Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Фотореабилитация женщин, попавших в сложные жизненные ситуации. Фото: Елена Лебедевич

Реабилитация в кадре

«Русская планета» узнавала, как с помощью фотографии вернуть к жизни «неблагополучных» матерей

Елена Лебедевич
20 ноября, 2014 19:59
9 мин
В красноярском центре «Мать и дитя» при помощи фотосессий проводят психологическую реабилитацию женщин, попавших в трудные жизненные обстоятельства. В съемках участвуют молодые женщины — постоялицы Центра.
Профессиональная фотосъемка как инструмент реабилитации помогает женщине «поверить в свою красоту и силу, почувствовать себя матерью, вернуться к нормальной жизни», считает руководитель центра Ольга Пищикова. Этот метод — наряду с другими способами один из инструментов восстановления «разрушенной женщины». Центр «Мать и дитя» предоставляет молодым «неблагополучным» мамам всякого рода поддержку: бесплатное жилье, медицинскую и материальную помочь, восстановление документов и психологическое сопровождение. За частую, сюда попадают молодые нарко- и алкозависимые женщины, пережившие домашнее насилие, матери, которые не знают, как начать жизнь заново.
– На фотосессии мамочка может увидеть себя в новом образе, посмотреть на себя со стороны, какой красивой она может быть. Прическа, макияж, уход — все это поднимает самооценку женщины. Она видит себя элегантной, в разных образах и ракурсах, — говорит Ольга. — Ведь наши женщины не могут позволить себе фотосессию — это дорогостоящее удовольствие. Фотосъемка способствует поднятию настроения и повышению самооценки. После нее женщины, как правило, пребывают в состоянии позитива, у них появляются новые планы на жизнь, — уверена Ольга Пищикова.
В центре «Мать и дитя» в настоящий момент четыре мамы и четыре ребенка. Ольга Пищикова рассказала, что восемь подопечных центра благополучно вышли замуж, создали крепкие семьи.
– Когда женщины сюда поступают, они морально разрушены, чувство собственного достоинства забыто. Они не видят себя в образе матери, не могут воспитывать своих детей, выстраивать взаимоотношения с ними. Для каждой из них мы составляем индивидуальный план реабилитации: привлекаем психологов, медиков и других специалистов, — добавляет Ольга.
По правилам центра «Мать и дитя», женщина, которая здесь находится, ограничена в передвижениях.
– Почему мы ввели правила, — объясняет руководитель центра. — Раньше девушки могли пойти к родственникам и вернуться пьяными, например. В наш центр регулярно поступают неблагополучные женщины, хотя я всегда думаю, вот это последние, их до ума доведем и все. Работает «сарафанное радио». Хотя мы не участвуем ни в каких госпрограммах, в рекламе, существуем на деньги спонсоров и наши с мужем личные средства. Наши спонсоры — директора красноярских компаний, покупают продукты питания, оплачивают коммунальные расходы, одевают женщин и так далее.
– Я оказалась в трудной жизненной ситуации, была зависимая наркоманка: употребляла спайсы. Лежала в городской больнице помощи алко- и наркозависимым, мама меня туда отвезла. Там мне сделали диагностику мозга, протестировали, вывели из физического коматоза, начали работать над умственным развитием. В момент поступления в больницу мой вес был 33 кг, я была в памперсах. Ко мне была приставлена женщина, которая ухаживала за мной. Мой мозг в тот момент все осознавал, но я не понимала, что с моим телом. Тело было все в гниющих ранах, поэтому сегодня я с длинными рукавами. И я тогда задумывалась, неужели моя жизнь на этом закончится? Мне было тогда 34 года. В больницу начали приходить проповедовать женщины из церкви, ничего не осознавая, я следовала их наставлениям.
За свою жизнь 12 лет я провела в тюрьме: отбывала наказание в 22-й и 50-й колониях за мошенничество и воровство. Всего я сидела 4 раза. В 18 лет в первый раз попала в тюрьму. Потом вышла, совершила преступление, опять села. Сроки у меня были разные: по 8 лет, по 6. У нас была обычная дворовая компания: все — лидеры, выходцы из спорта, ничего не боялись, были молодые и отчаянные.
Употреблять начала, когда закончила школу. Первый раз попробовала на соревнованиях: я занималась тогда конькобежным спортом, стремилась к высоким результатам. На очередных соревнованиях нас с ребятами поселили в гостиницу, там я увидела, как старшие юниоры кололи себе что-то в ягодицу. Предложили и мне такой допинг, я согласилась, не зная, что это обычный наркотик. Так я попала в зависимость.
Потом мне захотелось еще допинга. Из-за своего пристрастия я заразилась всеми заболеваниями, которые только могут быть: ВИЧ, гепатит. Забеременела я в больнице от мужчины, который тоже был пациентом и лечился от зависимости. Все врачи говорили, что я не смогу выносить ребенка и рожать мне противопоказано. Во-первых, есть опасность, что ребенок унаследует все мои заболевания, во-вторых, у меня очень слабый иммунитет из-за ВИЧ-инфекции. Кто-то чихнул — у меня сразу грипп, где-то порезалась — гнойная рана глубокая. Мне категорически запретили рожать, но я хотела ребенка. Сознательно опаздывала на приемы к гинекологу, чтобы мне не сделали аборт. Родила я благополучно — сама в частном реабилитационном центре. Ребенок родился здоровым, то есть своим примером я доказала, что не нужно опускать руки, всегда есть люди, которые тебе помогут. У меня ребенок не должен был родиться, но он родился, несмотря на прогнозы, родился здоровым.
Сейчас я вся в материнстве. Мне настолько хорошо, что даже мужчина пока не нужен. Но если я встречу человека, который будет меня поддерживать — хорошо. Вообще я из интеллигентной семьи, никто у меня не сидел никогда. У меня есть брат-двойняшка — он футболист, вполне благополучный человек.
– Я употребляла спиртные напитки, курила, никого не слушала: ни родственников, ни друзей. Со всеми ругалась, была в ссорах.
Пить я начала в 15 лет и продолжалось все это года четыре. Конечно, у меня была веселая компания в училище, где я получала профессию парикмахера после девяти классов средней школы. Жила я тогда в общежитии, там и познакомилась с компанией. Гуляла, веселилась с подружками и парнями. Потом забеременела, и в училище мне предоставили декретный отпуск. Вот сейчас я должна была выйти на учебу, так как отпуск закончился, но ребенка пока не с кем оставить. Ему год и три, зовут его Артем. Папа у нас сначала был. Я жила с ним, но вместе жить у нас не получилось — не смогли. Мы не были расписаны, жили гражданским браком. Это был молодой человек из моей компании, старый знакомый. Со своей мамой я не общаюсь вообще лет с одиннадцати, просто она пьет много. Поддержки мне ждать в жизни не от кого. Как только появился ребенок и пришлось решать взрослые проблемы, все друзья разбежались.
Про Центр мне рассказали знакомые. Сказали, что здесь я смогу измениться и начать жить заново. Я решилась, пару месяцев назад собрала свои вещи и с Артемом приехала сюда. Сначала мне не очень понравилось, потому что я никого здесь не знала и правила довольно строгие. Покидать Центр во время реабилитации запрещено. Но девушки, которые находятся здесь давно, меня поддержали. Со всеми я нашла общий язык. Понимаю, что прежняя моя жизнь была ужасна — сплошные пьянки. Сейчас все изменилось.
Наталья Осипова, 25 лет. В Центре во второй раз. Скоро месяц как попала сюда вновь.
– Судьба у меня тяжелая. В юности пошла по наклонной. Я из детдома-интерната. В Минусинске до этого жила с 7 до 19 лет. Училась там же, потом выпустилась и меня определили в поселок Ерша для получения дальнейшего образования. Но учиться я дальше не смогла, так как родила сына. Отец ребенка был женат, но он обещал, что будет помогать, оказывать поддержку. Это были просто слова, он и сейчас меня иногда вспоминает, но сыном совсем не интересуется, у него еще две дочери есть.
Когда сыну было 2,5 года, нас к себе взяла тетя Лариса — посторонний совершенно человек, просто добрая женщина, которая сжалилась надо мной. Потом я познакомилась с молодым человеком, который забрал меня в Красноярск.
Игорь стал выпивать. Мы расстались, и после этого жизнь моя не заладилась: скиталась, жила у своей одноклассницы, ее знакомых. Я где только не была: и в Шушенском, и в Заозерном. Теряла документы. В Канске у меня отец — он сидевший и мама сидевшая. Видела ее всего один раз за 25 лет. С отцом я жить не стала, у него своя семья.
Я каюсь, как мать, что не могу своему сыну ничего дать. Так и есть, я чувствую это. Были у нас такие моменты, когда мы спали на полу. Сыну в январе будет уже 3 года, а он и сейчас грудной, потому что мне было трудно его прокормить.
Я попала в этот центр, но быстро ушла, почувствовала, что это не мое. Но спустя какое-то время приехала сюда снова, скоро будет месяц как. Сейчас мне уютно и хорошо. Здесь находятся такие же мамы, как я, живем здесь абсолютно бесплатно. Обязанности наши — обычные женские, бытовые — готовить, убирать и мыть. В будущем я планирую найти себе достойного мужчину, главное, чтобы любил меня и сына.
Я устала скитаться с сыном и не хочу наступать на те же грабли.
Поделиться
ТЕГИ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ