Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Агенты кота Леопольда

В алтайском лицее школьники из службы примирения спасают детей от травли, разрешают конфликты и учат малышей дружить
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Денис Кожевников/ТАСС
Сегодня в барнаульских школах создаются службы медиации. Они помогают ученикам разрешить конфликты: попросить прощения, понять другого, принять извинения и жить дружно. Первым создал подразделение конфликтологов барнаульский лицей № 3. Заместитель директора по воспитательной работе Нинель Пидоренко рассказала «Русской планете» истории детских конфликтов и способы их разрешения.
– Нинель Викторовна, что представляет собой школьная служба примирения?
– Школьная служба примирения — это альтернатива традиционным, административным методам разрешения конфликтных ситуаций. Например, вызову родителей, исключению из школы, обращению в комиссию по делам несовершеннолетних, постановке на учет в полицию и так далее.
Иногда наказания не избежать, но во многих случаях проблему решают переговоры. Посредниками в разрешении спора выступают медиаторы школьной службы примирения. Как правило, это сами школьники. Они помогают ребятам разобраться в причинах конфликта, дают им возможность выговориться, посмотреть на ситуацию со стороны соперника.
У нас был такой случай. Две девочки поссорились из-за мальчика. Произошла потасовка с взаимными оскорблениями. Когда стали разбираться, оказалось, что мальчик им обоим в принципе не особо-то и нужен. Взаимная неприязнь между ними существует давно, а парень всего лишь стал очередным поводом для конфликта. Посадили их за стол переговоров, договорились, раз уж не получается дружить, можно занять нейтральную позицию по отношению друг к другу. Позже, обеих девушек пригласили поучаствовать в одном из школьных проектов. Совместная деятельность заставила их забыть о разногласиях и обидах. Нельзя сказать, что они стали близкими подругами, но, по крайней мере, научились мирно существовать в одном коллективе.
– Какая школьная возрастная группа наиболее конфликтна?
– Раньше я думала, что больше всего проблем будет в подростковой среде, в 6–7 классах. Практика показала, что самая конфликтная — начальная школа.
Еще несколько лет назад конфликты в начальных классах были скорее озорством: дернул за косичку, спрятал портфель, уколол ручкой, то сегодня все более серьезно. Совсем недавно мы разбирали ситуацию, когда в первом классе девочка побила свою одноклассницу. Ее мама требовала исключить девочку из школы, грозилась написать заявление в полицию. Стали разбираться, выяснилось, что обе девочки были «хороши». Одна задирала другую, та не вытерпела и дала жесткий отпор.
– Может быть, младшеклассники еще не умеют дружить?
– Их этому никто и не учит. Родителям некогда, учителям тоже. В нашем лицее эту заботу мы возложили на членов службы примирения. Они проводят классные часы, рассказывают о том, что такое дружба, учат договариваться, искать компромиссы. Проблема, на мой взгляд, еще и в том, что современным детям зачастую не хватает внимания. Если у них не клеятся отношения со сверстниками, их обижают, дразнят — они не знают к кому и как обратиться за помощью. Поэтому решают свои проблемы кулаками и ответными оскорблениями, или вовсе замыкаются в себе.
Каждый день на протяжении полугода одна ученица после уроков приходила ко мне в кабинет и рыдала. Я давала ей время успокоиться, а потом расспрашивала. Что случилось? Кто обидел? И она начинала: «Я не красивая», «Меня никто не любит», «Со мной не хотят дружить». Стала осторожно выяснять, какая обстановка в семье, оказалась, что между дочерью и мамой практически нет контакта. Все общение сводится к проверке домашнего задания и дежурным вопросам. С мамой провели беседу, указали на проблемы. Насколько я знаю, она поменяла работу, подстроила свой график под дочку. Они стали больше времени проводить вместе, общаться и ребенок поменялся. Сейчас девочка вполне уверенная в себе, занимается танцами, участвует в школьной жизни, у нее появились друзья.
– То есть корни конфликтов нужно искать в семье?
– Детям не хватает любви, отсюда и многие проблемы. В прошлом году среди пятиклассников мы провели анкетирование. Один из вопросов звучал так: «Часто ли родители говорят вам, что они вас любят?» Честно сказать, я была потрясена результатами. Положительно ответило всего несколько человек! Потом дали задание: прийти домой и сказать — «Мамочка, я тебя очень люблю», — и рассказать нам о ее реакции. Кто-то никак не отреагировал на слова ребенка, кто-то удивился и сказал: «Что за новость?» И лишь одна мама ответила: «Я тоже тебя очень сильно люблю». Как вы думаете, о каком взаимопонимании, уважении, терпимости может идти речь, если дети любви не видят дома?
– Но если кто-то обидит их ребенка, родители готовы разнести школу в щепки?
– Есть категория родителей, которые, не разобравшись в ситуации, устраивают скандалы, пишут жалобы, тем самым только усугубляя ситуацию. Дети сегодня поругались, а то и подрались, а завтра — лучшие друзья. Обиды давно забыты, а родители продолжают нагнетать ситуацию.
Пример — два мальчишки гуляли во дворе. Один замахнулся палкой на другого, а тот облил обидчика водой. Мама мальчика, которого облили, написала заявление в комиссию по делам несовершеннолетних и парня поставили на профилактический учет.
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС
Мальчишка, конечно, сложный, задиристый, но и к нему, как оказалось, можно найти подход. Спрашиваем: «Почему ты так себя ведешь?» А он отвечает: «Пусть не лезут». Ребята из службы примирения взяли парня под свой патронат. Привлекают его к общественной работе, доверяют небольшие поручения. Такая дружба со старшеклассниками повысила статус ребенка среди одноклассников, он стал меняться, учится дружить.
– Чем для ребенка чревата постановка на учет?
– Это малоприятная ситуация не только для ребенка, но и для его родителей. Семья автоматчики берется на заметку в ПДН, на протяжении полугода с ней ведется профилактическая работа, а ребенок находится под пристальным контролем. В любом случае, это темное пятно в биографии, которое может негативно отразиться на будущем. Поэтому с помощью службы примирения стараемся разобраться в конфликтах внутри школы, не привлекая без особой необходимости социальные службы и правоохранительные органы. Хотелось бы, чтобы и родители шли к нам на встречу.
– Наверное, в любом детском коллективе есть дети, которые становятся объектом для насмешек и унижений. Им сможет помочь служба медиации?
– Наша служба — это служба неравнодушия. Если ребята видят, что ребенка обижают, что ему некомфортно в коллективе, они подключаются и разбираются в ситуации.
В 2015 году в одном из классов произошла потасовка между мальчиком и девчонками, после чего парень объявил, что в школу больше не пойдет. Стали разбираться и оказалось, что мальчишку третирует весь класс. И если парни над ним просто подшучивали, то девчонки устроили настоящую травлю. Вместе с классным руководителем провели не один классный час, разбирая эту ситуацию. Давили авторитетом, стыдили, призывали к совести. Далее подключились наши медиаторы. Такая совместная работа дала результат. Сегодня парень продолжает учиться, он комфортно чувствует себя в классе, насмешки и травля прекратились. Кстати, он охотно включился в работу школьной службы примирения.
– Нинель Викторовна, как происходит отбор медиаторов? Или им может стать каждый желающий?
– В принципе, медиатором может стать каждый, но нужно понимать, что для этого необходимы определенные личностные качества. Эти ребята — лидеры, которые пользуются уважением среди школьников, обладают авторитетом.  Также необходим определенный багаж специальных навыков и знаний. Наши медиаторы прошли обучение и продолжают учиться в процессе работы: посещают семинары, тренинги, много читают. А вот в плане участия служба примирения открыта для всех, кому это интересно. Здесь каждый может найти себе дело, по душе и по способностям.
– На ваш взгляд служба примирения дала положительные результаты? Количество конфликтов сократилось?
– За последние полгода в нашем лицее не было ни одного серьезного конфликта. Те, что назревали, благодаря своевременному реагированию были разрешены в самом начале. Думаю, сокращение конфликтов — это результат комплексной работы. Мы стараемся, чтобы наши дети были по максимуму вовлечены в общешкольную деятельность, особенно ребята из группы риска. У нас есть волонтерское движение, школа жизнестойкости, кукольный театр, спортивные секции и многое другое. Современные дети несколько инфантильны, их достаточно сложно чем-либо заинтересовать, но к каждому ребенку можно найти подход, главное, чтобы в этом были заинтересованы взрослые. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин