Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Птицы сгорели, потому что не могли бросить потомство»

Ученые считают, что в апреле 2015 года треть Астраханского заповедника была уничтожена навсегда

Владимир Лактанов
2 мин
Фото предоставлено администрацией Астраханского государственного биосферного заповедника
Более чем в 440 млн рублей оценен ущерб, причиненный Астраханскому биосферному заповеднику апрельскими пожарами. По данным директора заповедника Николая Цымлянского, таких масштабных пожаров в биосферной зоне не было за последние 25 лет.
Эксперты рассказали «Русской планете», как изменится природа в этой особой зоне и вообще в регионе после бедствия, и предположили, возможно ли восстановить ее на уровень марта 2015 года — последнего месяца до пожаров.
Денежный ущерб заповедник подсчитал, исходя не только из количества сгоревших деревьев, но и из числа утраченных гнезд орлана-белохвоста, большого баклана, поголовья цапли.
– То поколение, которое должно было родиться на нашей территории, сгорело, а значит, этого молодняка в этом году мы увидим гораздо меньше, — констатирует в беседе с РП директор заповедника Николай Цымлянский. — Фазана практически все особи у нас ушли, гнездовья их также пострадали. Как они будут восстанавливать гнезда в этом году — это уже наука будет смотреть.
Сгорел не только молодняк, но и взрослые птицы, которые не смогли улететь.
– Орланы используют одни гнезда по 10 лет, а потом еще их потомки ими пользуются. А во время огня все птицы, сидевшие на гнездах, погорели, потому что не могли бросить потомство, — говорит доктор биологических наук, профессор Астраханского госуниверситета Юрий Чуйков, проработавший в заповеднике 20 лет.
Пожары, по словам Цымлянского, совпали с обмелением Каспийского моря, и это еще больше усугубило их последствия для природы.
– У Каспия длительный цикл обмеления — порядка 40 лет. Мы сейчас находимся в периоде падения, и говорить о том, что ситуация изменится, можно по-разному: при положительном исходе событий вода начнет подниматься лет через десять, а если пессимистично прогнозировать, то через двадцать. Абсолютно точно можно сказать, что в ближайшие 10 лет мы гарантированно будем иметь в дельте Волги серьезные проблемы, — считает руководитель заповедника.
Десять лет — стандартный срок и для восстановления не полностью сгоревших деревьев, и для восполнения популяции птиц. Но из-за возгораний и обмеления уже страдает и водная биосфера. Согласно исследованиям лаборатории заповедника, производительность нерестилищ, подвергшихся пожару, сейчас нулевая. От сгорания растительности на воде образуется губительная для мальков щелочная среда.
– Рыба там должна метать икру, но малек не выживает в такой среде. А еще к этой проблеме нужно добавить маловодье. В итоге мы убиваем потомство рыбы в будущем, — отмечает Цымлянский.
Однако самый большой урон от неконтролируемого пламени получили редкие для дельты Волги лесные насаждения. Выгорело около 30% естественных прирусловых лесов, которые не вырастут на том же месте уже никогда. Восстановить зеленую зону можно только за счет совсем других саженцев.
– Наши естественные леса, так называемые ивняки, не восстанавливаются из-за ряда особенностей. На тех островах, на которых должны расти естественные галерейные леса, сейчас растет просто тростник. А лес образует соответствующие комплексы и растений, и животных, для которых оказалось утраченным место обитания. Например фазан улетел от пожара, но соседние территории тоже в большинстве своем сожжены. Кормовая база в виде насекомых, личинок уничтожена. Она в ближайшее время не восстановится, — говорит РП заместитель директора заповедника по научной работе, биолог Кирилл Литвинов.
– Такие большие ивы растут на достаточно высоких местах, у которых влажность почвы низкая. А сажать колом (коловые посадки ивы — это посадки голых стволов-«кольев» дерева, как правило производятся на намытых косах или берегах рек — Примеч. РП. ) можно только в сырую землю. То есть это можно делать только в других местах, — подчеркивает Чуйков.
Фронт огня, поразившего Астраханский биосферный заповедник, достигал 15 км. До сих пор пройти эту заваленную деревьями и заболоченную территорию невозможно. Для доступа к ней дирекция особой зоны собирается закупать вездеходную спецтехнику, на которую, по словам руководителя, уже обещаны деньги.
В свою очередь, следователи полиции ищут возможных виновников пожаров. Одна из версий — умышленный поджог.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин