Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Фото: Марина Сенина

«Сядут, и давай названивать»

«Русская планета» — о том, каково работать водителем маршрутки в Орле

Марина Сенина
18 августа, 2014 18:04
8 мин
Остановка общественного транспорта на улице Силикатной, стоят несколько маршруток. Возле них — водители, которые что-то обсуждают, размахивая руками. Подхожу к ним. Представляюсь. Говорю о том, что хочу написать репортаж о работе водителя пассажирского транспорта. Мужчины смотрят с недоверием. Помочь мне соглашается только один. Зато обещает рассказать «все, как есть». Но ставит условие: фамилию свою он называть не будет. Я согласилась.
– Ну, тогда залазь, — говорит мне водитель Владимир и показывает на зеленый ПАЗик с цифрой «10» на лобовом стекле.
Захожу в маршрутку: в ней ужасно душно, хоть и открыты все форточки и люки. Занимаю место ближе к водителю. Оплачиваю проезд.
Рабочий день Владимира начинается в 6 утра и заканчивается в 19.30 вечера.
– Семь кругов делю, 12-13 часов на маршруте. В шесть я в гараже уже: надо проверить автобус на готовность к работе. В семь — на маршруте. И заканчиваю в полвосьмого вечера. В восемь выхожу из гаража. Администрация расписала работу до полдесятого вечера. Нормальный человек не в состоянии отработать по жаре столько часов. Их бы вот посадить и дать поработать, — делится Владимир.
Подъезжаем к остановке «Гипермаркет «Линия-2». В маршрутку заходят пассажиры. Один из них оплачивает проезд монетами по 50 копеек.
– Недавно одна барышня, — говорит мне Владимир, — дала 50 рублей. Я сдачу дал ей: 15 рублей крупными монетами, остальное — по 50 копеек. Так она не взяла. Как начала тут возмущаться, что я ей дал не теми деньгами. Я положил мелочь. Думал, что заберет. Так и не забрала. Королевна.
Мы проезжаем три остановки. Пассажиров мало. Спрашиваю, когда народу в общественном транспорте больше всего.
– Утром больше всего. Вечером тоже. Маршруток много — народу мало собираем: интервал между нашими автобусами всего десять минут. Вот скоро студенты попрут. Хорошо будет. А сейчас весь день, как на охоте, высматриваешь по остановкам: вдруг, кто рукой махнет. Нынче вообще ерунда на дороге. И нет хороших маршрутов. Изгадили все. С каждого перекрестка выруливают автобусы и все в одну сторону едут. Маршруты-дублеры. Как тут заработаешь? Конкурентов очень много, — рассказывает Владимир.
Проезжаем мимо остановки «Завод «Текмаш». Недалеко от нее — сотрудники ДПС. Владимир поправляет ремень безопасности, который не пристегнут, а просто накинут. Объясняет: ремень давит на шею, неудобно.
– Эти тоже только и высматривают, кого бы поймать. Но без них — беда. Вот что мне не нравится, так это то, что штрафуют они за остановку в неположенном месте. По идее, мы маршрутное такси: где хотим, там и останавливаемся на дороге, как обычные машины, конечно, за исключением пешеходов и светофоров. Так они за это нас штрафуют. Идет рейд — «Операция автобус». А вообще они не правы. Лохов ищут, — делится Владимир.
Мы подъезжаем к Центральному рынку. В маршрутку заходят три бабушки. Оплачивают проезд и занимают свободные места поближе друг к другу.
– Во, вспомнилось сразу, сколько я этих бабушек перевозил раньше. Я вообще работаю с 84 года. Уже 30 лет.  Только последние десять лет на маршрутке у частника: до этого на дачном автобусе №3 ездил, потом в ПАТП (Муниципальное унитарное пассажирское автотранспортное предприятие №1 города Орла — Прим. РП) перешел, там не сдружился с руководством. Так вот столько этих бабушек и дедушек возил! Как набьются целый автобус! И давай обсуждать, сколько сахара в компот нужно, как мухоморы настаивать. Я сколько рецептов только и не знал. Наверно, жена моя столько салатов не знает, сколько я. Сейчас убрали это маршрут, третий, — вспоминает Владимир.
Интересуюсь, о чем сегодня говорят пассажиры, какие вопросы и проблемы обсуждают.
– Да ничего они не говорят. И слушать их не хочется, надоел народ безмерно: наглостью и хамством надоели. Сейчас они говорят только по телефону: сядут, и давай названивать кому не лень. Вчера только вез девушку. Она села на Силикатной и ехала до конечной, до «Гринна»: я на другом маршруте работал. Так она как начала по телефону лялякать, так и до конечной. Нервирует это. Еще не каждый водитель вытерпит слушать больше 40 минут всякую чушь, возьмет да пошлет. А народ у нас тоже сейчас весь грамотный, сразу звонить в администрации и орать: «Вы здесь больше работать не будете». Еще интересную особенность заметил — народ не жалуется ни на цены на продукты, ни на коммуналку. Похоже, все устраивает, — говорит Владимир.
Останавливаемся на остановке напротив школы №6. Владимир смотрит в сторону учебного заведения.
– Вот сейчас начнется школа. Не завидую я учителям. Дети такие невоспитанные сегодня. Не все, конечно, но в большинстве. Раньше для нас старшие были кем-то особенными, в почете и уважении. Сейчас дети никого не уважают, не боятся что ли. Старшим место не уступают и ходят не пойми какими. Порой садится на остановке девушка с книгами или тетрадями. Думаешь, кто это: школьница или учительница. В мое время ни ученики, ни учителя такими безобразными не были. Сейчас не поймешь, кого собой представляют: ногти накрашены, лица размалеваны, юбки короче некуда. Меня помню, постоянно гоняли за то, что волосы только на уши немного налезут. Сейчас ни формы одежды, ни внешнего вида, — размышляет Владимир. — Да учителя еще за мизерную зарплату нервы портят свои.
– А как у вас с зарплатой? Хорошо зарабатываете? — интересуюсь.
– Да не плохо, но лет пять назад было больше. Сейчас  15 тысяч выходит. Неплохо, но все дорожает: цены на газ растут, на солярку тоже. А менять место работы мне не хочется. Здесь я уже и привык, да идти некуда. Для Орла я еще хорошо зарабатываю. Где найдешь такие деньги? И где еще место найдешь? Все стоит: заводы, предприятия стоят, — отвечает маршрутчик.
Владимир вспоминает о недавних санкциях, которые ввел Владимир Путин против стран Запада. По этому вопросу он поддерживает президента.
– Молодец. Правильно все делает. Надо свое производство поднимать. Надо своей продукцией рынок наполнять, а не ввозить чужое. Вот у нас есть свинарник «Россия». Там жена моя работает. Столько рабочих мест появилось с его строительством! И все же своя продукция! А еще, там свиней на «вы» чуть ли не называют. Если кто-то свинью матом обзовет, премии лишают, — смеется Владимир. — И еще собираются строить коровники у нас. Это радует. Правильно!
Мы приезжаем на конечную остановку — «909-й квартал». Оставшиеся пассажиры покидают салон.
– Постоим пять минут, и поедем, — говорит Владимир. — Отдохнем хоть и по расписанию как раз помчим дальше.
Через несколько минут маршрутка трогается. Шесть остановок проезжаем пустыми — пассажиры не садятся.
– Вот, еще и пробка, — замечает Владимир на половине пройденного пути маршрута. — Здесь, на Комсомольской, часто такое. Дорога узкая, сломался кто-то или авария — все, встали. Если авария, то часа три стоять будут, ждать ДПС. Раньше быстрее приезжали они. Сейчас что-то плохо дело стало: минимум три часа прождешь. Наверно, бригады сократили. И дорога, конечно.… С ней проблемы. Город растет, машина уже почти в каждой семье, а улицы еще такие, какие были рассчитаны тысяч на пятьдесят машин. Еще и паркуются неправильно. Отсюда — пробки.
По встречной полосе проезжает маршрутка №27. Ее водитель движением руки приветствует Владимира. Спрашиваю, значит ли жест что-то большее, чем приветствие.
– Так смотрим, кто во сколько едет. Как бы ориентируемся по расписанию. Да и поддержка что ли, «свой», — смеется маршрутчик.
Приезжаем в третий раз на конечную остановку на улице Силикатной. С Владимиром и пассажирами выходим из маршрутки. Я собираюсь домой, а водитель в киоск у дороги: попить чай и ехать в гараж. Напоследок спрашиваю у Владимира, как он отдыхает от монотонной работы.
– Ну, летом у меня один отдых. Приезжаю домой, а я сейчас живу за городом, тут ехать десять минут, и под душ. Воды наберу утром в бочку, приеду и туда сразу. Из-за этой жары она, правда, горячая почти льется. Потом в беседку. Посижу, посмотрю телевизор и пивка холодненького попью, — рассказывает Владимир. — Так и отдыхаю. Еще жара эта покоя не дает. Хочется залезть в пруд или речку и сидеть там, в прохладе, и самое главное, в тишине. Хорошо за городом: людей нет почти, воздух свежий и спокойствие. Больше ничего и не надо.
Поделиться
ТЕГИ
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ