Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Шить — хорошо

Выгодно ли продавать handmade-товары в кризис

Елена Коваленко
2 мин
Алина Белоусова. Фото Юлии Логиновой
Во времена повышения цен по всей стране активизируются курсы дополнительных профессий, в том числе кройки и шитья и изготовления аксессуаров: растет число тех, кто больше не хочет покупать эти товары в магазинах. Но насколько успешными становятся те, кто уже умеет делать авторские вещи? Корреспондент «Русской планеты» поговорила с handmade-мастерами из Саратова о том, кому они продают свои изделия и удается ли им занимать места дорогих брендов в городских магазинах.
Алена Тихонова делает кожаные аксессуары: сумки, ремни, браслеты, кошельки, обложки. Шьет на дому, выделив одну комнату под мастерскую.
– Я по образованию инженер-теплоэнергетик, когда училась, покупала в «секондах» кожаные куртки и делала из них разные вещи. Первую сумку сшила четыре года назад за одну ночь из джинсовой ткани и старого сапога. Хотелось чего-то оригинального, меня напрягает, что энная сумма денег тратится на то, что можно сделать самой. Шью сумки, потому что это функциональная эстетика. Картину из кожи повесил — ею нельзя пользоваться, а сумку человек взял и пошел с этой красотой.
Работа Алены Тихоновой. Фото Галины Травиной
Работа Алены Тихоновой. Фото Галины Травиной
Материал и фурнитуру Алена закупает на складах в Москве. Авторская сумка стоит от 4 тыс. рублей, браслет — от 700 рублей.
– Бывают моменты, когда я все вкладываю в материал и сижу без денег. В handmade есть два подхода. Первый: ты занимаешься всем, что интересно и продается. Это мыло, декупаж, скрапбукинг. Второй — придумать оригинальную идею и сделать на ней имя. Мои покупатели на 80% из Саратова, в большей степени это творческая и околотворческая среда, люди с высшим образованием и те, кто бывает за границей, видит, сколько такие же вещи стоят там. Но продавать только на саратовском рынке нельзя. Надо расширять, поэтому есть сайт, поездки на выставки, интернет-магазин. Как чистый бизнес я это не рассматриваю, это возможность уйти из офиса и заниматься тем, что нравится. Кризис на спросе моего товара никак не сказался, даже открыл новые перспективы: те люди, которые покупали что-то за границей, купят у меня, потому что дешевле. Просто поднять цены, объясняя это кризисом, нечестно, это игра на негативе. Правильно — внести в сумку что-то такое, что будет отличать эту серию от предыдущей и обоснует повышение цены.
Алина Белоусова делает из плат цифровой техники и деталей компьютеров украшения, сувениры, декорированные футболки.
– Я занималась компьютерным дизайном, сгорела «материнка», было жаль выкидывать, подумала: вдруг что-то из этого можно сделать?
За пять лет работы у Алины появились постоянные саратовские клиенты, но основная часть изделий продается в Москве и через интернет.
– У меня специфические работы для узконаправленной аудитории из тех, кто ценит необычное, гик-культуру. В Саратове есть поклонники, которым нравится, но они не могут надеть это в силу того, что здесь так не принято. Люди приходят на выставки, многие пожимают плечами, для них это странно. Поэтому я стала делать «сувенирку»: шкатулки, блокноты, рамки. В Москве на специализированной выставке есть целевая аудитория, люди идут осознанно. В Саратове людей постепенно приучают к тому, что есть ручная работа, оригинальная идея, но кто-то все равно считает, что хендмейдом занимаются те, кому нечего делать дома. Спрашивают: «А что, это все дети сделали?»
Мастер признается, что получить мгновенную прибыль от своего увлечения ей сложно, а заработки нестабильны:
– Я возила одно колье по разным выставкам два года, не могла продать, а потом девушка из Москвы купила его и заказала еще одно. Нужно крутиться, уметь себя подать. Если человек может подать себя — сделать сайт, фотографии — у него больше шансов «продаваться», зарабатывать этим на жизнь. Выставки, которые проходят в Саратове, местечковые: перед праздниками постояли мастера, наторговали, но все это без рекламы и программы. Есть мастера, которые постоянно растут, их работы стоят дорого, а есть, которые клепают: много китайской сборки. Цена у них в разы ниже, чем у тех, кто сам сделал все детали. Поэтому у людей сложилось неправильное представление. Подходят, говорят: «Вы же сами делаете, можете скидку сделать? Почему у вас дороже, чем в магазине? Ведь нет закупочной цены, нет рабочей силы».
Алексей Кошелев уже больше года делает на заказ обычные галстуки и «бабочки». Впервые за швейную машинку его в семь лет посадил отец, тоже портной. Пытаясь продолжить семейное дело, молодой человек занялся раскроем брюк по индивидуальным меркам. Сейчас шьет галстуки дома в одиночку, совмещая с этой основной работой.
– Я увидел группу в социальной сети о галстуках-бабочках и понял, что могу их шить на своей домашней машинке «Toyota». Первый галстук-бабочка был сшит по лекалам, скачанным из интернета, цельнокроеный и подходивший по размеру только мне. Позже я понял, что эта форма далека до идеала, и разработал собственные, основываясь на «золотом сечении».
Реализовывает свою продукцию Алексей через собственный сайт, группу во «ВКонтакте» и магазин в ТЦ «Манеж». Цена на самовязы начинается от 400 рублей. Он говорит, что кризис не сильно ударил по его «бабочному» бизнесу, поскольку, в основном, такие галстуки рассчитаны не на массового покупателя, а на индивидуального постоянного клиента и конкретные события: праздники, свадьбы.
– Я почувствовал кризис только со стороны закупок ткани. Количество заказов сохранилось, люди по-прежнему женятся и дарят подарки близким, а на этом редко экономят.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин