Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Смена родины и фамилии

Зачем украинцы переезжают в Саратовскую область
Елена Коваленко
4 мин
Ольга Песоцкая, Анатолий Ясырев и Артем Песоцкий на вокзале / Фото: Татьяна Бондаренко
Совсем недавно в Саратовскую область перебрались две семьи из Украины. Ольга и Артем Песоцкие приехали 22 мая, а Екатерина и Сергей Хрипченко — 24 мая. В России и те и другие хотят обосноваться капитально. Первым делом — получить гражданство (Сергей Хрипченко готов даже фамилию поменять на русскую). Дальше — работать здесь и, может быть, учиться. Хрипченко и Песоцкие поселились в родовом поселении (эко-общине) Любавинка Ртищевского района.
Ольге 18 лет, Артему — 21. Поженились они всего два месяца назад. В городе Ясиноватая Донецкой области у Песоцких остались дом, хозяйство и родственники.
– Зарплаты там маленькие, основная работа — на железной дороге. Но уехали мы не из-за этого, а из-за начавшейся заварушки, — объясняет Ольга.
 – В нашем городе мы первые, кто уехал, — продолжает Артем. — Многие хотят выехать из Славянска, но их не пускают из-за военных действий. Мы боялись, что на границе нас не пропустят, но все обошлось. Сказали пограничникам, что едем в гости на месяц. В Ясиноватой было тихо, но местные жители запасались оружием. На трасе в сторону Донецка возле поселка Красный партизан стояло много военных.
17 апреля Песоцкие приехали в Сургут к дедушке Артема. Но оставаться там они не захотели — из-за климата и проблем с трудоустройством.
– Там очень высокие цены на все, — говорит Артем. — А найти работу мы не могли: требуется вид на жительство. Для того, чтобы его получить, нужно прожить полгода.
Сейчас у Песоцких оформлена временная прописка, действующая до 12 июля. Процедура получения гражданства и оформление документов на работу для обеих семей, по словам Ясырева, начнется со следующей недели: поддержку в этом вопросе им обещал юрист местного отделения ЛДПР.
Работать Артем и Ольга хотят по специальности: помощником машиниста и проводницей. Не исключают, что в будущем переедут в Саратов: Ольга хочет поступить в медучилище.
Иллюзий насчет жизни в России Песоцкие не питают.
– Везде свои трудности. Нас пугали, что здесь не любят украинцев, но мы этого не заметили, — признается Ольга.
Екатерина и Сергей из Мариуполя. Ей 24 года, ему — 27. Обосноваться в России они пытаются уже во второй раз. Первая попытка — в марте этого года — была неудачной. 
– Мы тогда приехали в Ростов-на-Дону в пятницу, а УФМС по поводу получения гражданства принимает в среду. Ждать у нас по бюджету не выходило, мы и так заложили обручальное золото, — рассказала Екатерина.
Но оставаться на Украине они категорически не хотели: все время боялись, что с ними что-нибудь случиться.
– Во время Парада на 9 мая расстреливали всех подряд, даже безоружных. Люди шли с плакатами и кричали «Донбасс не сдадим» мимо военной части и оттуда начался обстрел. Военных там не было, потом нашли повязки бойцов правого сектора. По телевизору сказали, что погибло 52 милиционера, а у нас только в одном морге было 160 человек, — вспоминает Екатерина.
– До 9 мая безоружные ополченцы ДНР пошли в воинскую часть, поговорить. Их начали обстреливать, скорую, не пускали к раненым. Люди бежали оттуда, за ними — люди с автоматами, стреляли, попали в окна домов. Вечером наши друзья гуляли, обстреляли даже их, — добавляет Сергей. — Я хотел пойти в народное ополчение, но туда берут только тех, кто служил. Я в украинскую армию принципиально не пошел.
До Саратова добирались на автобусе через Ростов-на-Дону. Поезда в Россию из Украины сейчас не пускают. Причем, не без приключений.
– Первый блокпост украинской армии стоял сразу после выезда из Мариуполя. Для нас это было неожиданно. Часть военных «срочники», часть — люди в масках из национальной гвардии, — рассказывает Сергей. — Один в маске с автоматом зашел, посмотрел на нас, другие проверили багаж, но документы не смотрели. Потом было еще два блокпоста, последний — у самой границы. Обычно их там не бывает, прошли его нормально. Зашел военный, попросил снять обложки с паспортов, даже улыбался. На границе оказалось спокойно, мы не рассчитывали, что так легко пройдем ее.
Сергей интересуется, можно ли после получение гражданства служить по контракту в российской армии и сменить фамилию на русскую из патриотических соображений.
На Украине он занимался транспортировкой металлической отливки на металлургическом заводе, получал 2,5 тысячи гривен — примерно семь тысяч рублей. Екатерина по образованию документовед. В Ртищево найти работу по специальности им будет трудно. Так что Хрипченко планирует переехать в Ростов-на-Дону — ближе к Мариуполю, где остались родители, — или в Саратов. Сами родственники переезжать в Россию боятся.
– «Кому мы там нужны, где работу найдем», — пересказывает Сергей слова своей мамы. — Еще у нее парализованный отец. Однокомнатная квартира стоит на Украине тысячу двести долларов. За эти деньги купить в Саратове или Ростове квартиру они не смогут.
Переехать в Россию и Хрипченко, и Песоцким помог Анатолий Ясырев. Сам он называет себя обычным гражданином, говорит, что не принадлежит ни к одной политической партии, а кроме помощи беженцам, занимается отправкой гуманитарной помощи на Украину.
Некоторое время назад с ним связались представители Любавинки и предложили разместить украинских переселенцев у себя, в трех свободных обустроенных дома. В скором времени они примут у себя и третью украинскую семью.
– Муж, жена, ребенок, — рассказывает Анатолий Ясырев. — Они держат лошадей и не хотят их бросать. 25 мая выдвинулись пешком до границы. Есть договоренность с профессиональными логистами, чтоб им помогли проложить безопасный маршрут. Саратовский ипподром готов предоставить машину для транспортировки животных, но нужны деньги на бензин.
Дома переселенцам, по словам Ясырева, эко-поселение предоставляет бесплатно. Кроме того, в родовом поместье готовы помочь украинцам с работой и документами. Но держать их в сельской местности силой никто не будет. Представитель регионального отделения «Родная партия», выступающей за создание родовых поместий, Владимира Шехлов, рассказал корреспонденту РП о том, что создается общероссийская база родовых поместий, готовых принять переселенцев.
– В Саратовской области родовые поселения есть в Энгельском, Ртищевском районах, в Лысых горах, Татищево, в селе Меловое Красноармейского района, — объяснил Шехов. — Пока переселенцев принимают в Ртищевском районе. Но информация распространяется, будет возможность, их пригласят в другие.
Начальник отдела по вопросам гражданства управления ФМС по Саратовской области Александр Буланов сообщил корреспонденту РП, что с 16 января по 16 мая российское гражданство на территории Саратовской области приняли 52 украинца. В настоящее время на рассмотрении в УФМС есть новые заявления:
– Наплыв есть, но он не очень большой. В основном приезжают к родственникам и друзьям, тех, кто приезжает просто так — единицы.
В общественную организацию «Саратовское землячество украинцев Поволжья» обращается по 20-30 человек в день, рассказал корреспонденту РП ее председатель Аркадий Шелест:
 – Нет невероятного всплеска переселенцев, но люди звонят, интересуются. Есть повышенный интерес к этой теме. Но далеко не все, кого мы консультируем, переедут в Россию. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин