Так и дошла, вот у нас народ смекалистый какой, — вторя друг другу, рассказывают два продавца.
Один из них философски добавляет: мол, хорошо, что никому не приходит в голову расформировать барахолку, ведь она, как музей под открытым небом, не меняется десятилетиями.
– Хотя ничто не вечно, к примеру в начале прошлого века здесь вообще был Екатерининский пруд, теперь вот «кружки по интересам». И это не значит, что нам делать нечего, просто каждый нашел для себя здесь что-то свое, почувствовал себя нужным. Вот вы что накупили? — поинтересовался Василич.
– Валенки детские из овечьей шерсти, галоши на подкладке для дачи и сборник рассказов Довлатова «Чемодан» — старое издание.
– Ну вот, где б вы такое добро еще приобрели? Нигде, так что барахолка — место уникальное, понятно вам?
Чего ж тут непонятного.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин