Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Машины-то купили, а в доме как было шаром покати, так и осталось»

Жители села Быстрый Исток, затопленного этой весной, считают, что получили несправедливо маленькие компенсации
Владимир Лактанов
5 мин
Село Быстрый Исток Алтайского края. Фото: Виталий Кирьянов
Крупная женщина пытается перейти дорогу от районной администрации к красивой деревянной церкви. Получается у нее это с третьей попытки — по заснеженной улице снуют подержанные русские и японские автомобили.
– Чтоб вас! Машин стало, как в городе, хоть светофоры вешай! — ругается женщина.
За последнее время в селе Быстрый Исток количество автомобилей увеличилось на сотни. После наводнения, которое в населенном пункте затопило все по самые окна, люди получили компенсацию: по 50 и 100 тыс. рублей на каждого прописанного и проживающего в пострадавшем от воды доме. Больше всего досталось многодетным семьям — по 700-800 тыс. рублей. Для здешних мест это баснословные деньги, их не заработаешь и за 5 лет.
Самое страшное за всю свою историю наблюдений наводнение Алтайский край пережил в конце мая — начале июня этого года. После затяжных дождей вышел из берегов сначала Чарыш, приток Оби, а потом сама Обь. Большая вода смывала целые деревни, разрушала дома, с корнем врывала деревья. Погибли 4 человека, было затоплено 17 тысяч домов, а общая сумма ущерба, причиненного людям стихией, по оценкам администрации Алтайского края, составила более 5 млрд рублей. Быстрому Истоку досталось особенно: по официальным данным, тут затопило 1 716 домов, 2 человека погибли.
Прошло полгода, люди справляются с трагедией по-разному.
– У нас некоторые по две-три машины купили! Скупили весь автоснаб! — поражаются местные.
Новых автовладельцев в селе осуждают.
– Сказали, опять наводнение какое-то будет на следующий год. Кто уже все профукал, мечтают, как бы еще подтонуть. Ждут, что опять деньги какие-то получат. Эти, как мы их тут называем, бомжи, машины-то купили, а в доме как было шаром покати, так и осталось, — говорит Вера, симпатичная женщина, которая в наводнение сутки просидела на крыше своего дома.
– Ну, не скажите, — возражает ей соседка. — Многодетным по линии Красного Креста чего только не дали… Телевизоры, компьютеры…. Где бы они это взяли? А так все-таки у ребятишек будет.
– Ох… Хорошо еще, если машины купили. А то пьют-пьют, потом такси вызывают — до магазина доехать. Так триста метров до магазина-то, что ж ты делаешь, бесстыжая рожа? — рассказывает Вера. — А у меня бабла, говорит, немеряно!
Глава администрации Быстроистокского района Сергей Зеленов собрался в отставку. 9 июня в его отношении было возбуждено уголовное дело: главу подозревали в халатности, из-за которой в наводнении погибли 2 женщины. 16 декабря Зеленов написал заявление об увольнении по собственному желанию, которое депутаты будут рассматривать в конце года на внеочередной сессии райсовета. Поговорить с Зеленовым не удалось — в его приемной сказали, что он уехал в командировку. Но большая часть населения района считает, что глава принял правильное решение. Осенью люди выходили на митинги с плакатами: «Зеленов, верни наши деньги!» и «Уйдите в отставку, паводок вас уволил!»
– Чисто по-мужски, ему давно пора было уйти, — презрительно щурится Виктор Исаков, крепкий, коротко стриженный 60-летний мужчина. — Во время наводнения он просто струсил. Они думали, что будет, как в 2006 году — небольшое подтопление и все! И не предупредили людей, никаких сообщений не было, хоть у кого спросите. А когда вода пошла валом, он просто спрятался. Потом появился, когда губернатор прилетел, встретил его около пожарки. Губернатор с вертолета сходит в камуфляже, а этот его встречает в галстуке и белом костюмчике.
Виктор — депутат райсовета, заместитель главы района, руководитель местного отделения ДОСААФ. В Быстром Истоке говорят, что он «возглавляет все восстания»: «У себя на базе ДОСАФ собрания проводит, что районная власть во время наводнения не работала и сейчас не работает, что власть надо сменить».
Главная причина «восстаний» — компенсации. Многие, получившие по 50 тыс. рублей, считают, что получили бы в 2 раза больше, если бы не бездействие районной администрации. Критерием, по которому рассчитывали компенсацию, была высота воды в доме. Если поднялась не выше, чем на полметра — давали 50 тыс., если выше — 100 тыс. Почему так — никто не знает. Никакого документа, устанавливающего этот норматив, никто не видел в глаза.
– Весь сыр-бор из-за чего разгорелся? Тем, кому только подпол залило, потом тоже по 50 тысяч дали. И вот другие, у кого вода почти на полметра поднялась, и возмутились — как это так? У нас мебель пострадала, техника! Нам по 100 тысяч положено, — рассказывает в Кирьянов.
– Во время наводнения у нас погибло 2 человека, но почему-то никто не считает, сколько народу померло от инфарктов-инсультов. Люди умерли, люди не получили максимальную компенсацию, положенную от правительства, потому что глава районной администрации бездействовал и бездействует. Он занимался тем, что спасал свое имущество. Он свою пасеку вывозил! — возмущается Исаков. — Верите — нет, сегодня у меня было человек 12, у них вода поднималась на 39 сантиметров, на 40 и более. А я не могу этот вопрос решить, потому что глава бездействует! Депутаты-единороссы говорят: «Может, он еще останется». Как останется, если уже написал заявление, и пути отступления подготовил — уйдет руководить предприятием «Эдем», которое создал, когда руководил ДРСУ. По нашему уставу, он 2 года отработал, и теперь может подать в отставку. А все митинги, все проблемы людей ему пофигу.
Быстрый Исток стоит на берегах Оби и ее притока, Ануя. Большая вода пришла в село, уже затопив по пути много деревень, но в каждой почему-то думали: «Нас-то не затопит, никогда такого не было». Так было и здесь. Люди не верили в беду: многие помнят еще наводнение еще 1969 года, но тогда залило только часть деревни. А в этот раз село ушло под воду практически полностью. И официально тревогу власти не били.
– А чего объявлять-то? — раздражается Виталий Кирьянов, один из самых уважаемых людей в селе. Он был близким другом Золотухина, и артист всегда останавливался в его доме, когда приезжал на родину. — Я, например, подъезжаю к ним, говорю: «Вас затопит». Они: «Да не будет нас топить». Уже один край деревни утонул, я говорю: «Тонем же, чего стоите, рот раскрыли? Спасай имущество!» «Да ну!»… Что, надо было их под ж…пу толкать? Никто же не знал, сколько воды будет.
Красивый дом самого Виталия стоит хоть и на самом берегу Оби, но на возвышенности, поэтому у него вода была только в огороде и в подполе. Еще у него есть своя маленькая дизель-электростанция, и в дни наводнения, когда село оказалось без света и связи, в доме Кирьянова постоянно заряжалось по 18-20 мобильников.
Виталию тоже кажется, что компенсации выдавали как-то странно.
– Человек один живет или двое, приличные люди, у них ущерб — на миллион, а получают они 100 тыс. А рядом сосед живет, у него пятеро детей, из имущества — одна табуретка. И он получил огромную сумму, — говорит Виталий.
В общем, хуже всего пришлось тем, кто старался жить по-человечески даже сложных деревенских условиях. Сейчас в Быстром Истоке практически не осталось ни одного действующего предприятия, а организации вроде налоговой или ДРСУ переводят в соседние, более крупные райцентры: Смоленское, Петропаловку и Бийск. Те, кто не покладая рук вкладывал в свои дома деньги дома — потеряли больше всех.
В подполе сестер Тырышкановых еще недавно стояла вода. Все это время жили караси, штук тридцать. За это время рыбы выросли размером с ладонь и чувствовали себя, кажется, очень хорошо.
– Вчера только сосед забрал, а так мы их выловить не могли, — улыбается старшая сестра, 69-летняя Наталья Леонтьевна, почетный работник образования. — Но это что! В конце огорода у нас была большая траншея, там-то вообще выловили ведер пять крупных, больших карасей. А мелких принесло — тысячи! Мы хотели их вылавливать и носить на речку, но просто не было возможности, тогда все время шел дождь…. Так эти мальки и погибли.
Пожилую учительницу и ее сестру в селе очень любят и называют мужественными, героическими женщинами. Их квартиру в низине затопило по самый потолок. Сейчас от воды не осталось и следа: свежий ремонт, русская печка пышет жаром.
– У них такая библиотека была! Полкамаза книг вывезли. Этот ремонт они на себе вытащили, на своих нервах. У них вода стояла дольше всех, жалко и страшно было смотреть. Но они справились, и не жаловались никогда никому, — восхищаются односельчане.
Сестры живут вдвоем, поэтому компенсации им хватило только, чтобы оштукатурить и покрасить стены, переделать пол... Мебель пришлось покупать уже в долг.
– Страшно это все, теперь в это верится и не верится. И все равно хочется на 5 раз переживать и рассказывать: как это было, как это страшно, как это сложно. Но отходим, потихоньку приходим в себя. Не дай Бог никому такое переживать, не дай Бог увидеть то, что я увидела, зайдя в свой дом. Вы представляете себе эту печку, которая зияла дырами! Хорошо, нашелся печник, который ее пусть с трудом, но восстановил, и она у нас стоит, и мы ей радуемся. У нас нет телевизора, много чего нет. У нас есть долги, но это пройдет. Есть дом, в котором тепло, а все остальное со временем будет, — говорит одна из сестер.
О плохом Наталья Леонтьевна рассказывает мало и неохотно, больше — о хорошем. Как помогали родственники и соседи: «сами попали под подтопление, но успели на горке огород посадить, приносили нам овощи». Как все их поддерживали: «соседка зашла, а у нас 15 человек молодых солдатиков глину ведрами в окна выбрасывают, все окна совсем разбиты, грязь…. А она говорит: «Наталья Леонтьевна, у вас такая квартира! Конечно, вам надо ее восстанавливать». Потом вторая соседка: «Вот хорошо, вы уже траву убрали, тину песком засыпали, уже не воняет». Третья: «смотрите, вы уже одну комнату сделали, уже жить можно!».
Сейчас Быстрый Исток и весь Алтайский край занесены снегом, и, по прогнозам синоптиков, сильные снегопады продолжатся всю зиму. Это значит, что следующей весной снова будет паводок, и он доставит проблемы. Но пока в селе идет зимняя, сонная жизнь. И люди вроде как-то успокоились.
– Тут же еще денег пообещали: за огороды помаленьку, а потом еще материальную помощь на капитальный ремонт. Сколько должны дать, неизвестно, но документы собрали, и люди ждут, — говорит Кирьянов.
По информации Минстроя России, заявка Алтайского края на финансирование капитального ремонта будет рассмотрена в 2015 году.
– Мне вот никаких денег не надо, только бы не пережить такое еще раз, — вздыхает Наталья Леонтьевна. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин