По состоянию на 7 июля 10:30
Заболевших694 230
За последние сутки6 368
Выздоровело 463 880
Умерло10 494
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

Безымянные бойцы

Жительница Орловской области 70 лет берегла могилу неизвестного красноармейца
Анжела Абраменко
24 ноября, 2015 16:39
7 мин
Фото: Анжела Абраменко/ «Русская планета»
В Мценском районе в деревне Жилино перезахоронили останки неизвестного воина, павшего в годы Великой Отечественной войны. Он погиб в 1943 году, и до сегодняшнего дня могила его находилась на участке местной жительницы Антонины Смоляниновой. Впрочем, там же покоятся другие бойцы, которых постепенно перенесут в братскую могилу на окраине деревни.
25 красноармейцев
О том, что на участке, принадлежащем Антонине Смоляниновой, есть воинские захоронения, знают все соседи.
– Сколько их тут похоронено, я уже и не помню, — говорит Антонина Григорьевна. — А этого бойца нашли мы случайно: корова провалилась копытом в могилу! Моя мама немножко тогда разрыла, увидела кости да веревочку от подштанников, прикопала землю и строго-настрого запретила нам могилу трогать.
С тех пор могилу под вишней оберегали, а на каждое 9 мая клали на нее цветы и почитали память погибшего воина.
Антонина Григорьевна наказы мамы — Феклы Никитичны — выполняла строго, но соседка в этом году уговорила Смолянинову перезахоронить останки в братскую могилу. Пенсионерка согласилась. Соседка оказалась прихожанкой одного из храмов, спросила совета у батюшки, а тот уже напрямую обратился к поисковикам, с которыми был хорошо знаком.
Искать останки воина приехали члены отряда «Вымпел».
– Меня самого уже перед фактом поставили, — рассказывает глава администрации Подберезовского сельского поселения Сергей Макашов. — Сказали: «Вот, нашли, будет торжественное перезахоронение!» Такие у нас люди ответственные…
Приехавшие волонтеры вооружились металлоискателем, начали тщательно обследовать землю миллиметр за миллиметром и вот тут для них открытием стали слова Антонины Григорьевны о том, что могил-то тут несколько и искать останки павших воинов надо под фруктовыми деревьями, где землю никогда никто не трогал.
Установить имя найденного бойца не удалось. Медальона при нем не было.
– Скорее всего, он погиб в 1943 году в ходе наступательной операции, когда наши откинули немцев от поселка Вяжи, — говорит руководитель отряда Михаил Чеснов. — Нам первоначально сказали, что похоронены на этом огороде 25 человек! Весной будем поднимать остальных, наверняка найдутся медальоны или другие опознавательные знаки, и мы сможем установить имена всех бойцов.
Немцы
– Знаю-то я все это со слов мамы, — говорит Смолянинова. — Мне 4 года было, когда немцы в деревню нашу приехали! Помню, как стояла я у окна в тот день: осень, сыро, промозгло, и мотоциклы тарахтят на улице.
Еще до появления оккупантов ушли на фронт папа Антонины Григорьевны — Григорий Кузнецов и два старших брата — Иван и Михаил.
– Всего нас 10 детей в семье было! — говорит собеседница «Русской планеты». — Сейчас вот только я одна и осталась. Немцы, как приехали, сразу по квартирам разошлись. К нам тоже поселились. Нас не трогали, да и мы им старались глаза не мозолить. Спать они на козлах ложились, стелили солому, матрацы. Мы на печке все ночевали. Помню, что однажды ночью свалился какой-то немец на пол. Грохот, шум, немцы повскакивали: «Партизаны! Партизаны!» — за оружие схватились. Мы на печке смеемся, мама на нас шикает…
Фото: Анжела Абраменко/ «Русская планета»
Сестра Антонины Григорьевны и соседка попали в беду, когда пошли за водой на речку Зушу. Шли девочки три километра, а как начали спускаться к воде, наступили на мину. Соседка погибла сразу, сестре осколки пробили бедро и задели руку.
– Тут откуда-то с Петровского немцы шли, — вспоминает Смолянинова. — Увидели, подбежали, сестру на руки подхватили, перевязали и домой отправили. И наказали, чтобы по дороге она не шла, а только по обочине. Наверное, какие-то хорошие попались…
Медсестра и грузин
Из родного дома семье Кузнецовых пришлось уехать, когда наши перешли в наступление. Под Мценском шли бои, сражалась 4-я танковая бригада под командованием полковника Михаила Катукова.
Жителей деревни Жилино эвакуировали в деревню Березуевка Корсаковского района. Поселились Кузнецовы на квартире у одной местной жительницы. И спасла их от голодной смерти корова, которую везде они водили за собой.
– Неподалеку на опушке леса наша летная часть стояла, — говорит Антонина Григорьевна. — И ходили мы к ним собирать то, что не доедено. Они уже нас знали, ждали, в ведерко нам еды накидывали. Мы и сами там поедим, и с собой принесем, и корове нашей Нюшке доставалось. Мама ходила на работу, мы сидели дома.
Вернулись домой Кузнецовы только летом 1943 года после освобождения Мценского района.
– Запрягла мама нашу корову в тележку, посадила нас и вот так мы 50 км добирались, — вспоминает Антонина Григорьевна. — Всю дорогу спрашивали: «Мама, ну когда же мы домой приедем?» Приехали — а дома-то и нет! Все разрушено, стены разворочены, а в середине дома нашего стоит пушка! Стена пробита, и пушка дулом на Зушу смотрит!
Сначала жила семья в подвале у соседки, но летние дожди заливали его так, что приходилось Фекле Никитичне стоять по пояс в воде и поднимать детей, чтобы не захлебнулись. А потом переехали в блиндаж у своего дома. Стали собирать кирпичи и камни, чтобы отстроить жилье заново.
– А на месте нашего огорода был тогда вишневый сад, — говорит Антонина Григорьевна. — И стояли там таблички с именами захороненных красноармейцев! Знаю, что тут медсестра где-то похоронена, а у забора — солдат, грузин. Рассказывали, что пошел он в разведку в Красную Круть. Да только увидел и подстрелил его немецкий снайпер. Спрятался грузин в сарае, чтобы переждать, но много крови потерял. Уже ночью наши принесли его, спасти не сумели, похоронили.
С табличек захороненных воинов старшая сестра Антонины Григорьевны переписала все фамилии и имена, таблички выкинули, а заветная бумажка где-то потерялась.
– Папа мой тоже с войны не вернулся, — помолчав, утирает слезы пенсионерка. — Погиб где-то под Ефремовым в 1943 году. Значится как без вести пропавший. Ведь для кого-то и этот солдат, и тот грузин, и медсестра тоже без вести пропавшие!
Искать останки других бойцов орловские поисковики пока не стали.
– А поздно уже было! Да и узнали они об этом, только когда приехали, — объясняет Смолянинова. — Да что я! Вон у соседки через два дома тоже могила есть на огороде, да, видимо, не одна! У других соседей такое же, на окраине деревни кости находят. Моего-то когда нашли, сказали — молодой совсем, и 30 лет нету. А погиб от ранения в бедро и, скорее всего, от потери крови. Забрали его останки, увезли.
Привезли останки красноармейца поисковики через неделю. Уже в гробу, в сопровождении почетного караула. Могилу вырыли рядом с основным захоронением, где покоятся больше 200 человек.
– Очень торжественно все было, выступили, сказали речи, — говорит Антонина Григорьевна. — Поплакали мы. А когда гроб в могилу опускали, прозвучал салют. Маме-то моей и раньше предлагали его перезахоронить, да только она отказалась прах солдата тревожить. А сейчас вот покоится наш герой достойно…
И другие погибшие бойцы должны тоже быть похоронены с честью.
– Я сказала поисковикам: «Весной приезжайте. Даже если помру я, у дочки моей разрешение спрашивайте, доставайте их и хороните со всем почетом!» Они жизнь за нас положили…
темы
7 мин