Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Жить нельзя переселять

Многодетные семьи из Саратова несколько лет живут в полуразрушенном доме и добиваются изменения жилищных условий

Елена Коваленко
4 мин

Коммуналка в первом проезде Энергетиков, 4, признана непригодной для жилья. Но расселять ее никто не торопится. Фото: предоставлено жителями дома

Жильцы одного саратовского дома 17 лет ждут расселения. Здесь обваливаются потолочные перекрытия, рушатся стены, сгнили полы, давно изрешетилась крыша. Даже крыльцо у подъезда – и то рассыпалось. Недавно у половины жильцов отключили газ, сказав, что больше не включат. Однако власти не торопятся расселять дом. Хоть и признают: жить в нем нельзя!
Прежде чем переступить порог этого здания, необходимо набраться смелости: один его внешний вид внушает самые серьезные опасения. Вокруг периметра валяются кирпичи — те, что выпали из стен и фундамента. Кладка пошла трещинами, а видно их невооруженным взглядом — особенно, там, где осыпалась штукатурка. Поднимаясь по тем развалинам, что остались от крыльца, нужно быть предельно внимательным: как бы ни зацепиться ногой за торчащие из ступенек штыри железобетонной арматуры. Пару недель назад здесь получил сотрясение мозга 9-летний сын местной жительницы Инги Зубковой: мальчишка бежал из школы домой, споткнулся о железяку и со всей силы ударился головой о кирпичи. Те самые кирпичи, что жильцы сами выложили, как могли, в качестве верхней ступени крыльца. Управляющая компания давно не производит здесь никаких работ, поэтому вся надежда — исключительно на самих себя. Впрочем, заменить давно прохудившуюся канализацию или обветшалую лестницу, с которой кто только не падал, они, увы, не в силах. 
Инга Зубкова неплохо знает историю этого дома. Здесь, в Заводском районе, в первом проезде Энергетиков, 4, она родилась. В 1990 году их семья переехала в центр, и комнаты, принадлежащие им, пустовали семь лет, до тех пор, пока Инга с годовалым ребенком не вернулась сюда, в родную коммуналку. Вернулась — и не узнала свой дом. На тот момент ему было 44 года, но выглядел он уже жутко обветшалым. Выбитые стекла и выставленные рамы, вместе окон — отверстия, затянутые целлофаном. Облупившаяся краска на стенах, истлевший от вечной сырости пол, прохудившаяся крыша. В туалете квартиры, где жила Инга, не было даже унитаза — вместо него какой-то осколок. Бороться с ЖКО за ремонт было некому.
Инга взяла дело в свои руки. Обивала пороги, требовала произвести если не капитальный, то хоть косметический ремонт. Но в ЖКО ей отвечали: вы запустили дом — вы его и приводите в порядок. Притом, что взносы за содержание и текущий ремонт жильцы вносили исправно. Через год ей каким-то чудом удалось попасть на прием к губернатору. Дмитрий Аяцков приехал с личной инспекцией во главе целой комиссии. При осмотре чердака первое лицо угораздило провалиться ногой куда-то в сгнившую трухлявую древесину. После этого дом был незамедлительно признан ветхо-аварийным — непригодным для жилья. Но расселять его никто не торопился.
Фото: предоставлено жителями дома
Фото: предоставлено жителями дома
В вялотекущей борьбе за ремонт прошли еще пять лет. До тех пор, пока на общей кухне коммуналки второго этажа не обрушился кусок потолочного перекрытия. Вместе с вызванными спасателями на место прибыл мэр Саратова Юрий Аксененко. И вот тогда в доме наконец сделали косметический ремонт: вставили окна, покрасили стены в общих коридорах. Но процесс разрушения промокшего насквозь здания это, разумеется, остановить не могло. Через несколько лет, ночью накануне Нового года, в жилой комнате одной из коммуналок рухнул потолок. Перепуганные хозяева поняли, что ждать здесь больше нечего, а оставаться опасно для жизни, и переехали в съемное жилье. Два года назад опустели еще две квартиры: их владелицы подали в суд на городскую администрацию и добились переселения.
– У них в общем коридоре, можно сказать, не было потолка, и крыши тоже нет, — объясняет Инга Борисовна, — так что, если шел дождь, из комнат выходили с раскрытым зонтом. Взамен им дали старое жилье. Причем одна женщина занимала две комнаты, а получила однокомнатную квартиру в доме, состояние которого немногим лучше этого. Но ей уже было все равно, лишь бы уехать отсюда.
Инга Зубкова с тремя детьми и мужем занимает три комнаты на первом этаже, а над ней в одной двадцатиметровой комнатушке ютится целая семья: муж с женой, трое детей, младшему из которых годик, а также тесть с тещей. Здесь же прописаны еще два брата супруги, один из которых сейчас в армии, а второй обитает у своей жены. Другого жилья ни у кого из них нет. Раньше старшее поколение снимало соседнюю комнату, но сейчас хозяевам запретили ее сдавать, так как здание ветхо-аварийное. Вот и приходится тесниться всем вместе. В этом году их коммуналка пережила уже два обрушения:
– Первое было в мае, — рассказывает Мария Козлова, — я услышала какой-то треск сверху и интуитивно почувствовала, что сейчас рухнет кусок потолка. Думаю, надо тапочки убрать из коридора. Только убрала, закрыла за собой дверь — и тут же раздался грохот. Если бы упало на человека — был бы летальный исход. Сотрудники управляющей компании пришли, посмотрели на обвисшие края этой дыры и отказались их убирать — мы что, смертники, что ли, говорят. А в сентябре обрушился кусок потолка на кухне. К счастью, это было ночью, так что, никто не пострадал.
Обломки перекрытия угодили аккурат на газовую трубу. Газовщики приехали и без лишних слов отключили в этом крыле газ. О возобновлении газоснабжения теперь не может быть и речи. Представители районной администрации и управляющей компании заявили Марии, что находиться в этой квартире опасно для жизни и им надлежит немедленно отсюда съехать. Куда? Да куда угодно. На съемное жилье. Но у многодетной матери и ее родни нет на это денег. А теперь еще и хлопот прибавилось: еду готовят на электрической плитке, воду для купания младенца греют в ведре кипятильником. Так же поступают и все остальные обитатели этого крыла, а значит, нагрузка на изветшалую обвисшую проводку возросла до предела, хотя она и так всегда была неслабой. Электронагревательные приборы здесь не выключаются — горячей воды нет, а в холодное время года из всех щелей безжалостно сквозит. Того и гляди, случится короткое замыкание, и тогда дом вспыхнет, как спичечный коробок: перекрытия в нем — деревянные.  
Дыру в потолке на кухне никто так и не заделал. Правда, ее край подперли металлической трубой — авось, выдюжит. После этого Инга Зубкова стала снова забрасывать высокие инстанции отчаянными письмами. Районная прокуратура и жилищная инспекция ей ответили, что на руководителя управляющей компании заведено дело об административном правонарушении и ему предписано устранить имеющиеся дефекты.
Но как их устранишь, если дом вот уже 17 лет предназначен под снос?! Ответа на этот вопрос получить не удалось: в УК «Горизонт», как только услышали по телефону, о чем идет речь, тут же бросили трубку.
Фото: предоставлено жителями дома
Фото: предоставлено жителями дома
Расселять жильцов власти собирались несколько раз. Во всяком случае, обещали — сначала в 2000 году, потом в 2005-м.  Примерно 7-8 лет назад Инга с соседкой ходили на прием к заместителю главы города по ЖКХ Федотову. Тот велел всем жителям написать заявления на расселение и предоставить копии документов о праве собственности. Предоставили. Однако потом бумаги затерялись в Москве. Пришлось их подавать заново, но на том история и закончилась. Теперь обещают расселить до конца 2015 года. Глава пресс-службы мэрии Михаил Сычев на вопрос, точно ли удастся уложиться в оставшиеся три месяца, ответил несколько уклончиво:
– Насколько я знаю, да. Но сначала должны состояться аукционы на приобретение квартир для обитателей ветхо-аварийного жилья…
То есть, в этот раз ничего не сорвется?
– Только если застройщики по каким-то причинам не захотят участвовать в аукционе, но это маловероятно
Однако сами обитатели в столь скорые перемены не верят и с ужасом ждут зимы. Не дай Бог, грянут тридцатиградусные морозы — в доме с дырами в крыше и потолках ничем не согреешься! Но идти им некуда: предложений временно переселиться в квартиры маневренного фонда от властей не поступали, а снимать самим — не по карману.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин