Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Я офицер-сантехник»

«Русская планета» узнала у рязанцев, почему они работают не по специальности

Владимир Лактанов
6 мин
Роман Сивцов. Фото: Екатерина Вулих
«По профессии работаю на огороде»
Валентина Ивановна Тюрина
55 лет
По образованию: агроном
По профессии: санитарка
– Я родилась в селе Льгово под Рязанью, это был колхоз имени Чапаева. Все было в колхозе: овощи, зерновые выращивали, скотоводство развивалось, были овцы, коровы, свиньи. Кормовые культуры для скота выращивали. Тогда чудное было время: родители работали за трудодни, а зарабатывать деньги мужики ездили по всей нашей области, даже по Московской. А на сельхозработы, на покос или посевную, председатель созывал всех в колхоз. «Шабашить» нельзя было, и тогда давали взятки, чтобы хоть сколько-то денег в семью привезти. А нас, молодых, из колхоза выпускать не хотели. Так было дело: если нужен колхозу врач — давали направление в медицинский институт, если учителя не было — давали направление в педагогический. Если в представителях интеллигенции нужды не было — просто не выдавали на руки школьный аттестат, мол, оставайся работать в колхозе.
Мне дали направление в Шацкий техникум механизации сельского хозяйства. Четыре года училась на агронома. Вернулась в свой колхоз, поставили работать учетчицей в бригаду трактористов. Там встретила будущего мужа и уехала к нему, в Рязань.
Я с одной стороны была счастлива стать городской жительницей, а с другой — чувствовала, что я здесь чужая. Но, когда устроилась на завод «Теплоприбор», коллеги без всяких насмешек стали учить меня, как лучше одеваться, как краситься и вести себя.
Меня взяли комплектовщицей в сборочный цех, здесь ведь негде было работать агрономом. Сначала был у меня наставник на заводе — всему учил; мне нравилось, просторные и светлые цеха были на заводе, люди доброжелательные. Потом работала в отделе сбыта. Всего 17 лет проработала на заводе. Можно сказать, что стала полноправной горожанкой и заводчанкой. Но жизнь снова повернула по-своему.
Завод начал разваливаться. Официально меня старались не сокращать, чтобы не оплачивать потом содержание на бирже труда. Выдавливали с завода таким образом: сокращали несколько человек, а на оставшихся распределяли всю работу; зарплату при этом не прибавляли.
Стояла на бирже труда, дали направление в детский сад, ночным сторожем. Согласилась, потому что деньги нужны были, и недалеко от дома. А потом узнала, что в военном госпитале (МСЧ МВД России по Рязанской области — примеч. авт.) освободилось место санитарки. Я и устроилась. Тяжело привыкать было, особенно морально. К физическому труду приучена с детства, а вот видеть тяжелобольных и умирающих людей ежедневно не приходилось. Моими орудиями труда стали швабра и медицинская утка. Со всеми надбавками и премиями получаю 10-12 тысяч рублей. Выйду на пенсию — еще 8 тысяч прибавится. Теперь с вами разговариваю и понимаю, что по профессии-то так официально и не работала ни дня. Теперь уже и не придется, потому что все поля березами заросли и сорняками — сердце кровью обливается. Работаю по профессии только на огороде.
Михаил Ильин (имя изменено)
47 лет
По образованию: сварщик
По профессии: таксист
– Отучился в профтехучилище на сварщика, работал по своей специальности много лет, пока помоложе был. Мне даже нравилось, квалификацию повышал, на специальных курсах учился. А потом понял такую вещь: каким бы ни был классным специалистам, начальство относится к людям подобных профессий как к самому низшему звену. Да и с этим бы смириться можно было, но ведь обманывают в зарплате.
В последний раз работал по своей профессии 4 года назад, в Санкт-Петербурге, в мостоотряде, вахтовым методом. Долго работал, по тем временам хорошо зарабатывал. Был у нас начальник вахты — старый коммунист, с нами считался, уважал, даже советовался. Заботился об условиях нашего проживания, о безопасности работы. А потом его отправили на пенсию, нашим начальником поставили молодого человека, явно сынка какой-то «шишки». И началось. Воровал строительные материалы среди бела дня так, будто не ворует, а свою непосредственную работу выполняет. И мы ведь на него «пахали»: там загрузить, тут поднести. И стропальщики ему в этом деле помогали поневоле, и водители. Нам зарплату срезал с 40 тысяч до 15 тысяч, как подсобникам-гастарбайтерам. Так и сказал: «Мне все равно, специалист ты или нет, для меня все работяги одинаковые». В общем, все уволились, кроме тех, кому деваться совсем некуда было.
В Рязани хотел устроиться на одно крупное предприятие. По телефону прямо заманивали, говорили, что платят хорошо, и премии бывают. Приехал на собеседование, разговариваю с руководителем. Когда тот понял, что я профессионал, что меня можно оформлять, начал как-то мяться, темнить. А потом и говорит: «Тебе придется за троих работать. Тут работают еще два сварщика, но они постоянно пьяные. Вот, ты под их начальством будешь. Их уволить никак нельзя, они — старожилы предприятия, с самого первого дня работают, наша гордость». Я спросил, буду ли получать и зарплату за троих? Мне ответили, что я рано наглею, что меня еще даже не приняли на работу. Я и правда обнаглел и захохотал. Мне нужна она, такая работа?
И надумал я сменить профессию, в таксисты податься. Вожу машину давно, аккуратно, правил не нарушаю, человек я спокойный, непьющий. Одна проблема: машина старая. Поэтому пришлось арендовать автомобиль в таксопарке. Проработал примерно полтора года. Но в прошлый Новый год рязанцам, видно, очень туго пришлось: заказов совсем не было, а арендную плату платить надо было, по 1,2 тысяч в день. Все новогодние каникулы работать пытался, но деньги на арендную плату пришлось все равно просить у жены. У нас ипотека и сын-старшеклассник… В общем, ушел я оттуда, пересел на свою старушку, теперь на ней работаю. Так сказать, нелегалом, потому и прошу не называть моего имени. У меня много постоянных клиентов, мне доверяют. Пока выкручиваюсь, а там посмотрим. Хотелось бы по специальности, но… Как подумаю, что какая-нибудь секретарша будет весь день на рабочем месте ногти полировать и в 3 раза больше меня, работяги, получать, да еще и с презрением смотреть — тошно становится. Пусть я сейчас немного зарабатываю, да никто мной не помыкает, не унижает. Понимаю, что нарушаю закон, но как быть, если по закону не получается?
Я со многими перезнакомился, понял, что у нас люди всех профессий «таксуют». У кого хорошие машины — легально, у кого старенькие — так «бомбят». Что поделать, если нет в регионе достойной заработной платы, коли ты не начальник и не депутат?
Роман Сивцов
44 года
По специальности: инженер многоканальной электросвязи
По профессии: журналист-обозреватель
– Я работаю и не по специальности, и по специальности, совмещаю профессии. Без одной профессии не было бы другой… Запутано? Давайте по порядку.
В радиотехнический, тогда еще институт, попал по многим причинам. Во-первых, считал, другие вузы мне просто категорически не подходят. Ну не видел я себя в них, а тут старший брат уже РРТИ закончил. Он меня с детства брал с собой по походам и слетам, так что к окончанию школы турклуб «Альтаир» (и, стало быть, студенты «Радика») был для меня родным. Во-вторых, со школы увлекался компьютерами и программированием, писал программы на Бейсике и балдел, когда проходил практику на заводе, от советского «суперкомпьютера» ЕС-1020 с перфокартами и огромными шкафами. То есть после школы спокойно поступил на факультет вычислительной техники, специальность «ЭВМ».
На первом же курсе не сошлись характерами кое с кем из преподавателей, отчислить хотели еще с первой сессии, но я ее все же ее сдал. А после последнего экзамена расслабился и в результате вылетел за хроническую непосещаемость. Ушел в армию. Служба со связью была связана, простите за тавтологию, так что после армии твердо собирался восстанавливаться. Новая попытка поступления привела к тому, что меня с радостью приняли на радиотехнический факультет, специальность «Многоканальная электросвязь». На тот момент считалось, что по трудности предметов факультет самый «зверский». Однако РРТИ я все же закончил, хотя к концу понимал, что инженер из меня получится, скорее всего, так себе.
Сразу после получения диплома благополучно «вывесился» на веревках на стены Рязанского кремля, «рисовал кирпичики» на Успенском соборе, красил колокольню — стал промышленным альпинистом. Тогда, в 1995 году, к 900-летию Рязани нашлись деньги на реставрацию, и там можно было нормально заработать. Стал подумывать, не остаться ли в промальпах подольше. Но позвонил один человек, который перевернул всю мою трудовую биографию, изменил жизнь.
Он заявил, что я занимаюсь ерундой, так как самое интересное, что сейчас есть, — это СМИ, маркетинг и реклама. Так я подался в отдел маркетинга самой популярной тогда газеты. Занимался привлечением рекламы из других регионов, потом наладил систему доставки рязанской рекламы в СМИ других городов.
С написанием связных текстов никогда особых проблем не было (наверняка сказалось то, что с раннего детства с книгами времени проводил времени больше, чем со сверстниками). Так что первые статьи, напечатанные в «заправдашней» газете, были рекламными. Потом «тиснул» описание какого-то понравившегося мероприятия, потом взялся за тему, которую никто не хотел брать из-за запутанности и необходимостью работать с большим количеством документов. В общем, и рекламой занимался, и писал — получал от работы огромное удовольствие. В 2002 году пришел работать в рязанское бюро «Новой газеты».
Здесь уже можно было развернуться и писать больше — благо, интересных событий, о которых многие писать опасались, было предостаточно. Но тут нашу газету начали втягивать в суды. И снова пришлось срочно переквалифицироваться, теперь в медиа-юриста. Спасибо замечательным девушкам из Центра защиты прав СМИ в городе Воронеж, которым за несчетное количество семинаров удалось впихнуть мне в голову кое-какое количество знаний. Они, кстати, до сих пор туда периодически что-то вкладывают. Параллельно и общее юридическое образование получил, так что работаю, мотаясь по судам, теперь по специальности. Вот я что имел в виду, когда говорил, что без одной профессии не было бы второй. Именно в судах я ощущаю себя профессионалом, это именно то дело, которое мне нравится.
Александр Дядин
34 года
По образованию: военный железнодорожник, офицер
По профессии: слесарь-сантехник
– Окончил ВТУ ЖДВ РФ, Военно-транспортный университет железнодорожных войск Российской Федерации (бывший ВТИ ЖДВ и ВОСО, ЛВУ ЖДВ и ВОСО им. М.В. Фрунзе) — вот какое длинное название. Не стану заострять внимание на том, как учился и работал, скажу лишь, что у меня не было ни одного взыскания, только благодарности и поощрения. Расстался и с должностью, и с работой из-за «сердюковской» реформы — всю часть расформировали. Устроиться на военную службу в другое место тогда было просто невозможно, потому что сокращения шли повсюду. Трудно было представить себя без формы, без военного распорядка дня. Тяжело мне пришлось, вся жизнь перевернулась. Неудобно говорить мужчине о душевных травмах, но так оно и было, сильное потрясение испытал.
Может быть, на этом фоне, или еще из-за чего — сейчас копаться не буду — разошелся с семьей, встретил другую женщину, у нас родилась дочка. Срочно нужна была работа, любая. Но меня никуда не брали, даже смеялись: а что вы умеете, бывший военный? Офицер — это не профессия, у нас для вас нет места. Хоть жизнь — дамочка стервозная, но и она что-то отбирает, а что-то дает взамен. Потерял работу и семью — появилась любимая женщина и дочь-принцесса. Так вот, о работе. Устроился в местную управляющую компанию слесарем-сантехником и был рад, что хоть туда взяли. Во-первых, небольшие, но деньги, во-вторых, рядом с домом, и я рано возвращаюсь, помогаю жене с дочкой.
Но это еще не вся эпопея. Я решил вернуться на службу и с зимы пытаюсь устроиться. Меня по десятому кругу направляют на медкомиссии, постоянно находят какие-то причины. То давление якобы высокое, то старинную язву вспомнили, а мне операцию еще в школе делали. Я начал подозревать, что мое здоровье — это только отговорки. Думаю, что просто не хотят брать из-за записи в трудовой книжке. Офицер запаса — слесарь-сантехник, кому такое понравится?
И еще одна проблема с этим связана. Мне же постоянно приходится отпрашиваться, то на медкомиссию, то на очередное тестирование. Очень неудобно получается перед коллегами. И перед начальством. Вот и выходит, что мое желание работать по специальности либо никому не нужно, либо вообще является помехой в работе теперешней.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин