Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Вне русла трудового права

РП выясняла, какова сегодня ситуация с теневым рынком труда в регионе
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
В начале марта 2015 года на сайте правительства Астраханской области появилась информация о борьбе властей региона с выплатами «теневой» заработной платы. При этом никаких поясняющих количественных или аналитических данных в сообщении указано не было.
Точных данных по официально работающим в регионе «Русской планете» не смогли предоставить ни в региональном управлении агентства занятости, ни в управлении Росстата по Астраханской области. Заместитель руководителя агентства по занятости населения области Ирина Мозгова сообщила РП, что «по итогам обследований населения по проблемам занятости, проводимых Росстатом, в январе 2015 года экономически активное население по Астраханской области составило 524,8 тыс. человек, численность занятых — 484,6 тыс. человек». При этом, как объяснила заместитель руководителя регионального управления Росстата Райся Зелетдинова, число занятых замерялось с помощью обследования 500 человек:
– В ходе обследования мы вносим данные о месте работы гражданина в опросник. Если человек говорит, что работает, но не называет конкретно своего места работы, мы конечно не вносим его в число работающих. Но мы сами никак не проверяем эти сведения. Например, если человек сам выращивает скот и продает его, мы тоже вносим его как «занятого». Но не факт конечно, и в большинстве случаев это так, что он официально оформлен как предприниматель или фермер и платит все налоги. Поэтому говорить о каких-то цифрах, например, по потерям в налогах для бюджета наши исследования не могут.
По данным отчетов того же Росстата на конец 2014 года, в организациях региона трудились 267,4 тысячи человек. Есть еще индивидуальные предприниматели и лица, работающие на них, но они в эти данные не попали, сообщила Зелетдинова.
Чтобы выяснить реальное количество работающих официально, РП обратилась в управление Пенсионного фонда по Астраханской области. Сайт ведомства в извещении от 24 февраля сообщает, что по итогам 2014 года в регионе «свыше 317,8 тыс. сведений, отражающих пенсионные права работников, представили в органы ПФР законопослушные работодатели». Руководитель пресс-службы регионального ПФР Максим Тулаев просит называть эти данные не самыми безоблачными:
– По Астраханской области у нас нет точных цифр людей, работающих полностью официально. Эти цифры, указанные выше, это люди, которые регулярно отчисляют взносы в пенсионные фонды. Но много еще таких, которые не отчисляют средства, их потом штрафуют. Например, на сегодняшний день у нас порядка 3000 должников организаций и еще около 20000 индивидуальных предпринимателей.
В частности, по словам Тулаева, самыми большими должниками по выплатам страховых взносов, как ни странно, являются государственные и муниципальные предприятия-монополисты. В списке самых больших должников, размещенном в открытом доступе на сайте регионального ПФР лидируют ГП АО «Астраханские водопроводы» с 30,2 млн рублей задолженности, МУП «Астраводоканал» с 23,2 млн. и МУ АТП г. Астрахани с 10,9 млн. руб. на 1 февраля этого года.
Как сообщил РП депутат областной думы Олег Шеин, на сентябрь прошлого года в регионе только 1/3 экономически активного населения официально работала, а значит, платила налоги отчисления в страховые фонды:
– Эти данные основаны на показателях, которые мне передали государственные страховые фонды. В частности, в Астраханской области из 620 тысяч трудоспособных людей легально заняты 205 тысяч. Это врачи, учителя, у которых сейчас реально поднялись зарплаты, военнослужащие, работники МВД, работники администрации. Остальные заняты неофициально. Я сомневаюсь, что к сегодняшнему дню ситуация как-то изменилась к лучшему.
Олег Шеин. Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС
Шеин объясняет нынешнее положение отсутствием работающих профсоюзов, а значит, и юридической защищенности работающих граждан:
– Это результат уничтожения трудового кодекса еще в 2001 году, потому что с разгромом профсоюзов с моделью, при которой человек является полностью зависимым «рабом» на работе, естественно, что люди соглашаются на нелегальный труд. В бюджетных учреждениях должны быть введены четкие правила распределения зарплаты. Зарплата не должна зависеть от прихоти начальства. Премия — это кнут. Зарплата может зависеть только от выполнения работником обязанностей. Это поможет увеличить долю твердого тарифа/оклада с 50% до 80%.
Доцент кафедры экономической теории Астраханского государственного технического университета, кандидат экономических наук Дмитрий Брянцев считает, что конкретных цифр по количеству работающих неофициально в действительности никто не сможет назвать:
– Есть две методики оценивания безработицы. Первая — это официальная методика органов занятости. Кто к ним обратился за поиском работы, тех они и считают безработными. Но далеко не все ищут работу через службы занятости. Таким образом огромное число безработных проходят мимо службы занятости, вне, так сказать, «всевидящего ока». А значит, официальный уровень безработицы получается сильно заниженным. Вторая методика разработана Международной организацией труда. Они просто выходят на улицу или берут телефонный справочник и наугад спрашивают людей, например, работали ли они в течение 10 дней или нет. И таким образом методом соцопроса определяют примерный уровень безработицы. Но здесь другая проблема: они не могут опросить всех, поэтому хоть уровень безработицы у их получается и выше, чем у служб занятости, но тоже с какой-то статистической погрешностью. Кроме того, с помощью нее тоже невозможно сказать, работает человек официально или нет.
Неофициально работающими экономист считает около трети называющих себя трудоустроенными в опросе Росстата:
– Называть долю нелегального трудового рынка в 2/3 я бы не рискнул. А вот треть всех ныне работающих вполне могут оказаться неоформленными. Что касается какого-то денежного оборота, который вращается в тени, то сказать точно о нем тоже вряд ли возможно. Можно, конечно, посчитать исходя из минимальной ставки заработной платы и из вот этой предположительной чисто условной доли в 1/3. Если мы примем, что около 160 тыс. человек находятся вне трудового права, то можно узнать, например, сколько по минимуму из-за неуплаты НДФЛ теряет бюджет региона (160000*5965 руб.*13% = 124072000 руб.). Но повторюсь: это крайне грубые цифры, потому что, конечно, в большинстве своем люди получают доход больше, чем 6000 рублей месяц.
В нынешней ситуации, по мнению ученого, виноваты две стороны:
Кто виновен в существующей реальности? Во многом работодатель, выставляющий такие условия. А куда человеку деваться? Если у него нет работы и ему предлагают платить зарплату черным налом, то он что скажет: «Нет! Я буду искать там работу, где легально!» А если такой работы нет, что ему, с голоду умирать? Нужны какие-то эффективные рычаги контроля, чтобы воздействовать на сознание самих наемных работников, чтобы они требовали заключать контракты и платить белую зарплату, чтобы они осознавали, что это скажется на их будущих пенсиях. Нужно государству создавать пенсионные гарантии, надо наконец выработать такую систему, чтобы человек был уверенным в своей будущей пенсии и чтобы каждый год пенсионная система не менялась. В советские годы, например, человек работал и знал, какая у него будет реальная пенсия.
Брянцев видит выход из тупика в развитии экономики и росте реальных доходов населения:
– Если нам удастся выбраться из текущего кризиса, связанного с международными санкциями, я думаю, постепенно будет улучшаться ситуация. Для этого, я думаю, может понадобиться лет 10.
В итоге можно сказать, что на данный момент в Астраханской области есть 524,8 тыс. человек экономически активного населения. Называют себя занятыми из них 484,6 тыс. В свою очередь, реально работающих с оформлением трудовых отношений и выплатой налогов и платежей в страховые фонды из этого количества как минимум 317,8 тыс. человек, по данным управления пенсионного фонда. В «сухом остатке» в регионе на данный момент как минимум 166,8 тыс. человек — именно столько работают втемную. Если вычесть из числа экономически активного населения людей, официально признанных безработными службой занятости, а таковых по последним данным 6,7 тыс. человек, то окажется, что «в тени» по максимуму могут находится около 200 тыс. астраханцев. Очевидно, что 2/3 людей трудоспособного возраста все-таки не находятся в тени трудового законодательства. Однако от 30 до 40% таковых все же вне русла трудового права.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин