Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Фото: Евгений Андросов

«Делать ничего не умею, но самое главное — живой»

«Русская планета» поговорила с жителями Самары о том, почему они работают не по специальности
Евгений Андросов
23 июня, 2014 21:44
10 мин
По данным министра финансов Антона Силуанова, не по специальности работают примерно 30% выпускников российских вузов. «Русская планета» спрашивала жителей Самары о том, почему они выбрали другие профессии и довольны ли они этим выбором.
Константин Васильевич, полиграфист
– Я всегда хотел быть врачом. У меня старший брат врач. Но так получилось, что я поступил в Политехнический техникум. После  окончания пошел на работу на Волжский автомобильный завод. Там проработал 15 лет. Дошел до начальника отдела. После мне предложили переехать в Москву с правом прописки, но тут заболела моя мама, и пока я ухаживал, а потом и схоронил, это право у меня пропало. Но не отчаялся и решил получить другую специальность и получил ее: поступил и отучился в МГУ на факультете печати. Потом работал в Астрахани в полиграфии. Потом меня перевели в Самару, начальником управления «Издательства полиграфии, и книжной торговли», и проработал там до пенсии. Но хочу сказать одно: если бы мне удалось с начало бы все начать, я бы лучше закончил медицинский, у меня была мечта, как у брата. Он у меня хирург. И у меня было всегда желание помогать, разрезать что-то, посмотреть. Такая смелость у меня в молодости была, и я считаю, что я неправильно прожил. Я бы принес больше пользы врачом. Я вот закончил все, но не получил от этого удовольствия.
Евгений, 30 лет, электрик, педагог, фотограф
– Хотел идти в медицинский колледж. Меня с детства тянуло помогать животным, старикам. Но папа сказал, что у него знакомые есть в техникуме, что я буду учиться на электрика. Туда меня и устроили. Мне не нравилась эта профессия. Я стал пить, забросил учебу. Потом хуже — познакомился с наркотиками. Ушел с третьего курса техникума. Пытался завязать с алкоголем и наркотикам, поступил и закончил курсы по компьютеру и подал заявление в дистанционный институт на программиста. В середине обучения устроился педагогом дополнительного образования, учил детей компьютерной графике и обработке фотографий. У меня с детства была склонность к творчеству, писал стихи, рисовал на компьютере. У меня воспитанник занимал первые места по области по компьютерной графике в компьютерном марафоне. Но я возвратился к наркотикам. Началась разруха в жизни. Пришлось уехать от друзей, от прошлой жизни. Сейчас я 5 лет уже живу без наркотиков, без алкоголя и сигарет. Работаю фотографом, работа творческая и она мне очень нравится, возвращаться к прошлому не хочу. Я думаю, да, если бы поступил в медицинский институт, то жизнь сложилась по-другому. Хотя если бы не было этого всего, то не было бы того, что я сейчас имею. В принципе сейчас я без образования, делать ничего не умею, но самое главное — живой, и иногда бываю счастлив.
Евгений, 48 лет, бетонщик, наладчик «Буранов», охранник
– 1982 году закончил училище № 32 на монтажника-бетонщика. И меня направили строить БАМ. Потом магистраль прекратила свое существование. Поступил на работу в домостроительный комбинат Самары. Получал в те времена больше своих родителей — 330 рублей как сварщик-монтажник. Тогда все было хорошо, при коммунизме. Тогда телевизор стоил 280, был видеомагнитофон. Потом перестройка. Приходилось заниматься всем, в том числе квартиры продавал в девяностые годы. Все «чем-то занимались», было три машины, дачу купил и так далее. Думали, что так всегда будет, но и это закончилось. Потом работал по ремонту квартир. Поступил на завод «Металлург», был наладчиком на производстве «Буранов». Выпускали трубы для нефтяников. Было опасно: давали 5 минут для того, чтобы выбежать из цеха, когда в масле трубы выходили — жара, газ. Сменился хозяин, не стали платить. Я уволился. Потом случилось землетрясение в Армении, поехал работать туда. Строили дома, обещали платить на те времена 3 тысячи рублей. Работа опасная была, работал с заключенными на «КамАЗе». С заключенными сначала были проблемы, потом я сказал, что я из Самары и меня не стали трогать. Потом вернулся обратно в Самару. Мой дядя сделал кооператив по производству асфальта. Потом его завод закрыли. Работал в организации «ВолгаБурмаш». А сейчас я охранник. Не дала мне судьба поработать, как я хотел. Я думал, что буду строить БАМ, был монтажник-сварщик высотник шестого разряда, думал ГЭСЫ стоить. Думал, будут всегда коммунистические путевки. А сейчас я охранник. Платят 15 тысяч рублей. На жизнь я не жалуюсь, но чем хотел — так и не занимался, и раньше было стабильно, а сейчас стабильности нет.
Татьяна, 44 года, дизайнер, управляющий на общественных началах
– Мечта была учиться на ландшафтного дизайнера. Я закончила нашу строительную академию и работала там преподавателем. Когда моя профессия стала не востребована, закончила бизнес-школу  и ушла в экономисты. Потом вернулась в преподавание, проработала полтора года там и поняла окончательно: это не для меня. А сейчас я домохозяйка. Моя специальность сейчас не востребована. Занимаюсь общественной работой по управлению имуществом. Я всегда думала: если я была бы ландшафтным дизайнером, то жизнь моя не изменилась бы. Я поняла для себя, что мне заниматься одним и тем же не интересно. Потом увлеклась сайдингом и дизайном. Менталитет людей сейчас изменился,  раньше люди учились и учились, а сейчас можно за деньги купить и зачет, и диплом, и с такими людьми мне работать стало не интересно. 
Михаил, 68 лет, адвокат, матер по изготовлению багета
– Поздно я закончил университет. До этого был работягой. Закончил Самарский юридический университет. Проработал адвокатом 20 лет. Но я неудачник, адвокаты — люди денежные, но я ничего не заработал. Не вписался, как говорят, «рожей не вышел».  Хотя у меня стабильность шла. Заработков как таковых не было. Как говорил наш начальник, нужно хоть куда «в человека влезть», но заработать, а я так не могу. Не нравится мне человек — не буду работать, не нравится мне состав преступления — не буду работать, не нравится мне фальшь — не буду работать. И эти принципы заставили меня уйти. Есть привилегированные адвокаты, свои, а я не свой. И по статье 51 — «Обязательное присутствие адвоката» — все сливали мне. И я зарабатывал копейки. И даже не мог заплатить взнос в коллегию. Меня вызвали и сказали: «Несколько месяцев неуплаты — вы уволены». Я бы мог побороться, но я устал, просто устал. Психологически не смог уже.  Моя жена занимается искусством, картины пишет, а я ей рамки помогаю делать, вырезать. Во Франции это называется принцип испорченных весов. Женщины-эмигрантки добивались чего-то, а мужики оставались на том же уровне. Если человек теряет свою сущность и деятельность — он попадает под эти весы. Было год-два тяжеловато. Но ничего, я привык, появилась и тут стабильность плюс пенсия, плюс старые связи, приходят, помогаю по гражданским и жилищным делам.
Олеся, 22 года, психолог, косметолог, воспитатель
– Я училась на психолога. Это была мечта с детства. В 10 лет прочитала одну интересную книгу и поняла, что это мое. Я очень рано закончила школу, так получилось. И я была вынуждена найти работу, чтобы зарабатывать на булку с маслом и оплачивать обучение. Закончила курсы косметологии и парикмахерского искусства. А ушла потому, что, когда училась, нас постоянно привлекали в участие во всяких тренингах, семинарах, выставках — бурлила жизнь. Узнаешь что-то новое про косметику. А когда стала работать, то все это прекратилось. Ты просто стрижешь и не развиваешься. Только одна рутинная работа. Хочу поступить в медицинский институт на психиатра. Цель — делать что-то и дальше развиваться. Сейчас работаю в школе-интернате для слабослышащих детей № 117 в качестве воспитателя. Платят, конечно, меньше, но детям нужна забота. Работа с детьми интересна. Есть возможность попробовать свои силы в качестве психолога. Тебе же все равно приходится общаться. Учить их контактировать с миром сложно, но интересно.
Валерий Евгеньевич, 63 года, летчик, охранник, пенсионер:
– Закончил я летное училище, отделение гражданская авиация. Затем летал больше 27 лет, из них 20 лет командиром корабля, я пилот первого класса, в конце был инструктором. Ушел рано на пенсию, началась перестройка, кругом бардак, стало все за деньги, топливо за деньги, ремонт самолетов за деньги, и сказали нам: у кого пенсия, тот может идти на пенсию, и я ушел. Потом многим занимался и собственное дело открывал, торговал печеньем, но не пошло, конкуренция большая. Работал в охране. В конце уже работал в пожарной охране в филармонии. А как операцию мне сделали, так и оттуда ушел. Мне поднимать нельзя больше 5 килограмм, а там и огнетушители, и много другого тяжелого. Сейчас мне 63. Не работаю последние два года. Но ничего, мне хватает моей пенсии. Я Чернобыль застал, мне доплачивают, и летные получаю, всего где-то выходит около 30 тысяч рублей. У меня на пенсии только жизнь началась. Я на заводе «Прогресс» работал. Космонавт если приземляется — нас в любое время могли вызвать, улетали в Казахстан. А сейчас — дети внуки, дача. У меня вон внук Артемка и грамоты в школе получает, и по рукопашному бою грамоты, радуюсь за него.
Поделиться
ТЕГИ
10 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ