Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Я рассчитываю на хорошее будущее»

Как бездомная из Иркутска стала зарабатывать в кризис больше, чем раньше

Елена Коваленко
3 мин

Один из пунктов кормления бездомных. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«Не боюсь кризиса, работаю за двоих», — сказала корреспонденту «Русской планеты» Елена Антропова, которая живет в иркутском приюте для бездомных «Надежда». После смерти матери она в семь лет попала в детдом, после выпуска получила государственную квартиру и была обманута квартирными мошенниками. Теперь у нее нет ни родных, ни дома, ни (пока еще) высшего образования. Мы спросили у Елены, что она сейчас думает о государстве, отношении к людям и о правде.
Таких, как я, здесь много. То есть не все приютские — «бухарики» или «бомжи по призванию», которые не хотят вкалывать. Есть те, кто оказался на улице случайно, попавшись на удочку мошенников. Но, что я заметила, все же большинство «случайных бомжей» — тоже из неблагополучной среды. То ли дело в том, что благополучным в случае чего плохого всегда помогут родные или друзья, а у детдомовцев семьи обычно нет. Или, может, причина в том, что мы, неблагополучные — часто необразованные, доверчивые даже. Таких легче обмануть.
Хотя до этого случая с черными риелторами я не считала себя малообразованной. В детдоме я всегда хорошо училась, школа для меня была такой отдушиной, возможностью уйти в какой-то лучший мир, вернуться обратно в то время, когда я еще жила с мамой дома. В приюте, а потом и в детдоме меня называли «заучкой» за любовь к занятиям, дразнили за это. Хотя изгоем я тоже не была, подружки были, и постоять за себя всегда могла. Поэтому этот обман при переезде — он стал полной неожиданностью для меня. Даже подкосил мой оптимизм на время.
За то, что не дали мне пропасть окончательно, я очень благодарна приюту «Надежда» и его руководителям. Ведь, когда я опять на улице оказалась, думала, что взрослой, совершеннолетней, я теперь вообще никому не сдалась. За детьми-то хоть следят. А тут и меня поддержали, помогли вновь поверить в себя, на время дали приют. И не какие-то государственные люди, а коммерсанты, которых так часто ругают. Они зарабатывают деньги в другом бизнесе, а приют у них для души. Хозяйка приюта как-то сказала мне, что они с мужем при помощи «Надежды» выражают благодарность всем, кто им самим помогал в свое время, возвращают добро в мир.
Вообще я в государственной помощи разочаровалась, если честно. Детям-то и то власти помогают постольку поскольку. Я, конечно, не депутат какой, в политике мало разбираюсь, но у меня такое ощущение, что половина денег, которые идут из бюджета страны, по дороге разворовываются. За все время, что я жила в детдоме, у нас два раза снимали директора, судили за растраты и так далее. Но по их заношенным пальто было видно, что деньги-то вовсе не у них осели. У них и машин-то не было, у обоих.
Что бы я сама сделала? Я бы больше помогала частным организаторам приютов и ночлежек. Налоги там убрать, аренду снизить, деньги, пусть небольшие, выделить. Система государственных детдомов, кажется, уже насквозь прогнила. И ей мало что поможет. Ну что там можно предложить? Усилить контроль? Да уж сколько гайки-то закручивали — скоро резьба слетит. А толку ноль.
Зато последние реформы, а потом и обвал рубля, мы уже на своей шкуре хорошо почувствовали. Сперва на продуктах: цены за неделю подскочили аж в 2 раза. Даже хлеб подорожал! Вроде, кажется, немного: с 27 до 34 рублей. А ведь это 25%!
При этом зарплаты не растут, даже снижаются. Повсюду хозяева фирм говорят об оптимизации: переняли у чиновников из телевизора это словечко. Даже мои работодатели оптимизируются. Моя сменщица — я работаю на продаже разливного пива — встала в позу и уволилась, когда нам снизили зарплату на 5 тыс. рублей. А мне выбирать не приходится, я не могу разбрасываться работой. Детдомовских вообще нанимают без охоты. А к тем, кто живет не у себя дома, а в приюте например, вообще относятся, как к ворам и мошенникам. Пришлось остаться и работать за двоих.
Но я, наверное, единственная в нашем приюте, кто в кризис стал зарабатывать больше. А работать еще больше, конечно. В основном те немногие, кто был занят делом — потеряли место, попали под сокращение. Но, думаю, долго сидеть на попе у них не получится. И тем, кто до этого лежал пузом кверху, тоже придется подняться и пойти зарабатывать. Нам наша «мама», руководительница приюта, уже сказала, что от бесплатных ужинов через месяц им придется отказаться. Ну, зато горячий обед останется. Оно понятно, не тянут они сейчас. В их бизнесе тоже проблемы начались.
Но вообще я лично кризиса не боюсь. Думаю, что это ненадолго: или все выровняется, или, в крайнем случае, мы адаптируемся. Человек ко многому может привыкнуть. Но это не значит, что надо, как в поговорке: «Не жили хорошо, и начинать не надо». Наоборот, я рассчитываю на хорошее будущее. Просто знаю, что для этого надо потрудиться и подождать.
Моя мечта — выучиться. Сейчас я на третьем курсе торгового института. Потом поработаю на «дядю» еще, а после обязательно открою свое дело. Хочу нормальную семью. Для этого, мне кажется, надо не тянуть с переездом на съемную квартиру. Жизнь в окружении ленивых людей плохо сказывается на настроении и вообще. Хотя я очень благодарна «Надежде», буду навещать их, помогать, чем смогу.
Вообще делиться — очень важно, мне кажется. Это не только деньги, а свободное время, слова поддержки, знания. Я вот не очень понимаю тех, кто принципиально «не помогает» беженцам с Украины. Я тоже как-то в автобусе слышала плохое отношение к русским со стороны беженцев, но обиды на них нет. Думаю, это оттого, в каком несчастном положении они сейчас находятся, они озлобились, а несчастный человек не может принести счастье другому. Поэтому помогать все равно надо, мне кажется. Вот на что мой начальник по работе скупердяй, а и он собирал и отвозил в пункт беженцам теплую одежду и продукты.
Война — это очень страшно, поэтому давайте радоваться, что у нас в стране всего лишь кризис.
За новостями я слежу, политикой интересуюсь, но, думаю, и половины всей правды нам телевизор не показывает. Выхода в Интернет у меня пока нет, но, думаю, там можно побольше правды узнать. Обязательно в своей квартире себе его проведу. Пока я только печалюсь по поводу того, что нас втянули в эту… Не пойми что, война — не война. Мне вспоминается по поводу войны на Украине наш русский фильм, там главная героиня говорит приблизительно так: «Что это они все рыпаются и рыпаются на нас. Ведь не знаешь, как детей рожать, какая ему судьба достанется».
Я тут наслушалась умных людей. Убедили меня, что все-таки не мы развязали эту войну, что это на нас «рыпались» втихомолку. Но с другой стороны, можно же было умнее себя повести, не допустить такого конфликта отрытого? Действовать так же втихомолку. Или раньше все прекратить — опередить, так сказать. А кто упустил, получается? Могли наши министры иностранных дел задавить это в зародыше? Мне кажется, могли, но переоценили свои силы.
А теперь по факту мы, Россия, больше пострадали. Отвечали впрямую, а в итоге репутацию свою запятнали войной, экономически тоже мы пострадали, так как у нас до сих пор все завязано на долларе.
Вот вспомните, когда на Китай Америка так же «рыпаться» пыталась, когда у китайцев конфликты внутри страны пошли. Помните, как они все грамотно «загасили»? Пара дней — и все, тишина. Почему мы так не можем?
Мне вообще нравится эта страна (Китай — Примеч. РП.): тихой сапой работают, в конфликты не ввязываются, но и на шею себе садиться не позволяют. В итоге подмяли под себя весь мир, включая всю такую из себя цивилизованную Европу и продвинутую Японию. Нет, переехать туда я не хотела бы.
Я люблю свою страну, я патриотка. Но я хочу, чтобы мы тоже хорошо жили.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин