Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«За эти годы мы пол-Китая танцорами обеспечили»

Основатель и руководитель ансамбля народного танца «Волга» — о том, кто и зачем сегодня танцует народные танцы
Елена Коваленко
4 мин
Фото: Елена Тарубарова / «Русская планета»
С заслуженным работником культуры России Владимиром Ионовым корреспондент «Русской планеты» встретилась в Центре народной культуры — Дворце культуры «Губернаторский». Здесь пять дней в неделю проходят репетиции. В ДК УАЗ, где до этого в полном составе числился весь состав «Волги» из 120 человек сейчас занимаются лишь маленькие танцоры детского коллектива — «спутника» взрослого ансамбля.
– Владимир Андреевич, 40 лет управляя танцевальным ансамблем, вы считаете, что принесли большой вклад в жизнь Ульяновска и области?
– Я выполняю свои служебные обязанности — с тех пор, как приехал сюда с женой Натальей Юрьевной. К февралю 1976 года мы поставили два номера, с которыми нас выдвинули на общегородской смотр самодеятельности — вот это время мы и считаем временем рождения «Волги».
– Откуда вы?
– Из Самары: там закончил культпросветучилище, затем институт культуры. Вся юность там прошла. С 24 лет я ульяновец. В ДК УАЗ проходил практику, мною заинтересовались и пригласили.
– С чего начиналась «Волга»?
– Моя жена ульяновская, когда она училась, в ДК УАЗ был сильный танцевальный коллектив. Но на тот момент, когда мы приехали работать, танцевальных ансамблей в доме культуры уже не было. Мы начали работу: Наталья объявила о наборе детских танцевальных групп, а я стал привлекать в коллектив взрослых. Раньше на каждом заводе, в каждом цехе, была самодеятельность. Поскольку дом культуры, где мы трудились, принадлежал автозаводу, репетировать номера с артистами должен был я. Первый состав набрал целиком из рабочих: плотников, столяров, электриков. На репетиции люди шли в рабочий день, а заработок сохранялся. Профсоюз ситуацию контролировал и начальники слушались. В этом плане партия вела правильную политику. Потом подтянулась заводская интеллигенция, потихоньку стали расти дети...
– И когда наступил пик, и вы смогли сказать, что ансамбль сложился?
– В 1982 году нам присвоили звание «народный» — до него доросли те мои первые ребята. Потом начали ездить на конкурсы. Сейчас все поездки — за счет родителей. Тогда все оплачивал профсоюз. Культура совсем по-другому финансировалась. Со всего Советского Союза — огромной страны — на нее выделялось три процента валового сбора! Это же сумасшедшие деньги! В любую деревню приезжаешь — дом культуры, в этом доме — танцевальный коллектив, хор, оркестры.
– Много ли сейчас желающих танцевать?
– Меньше, чем раньше. Не все родители выдерживают темп регулярных репетиций по три раза в неделю, концерты. В профессию хореографа не идут из-за убеждения, что здесь маленькие зарплаты, хотя они везде разные, а спрос на хореографов в России и за рубежом есть. Вот балетмейстер «Волги», моя правая рука — Денис Топорков. Пришел в детский коллектив, стал солистом, учился в Санкт-Петербурге, до того — в Ульяновском училище культуры. Сейчас сам там преподает. Помогает растить кадры.
Учиться есть у кого — педагоги в Ульяновском училище культуры отличные. Выпускники и училища, и факультета культуры и искусства ульяновского госуниверситета танцуют в самых передовых ансамблях страны. Четыре человека из позапрошлого выпуска, скажем, работают сейчас за рубежом. Один — на океанском лайнере плавает. Сегодня два парня уходят в армию — будут танцевать в ансамбле центрального военного округа. Недавно приезжал к нам госансамбль имени Александрова — и там танцует наш мальчик. В прошлом году из училища парень выпустился — сейчас он солист в Казани, с хорошей зарплатой, жильем.
– Что ансамблю дал статус «государственный»?
– До того это был коллектив художественной самодеятельности. Зарплату получали я, балетмейстер и два аккомпаниатора. При присвоении ансамблю статуса было объявлено о выделении ему 52 ставок. Коллектив формируется постепенно: в августе прошлого года у нас было только шесть пар артистов балета, сейчас уже есть восемь, а нужно — 12. Живой оркестр у ансамбля был только в советское время — тогда все расходы по его содержанию оплачивал завод — а сейчас мы набрали музыкантов.  
– Большой оркестр?
– Восемь исполнителей: бас-гитара, барабанщик, флейтист, балалаечник и четыре струнных: две домры малые, две альтовые. Дирижер Владимир Каженцев — прекрасный баянист, бывший педагог училища, перешел сейчас к нам. С февраля оркестр записал три фонограммы, готовится четвертая. Живой звук на концертах, разумеется, тоже будет. Оркестранты все совместители: педагоги музыкальной школы, артисты других коллективов. Можно было бы и молодежь привлекать, но с опытными музыкантами работать проще, их учить не надо, нужно только текст разучить. А задача сейчас — записать к постановкам ансамбля свою качественную фонограмму.
Фото: Елена Тарубарова / «Русская планета»
– Ради чего все это делается?
– Приобретя статус государственного, «Волга», перешла в разряд профессиональных коллективов, сотрудники которого получают зарплату и которым платят за выступление. Но «Волга», как государственный, — коллектив молодой. Зрители привыкли, что она выступает бесплатно, и наработок в плане продаж у нас пока нет. Но, как считает наш администратор, — это реально. Статус «государственный» — это и качество исполнения. Мы уверены, что глядя на выступления профессионалов, люди проникнутся самой идеей танца, захотят танцевать в коллективах — на любительском или профессиональном уровне. Кроме того, с возникновением государственного коллектива, в Ульяновске появилось такое место, где профессиональный танцовщик может найти себе работу в государственной структуре.
– Будет меняться и детский коллектив?
– Разумеется, нужно создавать свою школу. Какие-то, самые младшие группы останутся на самоокупаемости, основная работа будет с детьми 12-14 лет. Если же посчитать, сколько народу у нас выпустилось за эти годы — три ансамбля можно было бы создать. Половину Китая танцорами обеспечили.
– В буквальном смысле?
– Да, там очень любят русские танцы, есть парки, где требуется организовывать культурную программу. «Волга» несколько раз ездила туда на гастроли. В 2006 году — на сентябрьский Праздник земли, в 2010-м — в Шанхай, на всемирную выставку ЭКСПО 2010: там были президент России, ансамбль Моисеева и мы. Направлял нас на эти гастроли центральный дом народного творчества — головная организация, которая курирует народные коллективы в нашей стране. Его специалисты уже знали нас по выступлениям в России. Вот на выездных гастролях артистам за выступления платили. Вообще не самая простая работа — четыре дня выступлений в ужасной жаре, когда от температуры подошвы сапог отклеивались. По приглашению же дома народного творчества мы гастролировали в Саудовской Аравии. Требовалось шесть номеров и исключительно мужским составом. От них же ездили в Корею — в тот раз даже не видели ничего: привезли-увезли, покормили, заплатили.
– Расскажите, откуда берутся идеи ваших постановок?
– Мы с женой 20 лет ездили в экспедиции с педагогами ульяновского педуниверситета: Майей Чередниковой, Михаилом Матлиным. Всю Ульяновскую область объездили. Много интересных находок совершили. Знаменитый советский хореограф Касьян Голейзовский в своем фундаментальном труде «Образы русской народной хореографии» рассказывает о танце «Основу сновать». В нем разыгрывается, как в деревне создают полотно для вышивки: парни становятся и играют роль неподвижных прутков, а девушки водят вокруг них хороводы, «сплетая» ткань и исполняя песню. Упоминалось, что танец этот танцевали в Архангельской и Симбирской губерниях. Так вот, об этом хороводе мне рассказали в Инзенском районе Ульяновской области в 2000-м году. Бабушка, исполняя его, напевала текст на мотив песни «Я по бережку похаживала» — тоже наш, симбирский, песенный фольклор. Оказалось, что у этой мелодии может быть и второй вариант текста — про основу сновать. И мы этот танец поставили. Песнь и частушки спели девчонки, которые с нами в экспедиции ходили. Они там петь и научились. Прямо рядом с бабушками садились и пели. Эти девочки потом организовали вокальную группу, и мы с ними совместно делали постановки. Говорят же, что без танца нет песни, а без песни – танца. Так что и вокальная группа в нашем профессиональном ансамбле будет обязательно.   
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин