Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

«Не то что пить — даже нюхать нельзя!»

Корреспондент «Русской планеты» выяснила, как живут брянские бомжи
Елена Коваленко
6 ноября, 2013 18:21
3 мин
Аварийная половина здания, в котором размещается центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий города Брянска. Фото: Екатерина Баранова
Летом они живут на заброшенных дачах, зимой обитают в подвалах, греются на трубах теплотрасс, засыпают на морозе и иногда больше уже не просыпаются. Им от 30 до 45 лет, и многим просто некуда идти. Большинство бездомных — одинокие мужчины, женщин среди бомжей мало. Хотя в комплексном центре социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий города Брянска все же есть женское отделение, мужское требуется значительно расширить.
Уже пять лет в нескольких комнатах одноэтажного здания по улице с патриотическим названием 11 лет Октября, 1е пытаются вернуть к нормальной жизни тех, кто по каким-то причинам оказался на улице, составил компанию бездомным собакам и кошкам и делил с ними еду из городских помоек. Граждане Российской Федерации, преимущественно из Брянской области. Одни попадают сюда с помощью «сарафанного радио», других привозит полиция, третьи освобождаются из мест лишения свободы. Главное правило здесь: не пить — с этим строго.
Заведующую отделением Светлану Клименко знают практически все бомжи Брянска, здороваются, когда встречают на улице:
– Знаете, почему некоторые бездомные не идут к нам? Потому что они постоянно пьют, а у нас не то что пить — даже нюхать нельзя! Если замечен в этом — докладная, и мы прощаемся. У нас человек должен адаптироваться к жизни в обществе. Вот отсидел он 10–15 лет — как с Луны свалился! Совершенно не приспособлен ни к чему, теряет все социальные навыки…
В отделении ночного пребывания можно находиться не более 15 ночей подряд и не более 30 дней в году, срок проживания в отделении социальной адаптации — до двух месяцев подряд, но не более трех месяцев в году. Этого достаточно, чтобы оформить паспорт, если его нет, пройти медосмотр, заработать немного денег, снять комнату в общежитии и начать новую жизнь. Если пропал больше чем на двое суток или был замечен в приеме горячительных напитков — прощай.
Новички с улицы попадают сразу в приемный покой. У порога — стул с сиденьем из кожзаменителя, который после приема очередного потенциального постояльца тут же дезинфицируют. Фельдшер выписывает талон на бесплатную флюорографию и осматривает на предмет кожных заболеваний. Если замечает признаки чесотки или другого недуга, пишет направление в кожвендиспансер. Вылечился — добро пожаловать. Одежда, которую еще можно носить, проходит санобработку в дезкамере, а мужчина или женщина без определенного места жительства на время обретают крышу над головой.
В центре одновременно могут находиться 25 человек: 9 женщин и 16 мужчин. Заполнен он практически полностью, пустует только несколько женских коек, зато мужчинам мест не хватает. По словам замдиректора департамента семьи, социальной и демографической политики Брянской области Игоря Тимошина, на содержание бомжей в год область тратит 3,8 млн рублей. Курирует учреждение отдел стационарных социальных учреждений, сюда часто обращаются за помощью сотрудники центра. А чем дальше, тем больше людей и, соответственно, нестандартных ситуаций. В 2012 году услугами центра воспользовались 165 человек, и их число только растет.
– Без квартиры остаются, риелторы «помогают», жены, дети, пьянство… Контингент очень сложный, под присмотром полиции. Много приходит из тюрьмы, но те хоть с документами и смирненькие. Самое страшное — закоренелые бомжи, хотя таких «помоечников» мало. Вы не думайте, что тут такие уж все бомжи, люди есть и с высшим образованием, и военные, разные, в жизни всякое случается, — говорит Светлана Клименко.
Как это ни удивительно, в девять часов утра в приюте всего человек пять — большинство бездомных работают, причем даже в ночную смену. Самое «козырное» место — стальзавод, потому что там дают общежитие. Те, кто пока без паспортов, работают на рынке грузчиками. Главное — заработать деньги. Питание здесь одноразовое — долго не протянешь. Один раз в день кормят по талонам в столовой завода «Термотрон» или можно получить сухой паек в центре, на выбор.
– Историй любви здесь нет. Мы стараемся такого вообще не допускать. Женское отделение находится в том же крыле, где административный персонал. Поверьте, не надо, потом с этим разберутся. Да и молодых женщин к нам попадает очень мало, в основном совсем уж пропащие... Женщины более приспособлены к жизни, они сюда редко попадают.
В женской комнате на одной из кроватей сидит старушка. Ей за 70. Вяжет носок. У нее есть дети и внуки, а может, даже правнуки, но она им не нужна. Никто не знает подробностей ее длинной жизни, а если она что и рассказывает, история каждый раз разная.
12 человек: директор, его заместитель, администраторы, санитарки, дезинфектор, фельдшер, бухгалтер и юрист. Те, кто общается непосредственно со вновь поступающими, много пропускают через себя, искренне радуясь, когда кто-то из жильцов находит работу и вновь становится полноценным членом общества, сбиваются с ног, помогая оформить инвалидность, ездят по многочисленным инстанциям за тех, кто просто физически на это не способен. В коридоре стоит инвалидная коляска. И это еще одна обычная и от этого еще более страшная история: жил-был, квартиру пропил, оказался на улице, отморозил ноги, гангрена, пришлось ампутировать. Обе ноги.
– По уставу мы не принимаем лиц, которые утратили способность полностью или частично себя обслуживать, — говорит директор центра Игорь Антошин. — Но инвалид инвалиду рознь. Этого мы взяли, он с ногами был, а потом уже пришлось в больницу везти. Причем хоть ноги и отрезали, он все равно на култышках передвигается, а на коляске — по улице. Сейчас оформляем документы, ему дадут группу, будет жить в доме-интернате.
В Брянской области всего два подобных центра: в Брянске и Клинцах. Там тоже на 25 мест, но, говорят, и здание двухэтажное, и условия получше. Брянским тоже есть куда расширяться и углубляться — на очередной сессии горсовета им передали в безвозмездное пользование вторую половину здания по улице 11 лет Октября, 1е. Нелепость ситуации в том, что два года назад его передали обществу защиты животных «Вита» под приют для бездомных животных, но 250 м2 так и остались невостребованными — на ремонт аварийного помещения, в котором обрушился потолок и прогнил пол, нужно около 8 млн рублей. Таких денег защитники животных не нашли и так и не подписали акт приема-передачи объекта. При всей любви к бездомным собакам сотрудники центра социальной адаптации для людей не очень понимают, как вообще было бы возможно подобное соседство. Теперь же главная проблема — как найти в дефицитном областном бюджете средства на ремонт помещений для центра. Еще одну зиму на улице переживут не все.
темы
3 мин