Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Титульная страница
Русская планета

Фото: Артем Геодакян / ИТАР-ТАСС

«Питается народ здесь несравненно лучше»

Вологда глазами переселенцев с севера

Елена Коваленко
1 августа, 2014 18:31
4 мин
В Вологодской области проживают более 50 тысяч человек, переехавших сюда из районов Крайнего Севера. Большую часть «новых вологжан» составляют бывшие жители Мурманской, Архангельской областей и республики Коми. Почему люди выбрали именно Вологду, как устроились на новом месте, оправдались ли их надежды, узнала «Русская планета».
«Благодаря маме нам удалось вырваться с Севера»
Семья Фирсуновых переехала в Вологду из поселка Зеленоборский Мурманской области.
Ирина Фирсунова рассказывает:
– Мы переехали по программе переселения жителей из районов Крайнего Севера в 2000 году. На очереди стояла наша мама, вот благодаря ей нам и удалось вырваться с Севера.  Никаких сертификатов тогда не давали, просто нужно было сдать свое жилье муниципалитету, а взамен давали квартиру в Вологде, Череповце или каком-нибудь другом регионе России. Без всяких доплат. Мы выбрали Вологду, потому что маме по здоровью нужен был климат, близкий к северному. Кстати, даже вологодский климат не подошел маме, она умерла через полгода после переезда.
А я с двумя дочерями стала обживаться на новом месте. С работой повезло. Я учитель математики в школе, по специальности и  устроилась. Через несколько лет старшая дочь вышла замуж и уехала в Санкт-Петербург.  Все время звала нас с Алиной в Питер. Мы думали-думали и решили еще раз поменять место жительства. Вот только что договорились о продаже нашей вологодской квартиры на Конева, покупатели – тоже северяне, из Лешуконского Архангельской области. Вырученных денег нам хватает на покупку квартиры в пригороде Питера.
С Вологдой расставаться немного жаль. Но в Питере возможностей больше в плане учебы и работы для Алины. 
«За два года я так и не смогла устроиться на работу»
Ирина  Железова, переехала в Вологду из Архангельска.
– Поменять регион пришлось из-за маминого здоровья. В Архангельске ей совершенно не подходил климат – мама задыхалась, жила на лекарствах. Врачи посоветовали переезд в более благоприятные климатические условия, в частности, порекомендовали Вологодскую область. Вот так мы и оказались в Вологде. Сразу скажу, что маме здесь дышится намного легче. Причем улучшение наступило практически сразу после переезда. 
Это, конечно, большая радость для меня, но — единственная. Потому что за два года я так и не смогла устроиться на работу. Когда мы уезжали из Архангельска, я даже предположить не могла, что так неудачно все обернется.
                                                     
 В Архангельске я работала заведующей отделением реабилитации больных с психическими отклонениями в центре помощи совершеннолетним опекаемым. Опыт работы у меня большой, я закончила медицинский вуз по специальности «социальная работа», плюс у меня диплом медучилища и опыт работы фельдшером. В Вологде обошла все без исключения учреждения, где проводится социальная реабилитация, включая дома престарелых. Рассказывала о своем опыте работы, мне очень хотелось поделиться им с коллегами. Но, к великому моему сожалению, в Вологде это оказалось никому не нужно и не интересно. Мне это кажется странным, потому что в социальной работе много трудностей, но еще больше творчества и радости.
В других странах это понимают. Вот я  два раза по полгода я стажировалась в Германии и Норвегии, там очень сильно поставлена социальная работа. Потом в Архангельске мне удалось внедрить многие инновационные методы в отделении социальной реабилитации. Департамент здравоохранения даже книжку выпустил по результатам этой работы. Руководство всячески поддерживало меня. У нас в центре людей с психическими отклонениями реабилитировали полностью. Помощь оказывалась всесторонняя, работали несколько блоков мероприятий: бытовой, юридический, культурный, бытовой. В результате, у нас даже инвалиды первой группы оказывались вполне трудоспособными. Я уж не говорю о второй и третьей группах. Думаю, причина того, что я не смогла заинтересовать вологодских работодателей своими наработками, только одна – они не хотят ничего менять. К примеру, я предложила в психиатрической больнице в Кувшиново цикл мероприятий по правовой грамотности пациентов. И услышала в ответ: «А зачем им знать о своих правах?» У меня вообще сложилось впечатление, что к больным там относятся, как к каким-то отбросам общества. Или вот еще один факт — для меня необъяснимый. Почему-то барьером для устройства на работу оказалось отсутствие у меня педагогического образования. А как же, спрашивала я, два моих медицинских образования? Ведь работать-то с больными людьми. Нет, отвечают, нужно педобразование — и точка.
В общем, я больше не ищу работу, поняла, что это бесполезно. А живем мы на мои
случайные подработки и мамину пенсию. Пока хватает, все замечательные вологодские продукты мы перепробовали – масло, сметану, мясные деликатесы. Вологодские продукты, действительно, отменного качества. Наши знакомые из Архангельска приезжают к нам в гости, увозят домой коробками — масло, ряженку, сметану, копчености. Тем не менее, я подумываю о возвращении на родину, в Архангельск. Пока еще меня там не забыли и обещают взять на прежнее место.
«Хотелось восстановить историческую справедливость»
Елена Егорова в 2010 году переехала в Вологду, потому что когда-то здесь жили ее предки.
– Я родилась и большую часть жизни прожила в городе Кировске Мурманской области.
Когда, благодаря государственной программе переселения, появилась возможность переехать в теплые края, наша семья долго изучала список предложенных городов. Практически все регионы средней полосы и Северо-Запада были представлены в этом списке, кроме Москвы и Санкт-Петербурга. Заманчивым казалось перебраться на юг России, в Воронеж, например, Курск или Белгород. Но все-таки мы выбрали Вологду – родину моих предков.
В 1931 году моих бабушку, дедушку и их пятерых детей выслали из Вологодской области на Кольский полуостров. Маме тогда было 5 лет. Дедушку в 40-ом году еще раз репрессировали, расстреляли по 58-ой статье. В 90-ом году реабилитировали, ввиду отсутствия состава преступления. В общем, хотелось как бы восстановить историческую справедливость. Знаю, что дедушкин дом в деревне Козлово Кирилловского района до сих пор цел. Вот хочу съездить, взять горсть земли оттуда, а потом отправлюсь на Север и посыплю этой землей могилки моих многострадальных предков. И на дедушкину могилу в Карлаге привезу две гости земли – с его родины и с места ссылки. Я уж и билет в Караганду купила, поеду в конце августа.
В Вологде у меня все сложилось вполне благополучно. Квартира хорошая, и район спокойный. С работой мне сразу повезло, устроилась на крупное предприятие специалистом по связям с общественностью. Получаю столько же, сколько получала на Севере. А ведь там 80 %  полярных надбавок и 50 %  — районный коэффициент. Получается, что «полярки» — это миф.
Вообще я постоянно сравниваю жизнь «там» и «здесь». Питается народ в Вологде несравненно лучше, чем на «северах». Я пока еще не привыкла, что можно пойти на рынок и купить свежайшее мясо или печень. Местных производителей очень много, и велика конкуренция среди них. Поэтому плохих продуктов просто не бывает на прилавках. Правда, скоро я выйду на пенсию и, скорее всего, о дорогом мясе с рынка придется забыть. Кстати, цены на продукты питания в Вологде очень высокие, почти такие же, как в Мурманской области. А, например, свекла, морковь и картофель и лук – дороже. Намного дешевле — почти в 3 раза — только молокопродукты.
Всегда вдохновляет близость Вологды к Москве — всего восемь часов на поезде. Я два-три раза покупаю горящие путевки в теплые страны, с вылетом на завтра или послезавтра. В Кировске такой возможности не было: на поезде добираться до столицы почти двое суток. Поэтому вариант с горящими путевками не проходил.
Иногда я подсчитываю плюсы и минусы своего переезда, плюсов получается больше. Поэтому возвращаться жить на Крайний Север я не планирую. Жить буду в Вологде. Вот умирать — другое дело, умирать поеду на родину.
Поделиться
ТЕГИ
4 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ