Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Неоплатный материнский долг

Почему в Амурской области растет число женщин-алиментщиц

Владимир Лактанов
3 мин

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Лариса не плачет и не жалуется, хотя ее пятилетнюю Дашу не пускает к маме новая семья, где сейчас воспитывается девочка. Семья не родная — попечители, но скандалить с ними Лариса боится. И без того в поселке ее историю все знают и на нее едва ли не пальцами показывают. Опекуны Даши — молодцы и герои. Лариса — злостная алиментщица. Таким, как она, детей доверять нельзя…
В Амурской области женщин-алиментщиц становится все больше. Причем именно таких, как Лариса — злостных. С которыми органы опеки и приставы устали разговаривать. Против таких мам возбуждаются не просто исполнительные производства — уголовные дела.
– К сожалению, такая тенденция у нас в регионе действительно существует, — рассказывает РП Елена Пациора, помощник руководителя УФССП России по Амурской области. — По сравнению с прошлым годом у нас вообще алиментщиков стало больше. За 10 месяцев 2014-го было возбуждено 7297 исполнительных производств по этому поводу, в этом — уже 7431. Из них 1651 — на женщин. Есть поселки, в которых все без исключения злостные алиментщики — женщины. Впрочем, там и мужчин почти не осталось. Практически в 99% случаев это дамы, ведущие асоциальный образ жизни. Работать не хотят, спиваются и только на выпивку тратят те немногие деньги, которые появляются у семьи. Бывает, подсунут детей родственникам, а сами годами от них скрываются, лишь бы ни за что не отвечать.
Юрий Смитюк / ТАСС
Фото: Юрий Смитюк / ТАСС
...Лариса не скрывается. Она хотела найти работу в родном поселке и не смогла. Она сама интернатовская, родителей почти не помнит. Не знает, живы ли они. Даша родилась, когда Лариса только выпустилась из интерната. Дальше был замкнутый круг: яселек в поселке нет, а некуда деть ребенка — нет и работы. Впрочем, там ее и так нет, хоть с яслями, хоть без.
– Вы знаете, — рассказывает Лариса, — у меня такой был случай, что стыдно признать. Мы с Дашкой, еще грудной, зимой гуляем, она спит в коляске, закутанная вся. И вот мы по улице прохаживаемся, и я вижу: на первом этаже кто-то за окно пакет с мясом вывесил, на мороз. Ну, я подкралась, сорвала этот пакет, в коляску спрятала, и мы бежать оттуда... Стыд, конечно. Но я к тому моменту уже и не помнила, когда мясо последний раз видела. А папа Дашин... Ну что? Мы тогда молодые были. Любовь прошла, пожениться не успели. С него сейчас никто алиментов не спрашивает.
Сейчас Лариса ездит на заработки в Благовещенск. Иначе ей Дашу вообще никогда не увидеть. О том, что семье фактически нечего есть и не во что одеваться, и именно поэтому девочку мама даже в поликлинику не водит (стыдно же!), в полицию пожаловались Ларисины соседи. Ну, ей один раз «внушение» сделали государственные люди. Другой. А потом Дашу забрали до лучших времен.
Вот сейчас Лариса как раз борется за их приближение. Не всю ведь жизнь жить прополкой чужих огородов и мытьем подъездов. Еще пойди найди этот подъезд в почти полностью одноэтажном поселке.
– Поймите, пожалуйста, никто у матери ребенка просто так отнять не может, — говорит Елена Пациора. — И родительских прав таких мам лишают в самом крайнем случае. Вначале идут многократные уведомления, предупреждения, беседы, увещевания. И только если это не помогает, ребенка могут передать родственникам или в интернат. Приставы, конечно, не сами такие решения принимают — мы только исполнители, и психологически нам все это тоже очень тяжело. Но с другой стороны, что же это за мамы, против которых приходится возбуждать уголовные дела, причем в отношении некоторых даже и не одно?
Пациора рассказывает: в последнее время участились случаи, когда женщины оказываются не просто алиментщицами, но еще и уголовницами-рецидивистками. Как правило, первое уголовное дело по неуплате алиментов заканчивается условным сроком. Чаще всего, отмечает специалист, это не действует. Тогда дело возбуждается повторно, и женщину приговаривают к исправительным работам. Но это тоже неэффективная мера. Повлиять на амурчанок-алиментщиц, говорят в службе судебных приставов, можно только заключением в колонию. А реальные сроки таким мамам в последнее время дают все чаще.
– Но при всем этом я не могу сказать, что у нас в регионе увеличилось количество брошенных деток, — рассказывает РП Виктория Фролова, специалист органов опеки и попечительства, руководитель регионального оператора Государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей. — Думаю, причиной тому не в последнюю очередь так называемое «двадцатое постановление», действующее у нас в регионе с 2013 года. В нем сделан акцент на профилактическую работу с неблагополучными семьями. К ней подключаются все: органы опеки и другие социальные службы, образовательные и медицинские учреждения, службы трудоустройства. В общем, все делается для того, чтобы такие семьи выправились. И родительских прав у нас в области лишают только в крайних случаях.
Но если это произошло, то сразу же начинается поиск новых опекунов. В первую очередь среди родственников ребенка. Если не получается, то отдают в другие приемные семьи.
К людям, у которых сейчас воспитывается Даша, у Ларисы нет претензий. Дочка наконец пошла в садик, вроде поправилась, одета нормально. Ну а что не пускают повидаться — так это можно понять. Зачем ребенку душу травить? Да и что она сейчас сможет дать Даше? Вот заработает много денег в Благовещенске, Даша к тому времени в школу пойдет, так постепенно все и наладится.
– Люди по-разному переживают кризисные периоды в своей жизни. Кто-то ломается из-за пустяка и начинает в своих бедах обвинять окружающих и обстоятельства. А кого-то кризис мобилизует, — рассказывает РП психолог Олег Мельниченко. — У Ларисы, на первый взгляд, ситуация могла бы развиваться по первому сценарию. Тем более что у нее и объективно есть и люди, и обстоятельства, которых она с полным правом во многом могла бы обвинить. Но она этого не делает — пусть с некоторым опозданием, но человек почувствовал в себе силу и ответственность за свою жизнь и жизнь дочери. В то же время не соглашусь, что ребенку в любой родной семье лучше, чем в любой приемной. Даже если взять Ларисин случай — случай хорошего человека, непьющего, ответственного, просто попавшего в сложные обстоятельства, то и здесь ее маленькой дочери лучше хотя бы на время познакомиться с жизнью в нормальной семье, где достаток, а не нищета.
Сейчас Лариса в свой поселок приезжает из Благовещенска раз в неделю, на выходные. Смены на работе длинные — по 12 часов, бывают и ночные, и с самого раннего утра, не наездишься. Поэтому она приезжает домой в пятницу поздно ночью, до обеда субботы отсыпается, а потом идет по улице мимо дома, где сейчас живет Даша. Если повезет, то дочка будет в это время гулять, и Лариса, может быть, сунет ей какой-нибудь подарок, привезенный из Благовещенска. Мама. Злостная алиментщица. Рецидивистка, лишенная родительских прав.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин